george_rooke: (Default)
С сайта Президентской библиотеки.

30 августа (10 сентября) 1721 г. между Россией и Швецией был заключен Ништадтский мир, который завершил Северную войну, продолжавшуюся 21 год. Россия получила выход в Балтийское море, присоединила территорию Ингрии, часть Карелии, Эстляндию и Лифляндию. В ознаменование этого события Сенат и Синод решили преподнести Петру Алексеевичу титул Императора Всероссийского со следующей формулировкой: «как обыкновенно от римского сената за знатные дела императоров их такие титулы публично им в дар приношены и на статутах для памяти в вечные роды подписываны».
22 октября (2 ноября) 1721 г. в Троицком соборе Санкт-Петербурга была проведена обедня, а затем зачитан текст заключённого со шведами мирного договора. Феофан Прокопович выступил с проповедью, описав все знаменитые дела царя, за которые он достоин называться Отцом Отечества, Императором и Великим. Вслед за этим к царю подошли сенаторы, канцлер граф Г. И. Головкин обратился к Петру с просьбой принять титул Отца Отечества, Петра Великого, Императора Всероссийского. Под залпы сотен орудий Адмиралтейства, Петропавловской крепости и введённых в Неву 125 галер Пётр принял новый титул. По словам очевидца, «всё казалось объято пламенем и можно было подумать, что земля и небо готовы разрушиться». Так Россия стала империей.




Кстати, вот была бы прекрасная альтернатива "Дню народного единства".)
И да, все-таки Петр был реальным пиар-менеджером) Просто представить эту картинку - залпы двух сотен орудий и 125 галер, входящие в Неву. Это примерно как сейчас на границе с Харьковской областью Темнейшего объявлять Императором в окружении 125 комплексов "Satan-2".))))
george_rooke: (Default)
Ну и история про Петра, для сравнения, так сказать..)))

В начале 1718 года случилось «шествие Его Императорского Величества к олонецким марциальным водам», то бишь Петр поехал полечиться на минеральные воды в Карелию. В 1718 году после неурожая в Карелии хлеб был довольно дорог, а виды на новый урожай невелики. И указом царя от 4 декабря 1718 года комендант двора В. Геннин обязан был заготовлять столовые при­пасы по присланному от Дворцовой канцелярии реестру. Для комендан­та наступили беспокойные дни, к его обычным обязанностям добавились новые: он обязан был обеспечить едой не только царя и его свиту, но и Других приезжающих. Геннин жаловался Ф. М. Апраксину: «Гостей, которые приезжают к водам, для стыда поить и кормить надо, а истинно с миру не единой ложки сметаны не идет...» К тому же употребление марциальной воды возбуждало аппетит, и комендант просил Ф. Апрак­сина, чтобы приезжающие сами позаботились о провизии и чтобы они «быки и бараны с собой привозили ... понеже они от такой воды все пережуют».
Ну а в 1719 году Геннин был отправлен за границу, и обязанности коменданта двора легли на ландрата Григория Муравьева. Тому денег тоже не хватало, и он, особо не думая, решил деньги заводов (т. е. Адмиралтейств-коллегий) истратить на провизию для двора (732 рубля 38 копеек).
При этом Муравьев честно решил, что Дворцовая контора деньги Адмиралтейств-коллегии вернет. Почему и с какого боку - знает только сам Муравьев. Однако Дворцовая контора все деньги, ей выделенные, уже потратила, и в результате Муравьев, будучи обвиненным в растрате, загремел под следствие. Пять лет продолжался розыск, и уже после смерти Петра Муравьев был признан виновным, и было велено взыскать эти 732 рубля с самого Муравьева. Сам ландрат был отрешен от должности и арестован за долг в 1523 рубля 31 копейку (долг возрос почти в два раза из-за поездок Петра на воды в 1719-м, где умник Муравьев, уже обвиненный в растрате, но все еще исполняющий обязанности, не придумал ничего другого, чем поступить так же). Ну и в 1725-м Муравьев сел в тюрьму. Однако виноватым он себя не считал, и подавал апелляции по освобождению. В 1730 году он обратился за помощью к императрице Анне Иоанновне и был освобожден.
Не знаю, кто здесь стопроцентно виноват, но мне кажется, что запускать руку в бюджет одного ведомства в надежде, что эти деньги покроет другое ведомство, если ты не сам царь - очень глупо и самонадеянно.
george_rooke: (Default)

Помню, во время обсуждения Ништадского мира некоторые товарищи высказывали негодование, почему Россия заплатила за Прибалтику Швеции 2 миллиона ефимков. Мол, мы единственные, кто платили шведам.
Так вот, согласно мирному договору с Ганновером (читай  - с Англией) за Бремен и Верден Ганновер заплатил 1 миллион ефимков.
Пруссия за Штеттин и устье Одера с островами заплатила Швеции 2 миллиона ефимков.
Таким образом, Петр поступил точно так же, как короли Пруссии и Англии. Вполне в тренде.
Ах да, Швеция в свою очередь выплатила Дании 600 тысяч талеров. Не за убытки в войне, как у нас часто пишут, а за Марстранд, на который Дания имела претензии. То есть в эту сумму оценили отказ от прав.
Как-то так.




george_rooke: (Default)
На самом деле все-таки Почепско-Ямпольское.
После Полтавы гетман, чтобы заиметь союзника при дворе Петра, подарил Меньшикову две волости - Почепскую и Ямпольскую. Проблема была в том, что там жили не только крепостные, но и дворовая прислуга (обладавшая согласно польскому праву определенной свободой), а так же и казаки (тоже обладавшие определенной свободой, и освобожденные от налогов). Как писалось в универсале: "Отдаем его княжой светлости место Почеп так с теми, которые до прежних гетманов и до мене належали маетностями, яко и с теми, которые до места Почепа принадлежат". Таким образом отдавались Меньшикову дворовые земли, а казаки Почепской сотни, жившие там же, оставались лично свободными. В этом Александра Данилыч увидел какое-то несоответствие, и попросил ему передать в собственность и казаков сотни тоже.
По идее тут должна была взбурлить кровь гетманская и старшинская, однако Скоропадский (как пишут украинские историки был вынужден, но давайте не лукавить, гетман вполне мог аппелировать к царю) легко отдал казаков Почепской сотни в такое же "послушание", каким обязаны были и крестьяне. В июне 1710 г. выдан был гетманский универсал об отдаче казаков "в державу и владение его княжой светлости" и об исключении их из "войсковой службы". Давайте подумаем. Что значит исключение с войсковой службы? А это значит, что были казаки свободными, а стали холопами. Причем не по Данилыча велению, по универсалу гетмана. Казаки были обложены денежным оброком наравне с крестьянами, с которыми вообще были сравнены в отбывании повинностей.
Присоединив казаков к крестьянам, Меншиков поручил Шидловскому ограничить Почепскую волость "столбами и концами", "ради всегдашней крепости" - то есть поставить пограничные пункты и заставы для ловли беглых - широко жил князюшка, ничего не скажешь.
Спустя несколько лет, Меншиков опять стал просить Скоропадского – отдать ему еще и Храповскую волость, как смежную с Почепской, и опять Скоропадский должен был исполнить просьбу всесильного князя. Отдана была ему и Храповская волость, после чего в Почепской волости стало до 6000 одних крестьянских дворов – но и этим не удовлетворился Меншиков; захотелось ему спрямить границы Почепской волости, и он просил Скоропадского разрешить ему сменять некоторые почепские земли на стародубские, чтобы сделать свою волость круглее.
Кому как, а мне это напоминает блаженные 90-е) Отжим собственности происходил тогда примерно по такой же схеме. Другой вопрос, что гетман упорно не обращался к царю. И вывод здесь может быть только один - значит хотел использовать Данилыча в своих интересах. Ибо - как ни странно - главным защитником гетманьства в тот период был... царь Петр I.
Ну а Данилыч, видя, что давить на гетмана можно, использовал принцип: "Это наша корова, и мы ее доим". Доил по полной.
Но тут со волостей пошли жалобщики и к гетману, и в Петербург, и Скоропадский.... испугался. Ибо если гетман спокойно торгует своими вольностями - то почему царь вообще не может их забрать? И решил он сделать на проблеме Почепа профит. В Москву полетела малява: "И на ту замену просил его княжая светлость у мене комиссаров; по якому требованию посылал я комиссаров, Василия Велецкого и Петра Валкевича, а его княжая светлость прислал от себе комиссарами Алексея Чогликова Ямборского да Богдана Родионова, почепского коменданта, которые с обоих сторон комиссары когда приехали на земли стародубские, смежные с почепскими тогда не равной замены смежных грунтов, но гораздо большую часть полку стародубовского угодий до Почепа востребовали. И так видячи мои комиссары их, комендантов, неслушное требование, жадной замены не чинили и ничего им подлуг их предложения не уступивши, прочь с комиссии разъехались. И от того времени почепские коменданты начали самовольно соседственным смежных сотен обывателем, разные чрез межу чинити обиды: поля позаезжали, на пашнях людских слободы поосажовали, лесы и бортные ухожья попустошили, мельницы иные поотнимали, а с иных, которые до берега почепского плотиною приписаны, берут оклады немалые, чего в Малороссии не водится..."
В общем гетьман, заварив всю кашу, решил Данилыча сделать крайним. Вариантов у Скоропадского особо и не было. Петр, залез во всю эту кашу, и немного охренел от наглости Данилыча и от поведения гетмана. По сути деятельность этих двух товарищей грозила нестабильностью в Левобережье, а это царю на фиг не сдалось. Два предыдущих межевщика были схваче­ны и признались, что они с ведома Меншикова «межева­ли несправедливо и покрыли его захваты». «Припертый к стене» Александр Данилович писал царю: «Ни в чем по тому делу оправдаться не могу, но во всем у вашего Величества всенижайше слезно прошу милостивейшего прощения». Именно поэтому в 1719 году выходит царский указ: "Просил нас, великого государя князь Ижерский... что пожалован он в Малой России местом Почепом со обыватели в нем... но на принадлежащих до того места землях поселились некоторые люди из козаков и туда из Почепа выходят жить, отчего он принужден немалую нести обиду; того ради (просил) дабы мы повелели место Почеп со всеми приналежитостми розмежовать, так как учинена тамо была межа от созд. мира в 7146 г., межевщиками столником Григорием Пушкиным и друг.... И мы, великий государь, повелели... вышепомянутое место Почеп со всеми к оному принадлежащими землями и угодиями, ради свободного и спокойного владения, обмежевать со всех околичных стран, как от великороссийских, так и от малороссийских наших городов и мест, против того как в тех местах межи и признаки учинены были во время чиненного там прежде сего межования, 7146 г.... И для того межевания повелели мы отправить ныне к тебе, подданному нашему гетману... нарочно межевщика дьяка Ивана Лосева, которому то межование велено учинить обще с приданным от тебя из малорос. народу кого знатного, по тем межевым книгам помянутого 7146 г., по самой истинной и сущей справедливости, кроме земель служилых козаков, которых служилых козаков и их козацкие земли, им же межевщикам описать именно. И тебе бы гетману... отправить с тем нашим посланным межевщиком в Почеп от себя знаючого межевое дело и тамошние месца знатного и верного человека и велеть ему обще земли и поселения к Почепу принадлежащие, которые отданы и подлежат во владение князю Ал. Дан., рассмотря и освидетельствовав подлинно, обмежовать и вновь границы и признаки пристойные учинить, как изстари тамо по прежднему межованию граниче учинено было безъобходно. И всему тому учинить им межовие обстоятелние книги, которые межовие так же и служилых козаков и земель их описние книги, надлежит как посланному от нас межевщику, так и от тебя... к нему приданного, закрепить своими руками и привезть оние тому межевщику в С.-Пб, в коллегию иностранных дел..."
То есть из Москвы был послан независимый землемер-кадастровик, Данилыч, сказавшийся больным, получил до кучи еще и знаменитой дубинкой, и дело вернулось к состоянию на июль 1709 года - то есть все приобритения Данилыча были вернуты в гетманское владение, однако это не конец истории. Данилычу удалось подкупить землемера Лосева, и в результате тот прирезал к наделу Меньшикова примерно верст 150, были добавлены Бакланская и Мглинская сотни. "Была нам объявлена монаршая грамота присланная в прошлом 1719 г. ясневельможному гетману, относительно обмежевания почепских грунтов. Но дяк Лосев пренебрегая таковое грамотное изображене и не ограничаючи самого Почеповского уезду по старим пределам, когда без всякого допросу, не слухавши признания наших старожилов и многих писем стародавних, обмежовал сотню Бакланскую з уездом и принял часть Стародубовской сотне, тогда передом с присудствующими собе полковником Ларионовым, подполковником Сухаревым и друг., змишлений, а не праведный составивши свой чертеж и не чинячи розделу от Почепа з сотнею Мглинскою, здавна от лядзкой державы до стародубовского присуду и владения принадлежащого, замежовал всю оную к Почепову и отписал, будто з уездом нашим поселена отдавна на земли почеповской, а не на стародубовской."
Надо отметить, что у Данилыча характер хапуги сопрягался с талантом предпринимателя. И этого у него не отнимешь. Меншиков не довольствовался традиционным денежным оброком и доставкой во дворцы всякой снеди. Жажда наживы толкала его на путь предпринимательства. Одним из первых среди помещиков он создает в своих имениях промыслы по переработке сельскохозяйственного сырья и полезных ископаемых. Выгоднее продавать не хлеб, а изготовленное из него вино, и Меншиков спешит создать винокуренные промыслы, чтобы поставлять вино в царские кабаки. Застройка Петербурга требовала огромного количества разнообразных строительных материалов – Меншиков организовывает в окрестностях столицы кирпичное производство и распиловку леса. В Ямбургском уезде он владел хрустальным заводом. Оконное стекло, посуда, зеркала, хрусталь шли на нужды собственного дворца и загородной резиденции, но часть продукции поступала на рынок. Откровенно предпринимательскими были соляные промыслы, купленные князем в Тотемском уезде за сорок тысяч рублей, а также рыбные промыслы на Волге и в Поморье.
Он выступил инициатором открытия шелковой мануфактуры, вовлек в дело еще двух вельмож – Апраксина и Шафирова, причем, как явствует из письма Меншикова к Макарову, светлейший в этом случае стремился не столько извлечь прибыль, сколько угодить царю: ему, Меншикову, известно, что Петр, «будучи в Париже, изволил смотреть всяких мануфактур, между которыми изволил видеть и шпалеры, и при том изволил говорить, дабы и у нас такая работа как наискорее завелась, и у нас еще ничего в зачине не бывало, понеже ни инструментов, ни шерсти, ни красильщиков нет». Меншиков упросил Макарова, находившегося вместе с царем в Париже, закупить необходимые инструменты.
В Москве он скупал лавки, харчевни, погреба, торговые места, с тем чтобы все это на выгодных условиях сдавать в оброк мелким торговцам и промысловикам. За границу Меншиков продавал традиционные товары русского экспорта. Его агенты скупали пеньку, воск, сало, кожи и отправляли их в Петербург и Архангельск для продажи английским и голландским купцам.
Таким образом, Данилыч не был обыкновенным рантье-рентосборщиком, он реально был деловым человеком Нового Времени.
Весной 1720 г. князь Меньшиков сам отправился на Украину. Офи­циальная цель поездки состояла в вы­полнении повеления царя. Но светлейший спешил на Украину терпя дорожные лишения, не только ради комплектования кавалерийских и драгунских полков. Заодно он намеревался уговорить гетмана Скоропадского закрыть почепское дело. Светлейший, кроме того, рассчитывал на месте получить ис­черпывающую информацию о намерениях противной стороны, чтобы своевременно парировать ее выпады.
Компромисс, однако, не был достигнут. Более того, свет­лейшему стало известно о поездке в Петербург новых чело­битчиков. Вслед за ними Меншиков отправляет письмо своему приятелю адмиралу Апраксину с просьбой «напрасным клеветам» челобитчиков не верить. В то же время он хлопотал перед Апраксиным, чтобы дьяку Лосеву, прибытие которого вскоре ожидалось в Петербурге, была оказана всякая милость и призрение.
Не надеясь на эффективность заклинаний, чтобы жалобам челобитчиков не придавали веры, Меншиков сам решил прибыть в Петербург. У царя он на этот счет испрашивает разре­шено, причем необходимость поездки в столицу он мотивировал необходимостью «о расположении на квартиры полков вашему величеству донести изустно, ибо чрез письмо так обстоятельно невозможно объявить».
Сомневаясь в том, что этот аргумент будет принят Петром, Меншиков обратился к услугам Макарова, чтобы тот изволил «его величеству почаще докучать» о своем вызове в Петер­бург. Меншиков был настолько уверен в удовлетворении царем своей просьбы, что распорядился о расстановке подвод на пути следования в столицу. Но ни личные просьбы, ни «докуки» кабинет-секретаря не помогли — царь не счел целе­сообразным приезд Меншикова в Петербург.
А скоропадский, почуяв слабину Данилыча, дожимал. В челобитной парю, поданной в декабре 1720 г., гетман писал о «фальшивом» межевании, которым был нанесен «всему Стародубскому полку убыток», так как более тысячи казаков, а вместе с ними поля и сенокосные угодья, мельницы и бортевые леса были приписаны к владе­ниям князя.
На Украину был отправлен новый межевщик — полковник Скорняков-Писарев, брат обер-секретаря Сената, клеврета Меншикова. Скорняков-Писарев оказал Меншикову такую же услугу, как и Лосев, подтвердив итоги первого межевания.
Меншиков готов был торжествовать победу. В новой чело­битной царю он напустился на гетмана Скоропадского, кото­рый якобы устно соглашался уступить ему, князю, спорные земли, а теперь их не отдает. Если верить челобитчику, то захваченные им земли и закрепощенные казаки с давних вре­мен находились в ведомстве почепской ратуши.
Между тем начался третий этап почепского дела. На Украину отправили нового межевщика, а два предыдущих были схвачены для дознания. Лосев тут же признался, что он с ведома Меншикова межевал несправедливо и покрыл его захваты. Припертый к стене Меншиков должен был при­знать свою вину. Царю он писал: «Ни в чем по тому делу оп­равдаться не могу, но во всем у вашего величества всени­жайше слезно прошу милостивейшего прощения». Терпение Петра находилось на грани истощения. Вероятно, к этому времени относятся вещие его слова, сказанные Екатерине: «Ей, Меншиков в беззаконии зачат, и во гресех родила его мати его, а в плутовстве скончает живот свой. И если, Катенька, он не исправится, то быть ему без головы».
Меншиков устоял и на этот раз. Мардефельд доносил прус­скому королю в феврале 1723 г.: «Князь Меншиков, который от страха и в ожидании исхода дела совсем осунулся и даже заболел, сумел опять скинуть петлю со своей шеи. Говорят, что он получил полное помилование впредь, пока сатана его снова не искусит».
Почепское дело все же стоило Меншикову потерь. Петр обязал его расстаться с тем, что ему не принадлежало: вер­нуть казакам захваченные земли, а также оброчные деньги. Кредит светлейшего пошатнулся, и ему пришлось оставить пост президента Военной коллегии, который был вручен князю Аниките Ивановичу Репнину, В почепском деле, как и в деле с подрядами, суровым наказаниям подверглись ис­полнители воли князя — межевщики Лосев и Скорняков-Писарев.
По концовке этого дела существует исторический анекдот: На заседание следственной комиссии, происходившее в при­сутствии царя, явился с повинной Меншиков, «Э, брат,— ска­зал царь, ознакомившись с ее содержанием,— и того ты напи­сать не умел, и стал оную чернить», Один из младших по чину членов комиссии сказал своим товарищам: «Пойдемте, братцы, нам делать здесь нечего».
— Куда? — спросил Петр.
— Домой, ибо что нам остается здесь делать, когда ты сам научаешь вора, как ему ответствовать. Так ты один и суди его, как изволишь, а мы лишние.
Другой член комиссии поддержал своего коллегу, заявив­шего царю, что первый вельможа в государстве должен пока­зывать образцы «в верном хранении законов и в безпорочной к тебе и отечеству службе». Нарушитель их недостоин ми­лостей. Царь, выслушав мнение членов комиссии, обратил их внимание на крупные заслуги князя. Приговор Петра был та­ким: «Он мне и впредь нужен, и может еще сугубо заслужить оное»
.
george_rooke: (Default)

Для разгрузки решил немного почитать про то, что творилось на Украине после 1709 года. Н-да...  Что сказать? Это такой писец...
С другой стороны понимаешь царя Петра, веры старшине и гетману точно не могло быть. Какой-то синодик предательств. Еще при Софье Мазепа обвиняет гетмана Самойловича перед князем Голицыным в сепаратизме и помощи крымским татарам и занимает место гетмана. Сам предает Петра, однако старшина тут же предает его и избирает гетмана Скоропадского. Петр вводит обязательный постой русских войск на Украине, чтобы более не было предательств верхушки, и вообще за старшиной надо следить. Скоропадский при свидании с Петром в Решетилове вскоре после Полтавской битвы он поднес Петру “просительные статьи”, в § 6 которых выражается просьба “не занимать под постой войска дворы казацкие ибо этим нарушается вольность казацкая, за которую только они и служат России”. Петр был взбешен последней фразой и сделал ему такое внушение и “объяснение за что служат России”, что навсегда отбил oxoту вступаться за “вольности казацкие”. По преданию, в “объяснении” участвовала и дубинка Петра, которой он нередко вразумлял своих подданных, не взирая на чин и положение.
Тогда Скоропадский проявил инициативу в другом направлении: выдал универсал на огромные имения любимцу Петра Меньшикову и отказался от денег, которые из Москвы были присланы в Гетманскую казну за постой и содержание русского войска за один год. Ай, красавчик) Забыл старую армейскую мудрость : инициатива трахает инициатора.
В результате, Москва вообще перестала присылать деньги за постой войск, а Меньшиков, которому полученные имения очень понравились, пошел их “округлять”, увеличивши в несколько раз, и самовольно захватил то, что хотел. Скоропадский пожаловался Петру, который, разобрав дело, расправился с Меньшиковым дубинкой, а захваченные земли приказал вернуть.
Ворье  на ворье. И при этом пытаться перехитрить Данилыча, который таких шибко умных на завтрак ел - это большой показатель небольшого ума.
Дальше - больше. Казаков на равне с солдатами начинают привлекать к работам на государство - строительство каналов, поход в Персию. С другой стороны старшина начинает превращаться в латифундистов, "мазепинщина", то есть двухдневная барщина, сменяется "полуботковщиной", то есть трехдневной барщиной.  Казаков насильно переводят в холопы. И как не смешно - для рядовых жителей Украины защита одна - Путин...  тьфу, - Петр конечно. Находившийся при гетмане Протасьев в своем рапорте за 1720 год пишет: “в Малороссии самые последние чиновники добывают себе богатство от налогов, грабежа и винной торговли. Если кого определит гетман сотником, хотя из самых беднейших и слуг своих, то через один или два года явится у него двор, шинки, грунты, мельницы и всякие стада и домовые пожитки”. Надо полагать, что подобные рапорты Протасьев подавал и раньше, ибо в архивах, еще за 1715 год сохранился приказ ему Петра, “строго смотреть за полковниками, чтобы они не обременяли народ взятками и разными налогами”.
Собственно именно вал слезниц с мест и непонятки с бюджетом (на Украину тратили гигантские средства, а выхлоп с нее был почти нулевой - Малороссия - что-то в районе 60 тыс рублей доходов, Гетманщина - чистый ноль) и заставили Петра учредить Малороссийскую коллегию.
  И тут порвало - всего за два года в коллегию пришло 9000 петиций и жалоб на старшину. Старшина в долгу не осталась и начала слать опровержения, однако на 9000 жалоб было 600-700 опровержений в стиле "сами дураки".
И на этом фоне старшина решила произвести переворот и сменить гетмана. В очередной раз.
Господи, представляю, как бесила такая ситуация Петра, который, как известно, терпением и смирением не отличался))








george_rooke: (Default)
Пусть с небольшим опозданием, но бурление говн все-таки началось))) И самое смешное, что народу не идет урок впрок, и люди опять начинают подтасовки, чтобы доказать свою любимую версию)))
Особо мне понравились байки о 500 тысячах замученных. Аж петровский ГУЛАГ какой-то.
Вот я и решил выложить полностью статью Д.О. Серова "Высшие администраторы под судом Петра I". Дабы народ оценил степень ГУЛАГа, и решил сам, прав был надежа-государь, или антихрист.)))

"Высшие администраторы под судом Петра I

(из истории уголовной юстиции России первой четверти XVIII в.)


Read more... )


george_rooke: (Default)
Тут давеча Перископ запилил опрос на тему Петра I. Но дело даже не в этом. Мне понравился уровень аргументации. Особенно вот здесь.

Давайте разберем по пунктам?)))

1. Цитата: Рост поступлений в казну к 1700 году был и так, только от торговли 3 млн. руб./год + и подушного налога 2,5 млн./год. Итого 5,5 млн. руб./год до начала Северной войны.

Для информации - подушная подать никак не могла быть собрана в 1700 году, ибо была впервые введена в 1724-м.
Далее - открываем того же Милюкова (П.Н.Милюков, «Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII столетия», стр. 118) и с удивлением читаем: 1701 год: прямые налоги - 584 237, руб., косвенные - 1 195 974 руб., регалии и пошлины - 1 040 610 руб., разные сборы,не входящие в вышеперечисленные - 134 944 руб. Итого - 2, 955 млн рублей. Это вообще все, что смогла собрать казна. Никакими 5.5 млн. не пахнет. То есть нас обманули примерно в два раза.

2. Цитата:
Из 98 крупных мануфактур, основанных при Петре, до 1786 г. дожило лишь 11 (Д.И.Девятисильная. Фабрики и заводы в царствование императора Петра Великого. Историко-экономическое исследование. Киев, 1917, с. 72-75)


Можно вопрос? Вот сейчас 2016 год. Давайте честно отнимем от этой цифры 60 лет, и посмотрим, сколько предприятий СССР образца 1956 года осталось сейчас. Где там сейчас ЗИЛ? ЗИМ? Как поживает фабрика "Большевичка"? "Красный треугольник"? Что там у нас с Уралмашем? И т.д.
Вы понимаете, что аргументация такого уровня не имеет смысла, от слова "вообще"? В 1710-20-х годах были одни нужды, строили одни предприятия. В 1780-х были другие нужды, строили другие предприятия
В этом плане имеет смысл тогда уж рассматривать территории, чтобы понять, правильный вектор их освоения с точки зрения промышленности был задан. Что мы видим? Урал - правильное направление. Северо-Запад (Сестрорецк, Онега и т.д.) - правильное направление.

3. Цитата: «Промышленность России была поставлена в такие условия, при которых она фактически не могла развиваться по иному, чем крепостнический, пути… победа подневольного труда в промышленности в итоге определила в немалой степени экономическое отставание страны от развитых стран Европы» (Анисимов, с. 295-296)

Вот такие цитаты я особенно люблю. У меня вопрос. А какая карма мешала Екатерине I, Петру II, Анне, Елизавете, Петру III, Екатерине II и т.д. переделать все под современные реалии? Наверное - никакая. Но виноват во всем Петр. Аргументация уровня - "я въехал в квартиру, в которой до меня жили бомжи, и с тех пор до моей смерти там пахло бомжацким духом". Ну да. Если ремонт не делать и жить в гумне - не судьба точно.

4. Цитата: «Считалось, что Петр 1.. поощрял развитие торговли и промышленности. В действительности дело складывалось иначе: на первом этапе, продолжавшемся до 1718-1719 гг. единственным средством поощрения развития промышленности была передача купцам казенных мануфактур на льготных условиях. Все остальные меры ущемляли интересы купцов и приводили к их упадку и разорению» (Павленко, с. 690)

Здесь я просто оставлю ссылку на Бедственную историю Охтинского порохового завода, чтобы вы прочувствовали русское предпринимательство того времени в полной мере. Хотя это я конечно ерничаю. По факту этот пункт имеет место быть. Другой вопрос, что цари после Петра вполне могли это исправить. Однако не особо хотелось, но все равно виноват Петр.

5. Цитата: По данным историка Н.А.Рожкова, реальные доходы бюджета с 1701 по 1724 г. (с учетом обесценения рубля), вследствие беспрецедентного увеличения налогового бремени, выросли в 3,5 раза, что, по его словам, было достигнуто «ценою разорения страны, точнее, главной массы трудящихся, большинства населения»

Вот такая форма цитаты очень лукава. Она подразумевает, что ужас-ужас, был только при Петре, а до него и после была благодать. Я просто напомню о Соляном бунте, Медном бунте, Разинщине, ну и для контраста о разрешении Екатерины II помещикам самим торговать хлебом в "европейскими партнерами", после которого обрадованные помещики "стали гнать план", увеличивая барщину до 3, потом до 4, а потом и до 5 дней в неделю, что вылилось в Пугачевское восстание.
Но конечно же во всем виноват Петр. В случае Алексея Михайловича - еще не родившийся к тому же.


Ах, да. Ну и напоследок. Конечно же не обошлось без "сгнившего флота Петра" (ТМ).
Я просто оставлю здесь ссылки на разборы, уже сделанные в моем ЖЖ:
Раз:
http://george-rooke.livejournal.com/403145.html
Два
http://george-rooke.livejournal.com/445394.html
Три
http://george-rooke.livejournal.com/400710.html



ЗЫ:. Добавлю уже то, что когда-то писал:

Прежде всего, даже если мы и не любим Петра, придется признать, что именно Петр создал ту Россию, "которую мы потеряли", и которая существовала до 1917 года. Я имею ввиду структуру управления, характер экономики и производства, вектор государственного развития, агрессивность и прочая, прочая, прочая.
То есть ВСЕМ, хорошо это или плохо, мы обязаны Петру и его реформам.
Жесткая вертикаль власти? А кто ее создал? Петр.
Сырьевой характер экономики? Опять Петр.
Агрессивная политика? Тоже Петр.
Жесткость законов и необязательность их исполнения? Да опять герр Питер.
Вобщем куда ни ткни - везде он.
И для людей как-то забывается, что в этот момент Петр решал конкретные задачи, и под эти конкретные задачи и затачивал страну. Вобщем, как в анекдоте про Ленина: "Учиться, учиться и еще раз учиться? Пацаны, да вы что, я же просто ручку расписывал." Но Петра за это обвинять любят. Наверное, чтобы прикрыть собственное неумение создать систему с нуля и отладить ее работу.
Самое смешное, что любят и ненавидят Петра за одно и то же.
"Ах, няшка, создал армию, флот, отвоевал Прибалтику,сделал экономику сырьевой, создал коллегии".
"Вот урод - создал армию, флот, отвоевал Прибалтику,сделал экономику сырьевой, создал коллегии".
Недостатки системы, созданной Петром, были прямым продолжением ее достоинств - она требовала, чтобы наверху пирамиды сидела сильная рука. И все реформы при такое системе должны были идти исключительно СВЕРХУ. Сначала система очищала сама себя, выкидывая слабохарактерных (дворцовые перевороты), а потом закостенела.
Ну а поскольку на подстройку и выпуск пара СНИЗУ система приспособлена не была, то в 1917-м по сути сожрала сама себя.
george_rooke: (Default)

"Если говорить о флоте - такие администрации и организации не развиваются просто так, на пустом месте.
Флот - это результат усилий человека или группы людей по объединению различных навыков и ресурсов в единую структуру. Это создание новых производств, новых организационных и административных подходов. Создание флота - есть акт предпринимательский, это достижение некоего равновесия технических и административных наработок, чтобы получить на выходе не кучу деревянных или металлических изделий, а именно флот.
Так же это усилия, направленные на обеспечение снабжения и восполнение корабельного и людского состава, это новые внутриполитические и административные комбинации новых методов хозяйствования, направленные на получение ресурсов и создание производств и технологий для строительства, управления и обеспечения флота.
А власть над ресурсами дает правящей партии порядок и стабильность в обществе. Правители (или олигархия), создающие постоянные вооруженные силы и эффективный финансовый аппарат, вынуждены быть эффективными менеджерами и хорошими управленцами. Такие правители должны найти компетентных министров, бюрократов, чиновников, которым они могли бы делегировать практическое внедрение их решений, касающихся внутригосударственной и внешней политики, а так же всех производственных вопросов.
Контроль ресурсов и людей не может быть достигнут исключительно хорошими законами и добрыми намерениями. Государственные и военные дела требуют некоего лидерства, способности принимать и претворять в жизнь решения, быть уверенным, жестким и иногда даже жестоким. То есть одни люди должны побеждать и принуждать других людей, находящихся на низших производственных и эксплуатационных уровнях, короче  - надо не только создать правильные законы, но и создать вертикаль власти, проводящую эти законы в жизнь. Бюрократы и чиновники должны обладать известным социальным престижем и правом как наказать, так и наградить подчиненных, чтобы обеспечить повиновение и выполнение в рамках поставленной перед ними задачи, как при правителе, так и в отсутствие правителя."



Цитата из Jan Glete "The Swedish fiscal-military state and its navy, 1521-1721" - Stockholms Universitet, 1991 год.

Кстати, Глете ставит в пример создания флота "с нуля" именно Петра I, и высоко оценивает проведенную им работу и полученные результаты.

george_rooke: (Default)
Один из дней Вильгельм Оранский и царь Петр посетили Гринвическую больницу для больных и отставных моряков. Вильгельм спросил, как ему понравился госпиталь и королевская забота о моряках Роял Неви. Петр ответил просто: "Если бы я был советником Вашего Величества, я бы предложил вам со двором переехать в Гринвич, и больным морякам отдать свой огромный Сент-Джеймский дворец".

Frederick Whymper "The Sea: It's Stirring Story of Adventure, Peril, & Heroism.", часть 2, страница 40.
george_rooke: (Default)
Переписка русских и татар при осаде татарами крепости Эски-Таван в 1697 году. Гарнизон под начальством Василия Борисовича Бухвостова - 7500 человек, турецко-татарская орда паши Али и Эльхадж-Селим Гирея - 20 тысяч человек.
Общались посредством писем, перебрасываемых на противоборствующую сторону привязывая их к стрелам и выпуская из луков.

Татары, 23 сентября 1697 года :
«В сем городе находящимся сотникам черкасским и казакам поздравление! Мы с вами исстари друзья; для чего же сражаетесь за сей наш город и умираете за Москву, вам недоброжелательную? Оставьте лучше сопротивление и сдайте защищаемую вами крепость. Если вы согласны на сие предложение, пришлите одного из ваших товарищей к желтому знамени. Мы ханскому величеству донесем и все станется, даст Бог, по вашему желанию; в противном случае делайте, что хотите, грехи ваши на ваших шеях».
Татары, 24 сентября 1697 года:
«От всего турецкого войска и хана крымского слово: да будет ведомо вам, таванской старшине и войску московскому и казацкому, что всеми землями обладает великий наш повелитель, султан турецкий, и что защищаемый вами город ему принадлежит. Итак, если желаете сохранить свое здоровье и свободу, возвратите нам оный без всякого повреждения; иначе, с помощью Единого Бога и Магомета пророка, возьмем мы сей город и вас всех вырубим своими кавалерами. Однажды и дважды вам говорим: сдайте город».
Русские, 26 сентября 1697 года:
«Мы, старшины великих войск московских, и мы, старшины войска Запорожского и городовых и охотных полков, приняли в руки лист ваш, чрез стрелу нам поданный, в котором просите сдать вам город и устрашаете своими кавалерами и мечом. Знайте, что мы не походим на вас, бусурман, не верим никаким ложным пророкам, а всю надежду возлагаем на помощь Бога Всесильного и Его Пресвятую Матерь. Не только не возьмете вы нашего города, но знатную понесете от него погибель, ибо сабли наши еще не заржавели, руки не ослабли; в хлебных запасах и, для привитания вас, в воинских запасах не имеем недостатка. Итак, советуем лучше вам удержаться от угроз и обманов; города не отдадим, ожидая к себе на помощь ратных людей. Впрочем, мы без них готовы опол­чаться против вас, бусурман, за веру христианскую, за честь великого государя и за отчизну и имеем надежду одержать над вами, с Божией помощью, победу знатную на вечное для вас поношение».

Крепость Эски-Таван или Таванская крепость - расположена на островке (2.5 на 3 мили) расположенном в слиянии рек Днепр и Конские воды. Это место татары издревле выбирали для переправы на другой берег Днепра. Турки построили там острог, чтобы контролировать движение казацких стругов по Днепру. Земляной вал, частокол, но крепость была расположена в низине, правый, высокий и обрывистый берег Днепра, а так же рядом стоящий на холме Кази-Кермен (если бы его удалось взять) полностью контролировал и простреливал расположенный в низине Таван.
Да, и напоследок. Цитата из книги "История Преображенского полка: 1682-1725 г.г.": "Боярин Шеин 20 июля 1697 года разбил Калгу-Султана на реке Кагальник, причем особенно отличилась наша артиллерия, канониры которой в течение минувшей зимы были приучены в Москве цесарским полковником де Граге к метким выстрелам картечью, до тех пор неизвестной нашим артиллеристам." Это к вот этому разговору.
george_rooke: (Default)
По старой ВИФовской традиции, поскольку пятница, наброшу-ка я на вентилятор..)))

В обсуждении доходов с Украины возникла тема так любимого мной, как ИПшником, баланса доходов и расходов..))))
Мое мнение таково (процитирую еще раз): "Баланс/прибыль - это очень скользкая вещь. По сути - правильно, только вы забываете, что перед вами в терминах бизнеса не просто фирма, а холдинг, владеющий кучей фирм. Соответственно в головной офис ручейком текут доходы со всех филиалов, и из общего кошта идут расходы на содержание и функционирование фирмы.
Соответственно, как к примеру вычленить ту часть армии и ту часть флота, которая защищает именно Ингерманландскую губернию - не совсем ясно. Как вычленить из общего кошта расходы на дороги, каналы и т.д. - тоже. Ибо они все равно нужны, даже без Ингрии.
А уж как оценить возросшую кредитоспособность и возросшую кредитопривлекательность - вообще темный лес.
Более того,вы сами прекрасно понимаете, что если доходы 500 тыс. а расходы 0 - это не значит, что у вас появилось в заначке лишних 500 тыс., в холдинге всегда найдут куда их потратить.
Поэтому я бы все-таки считал расходы только в крайнем случае, и только для каких-то конкретных целей. К примеру, совершенно отвлеченно, и совершенно неисторично, но очень по бухгалтерски - если в Ингрии на строительство дорог было потрачено 200 тыс. рублей, тогда как в соседней Эстляндской губернии они обошлись в 100 тыс. рублей. Вывод - либо деньги неправомерно потрачены (частью украдены), либо с дорогами в Ингрии был полный швах, а в Эстляндии - более-менее."

То есть посыл - если кратко - был таков: оценивать в статике расходы в прифронтовых и новозавоеванных землях во время войны бессмысленно. Да и вообще - во время войны чаще всего у государства расходы превышают доходы, так что ни Петр, ни Россия ничем в этом плане от других стран и других территорий не отличались.
Хотите примеров?
Их есть у меня.
Франция, 1746 год, идет война за Австрийское наследство.
Доходы упали с 300 до 100 млн. ливров в год, расходы выросли с 280 до 450, а потом и до 600 млн. ливров в год.
Ну может это просто богомерские французишки?
У нас же есть светочи демократии - Британия и США?
Смотрим: Британия, 1759 год.
Доходная часть бюджета - 10-11 млн. фунтов, расходы - 13 млн., а через год уже 19 млн. фунтов.
Ну США-то, США нас спасет ведь?
США, 1813 год. Доходы упали с 22 до 13 млн. долларов, расходы выросли с 21 до 53 млн. долларов.
Блин, и здесь не получилось.
То бишь, что относительно к Ингрии, то бишь бывшей Ингерманландской, а позже Санкт-Петербургской губернии (как упомянул уважаемый gromoboy1) - на 1710 год ее доходы - 336,6 тыс руб., расходы - 513,2 тыс. руб., что для всего бюджета России в целом эта ситуация была стандартной и неисключительной.
Где же страны брали недостающие деньги?
Естественно, начиналась порча монеты, хождение векселей и долговых обязательств заменяло собой звонкую монеты (так в британском флоте вводились морские боны - то есть долговые расписки казначейства, которые заменяли реальные деньги), и увеличение налогов, но главное - это кредиты. Кредиты от банков и банкирских семейств.
И с этим не было проблем ни у кого. Кроме России.
Почему?
Самый лучший ответ дал ганноверский резидент в России: «В первое время пребывания моего в России хотя и старался всеми мерами добыть точное исчисление царских доходов, но все старания мои оставались тщетными до тех пор, пока наконец с помощью некоторых добрых друзей я не напал на след.»
Представляете ситуацию? Приходите вы в банк, просите кредит. Вас спрашивают о ваших доходах. И вы поправляете очки, мечтательно смотрите вдаль и говорите: "Да хрен знает, какие у меня доходы..." И у банкира два варианта - либо вы ОЧЕНЬ богаты и денег у вас вагоны (тогда зачем вы пришли?), либо вы просто НИЩИЙ бомонд (извините, нищим на паперти подают, кредиты выдают деловым людям с гарантией возврата). В результате получалась ситуация, описанная английским послом в России Чарльзом Витвортом: «…Хотя общий долг царя не превышает 200 тысяч рублей, его казна из-за дурного управления не может найти кредита и на 10 тысяч; купцы также не хотят давать денег».
То есть России Петра приходилось обходиться без кредитов, и выкручиваться своими силами. То есть - еще более портить монеты, еще более повышать налоги, вводить откупы и монополии, и т.д.
Другой вопрос - это мирное время. По идее расходы должны были упасть, доходы - вырасти. Но "это же Россия". И дефицитный бюджет, хотя и стремительно вырос, все равно продолжал оставаться дефицитным.
Кстати, чтобы было понятно.
Иван Грозный - дефицитный.
Годунов - дефицитный.
Шуйский - дефицитный.
Михаил Романов - дефицитный.
Алексей Михайлович - дефицитный.
Петр I - дефицитный.
Екатерина I - дефицитный.
Анна Иоанновна - дефицитный.
Елизавета I - дефицитный.
Петр III - дефицитный.
Екатерина II - дефицитный.
Павел I - дефицитный.
Александр I - первый профицитный бюджет в 1811 году - доходы на 6 миллионов рублей превысили расходы. За счет чего? Ба! Да за счет субсидий же! Блин, какое-то неправильное первое место. Идем дальше.
Николай I - дефицитный.
Александр II - дефицитный.
Александр III - ПРОФИЦИТ!! Первый профицитный бюджет - по настоящему, без дураков! - это правление Сергея Юльевича Витте, 1893 год.
Для чего я это привел (иногда проскакивая через некоторых царей).
Для того, чтобы мы либо крестик сняли в бане, либо трусы надели.
Либо мы ругаем ВСЕХ царей за дефицитные бюджеты, а не одного Петра, либо не акцентируем на этом внимание, понимая, что такие бюджеты были до Петра, и остались сильно после Петра.
Да, мы почти три века жили не по средствам.
Первый в России государственный займ получила только Екатерина II в 1769 году. Государственный кредит был организован в трёх формах: в виде выпуска бумажных денег (более 166 млн.руб.); получения внешних долгосрочных займов (62 млн. голландских гульденов, или 41,5 млн.руб.); заимствования казначейством кредитных ресурсов у казённых банков (более 7 млн.руб.).
Но для этого нужно было пройти долгий путь, и действия Петра - тут условие в любом случае необходимое, хотя и недостаточное.
А вот в чем есть смысл винить Петра - так это в военно-коммунистическом капитализме.
Процитирую Поэля Карпа: «Государственное регулирование в XVIII веке велось повсеместно, но та особая категоричность и жесткость, с которыми оно велось в России, преграждала путь частному предпринимательству и тормозила развитие буржуазных начал. Первое, что им необходимо, это экономическая свобода, возможность для частного человека становиться предпринимателем на свой страх и риск. На западе не так власть поощряла предпринимателей, как они добивались от власти строгого порядка и законов, позволяющих строить и создавать без опасения, что построенное и созданное у тебя вдруг отберут, как в любую минуту могла что угодно отобрать наша власть. А у нас и само разрешение на открытие предприятия именовалось «привилегия», это и была привилегия, доступная не каждому.
Никите Демидову, некогда тульскому кузнецу, мастеру-оружейнику, Петр в 1702 году — еще война была в разгаре — отдал Невьянский металлургический завод потому, что ему верил. А другим построить такой же завод на собственные деньги не дозволялось. Вот и выходило, что Петр строил, по примеру капиталистической Голландии или Англии, заводы, а капиталистов не заводил, недаром и Демидовы, и Строгановы, и другие хозяйственные дарования тех лет становились баронами и графами, врастали в дворянское, феодальное сословие. И как служилые дворяне они получали привилегии, но как предприниматели не были свободны…
Петр Великий, сознававший нужду в этих заводах и усердно их строивший, так и не отвел им в своей империи законного места, а предпочел приравнять к привычным поместьям и вотчинам. Это и было торжеством феодальной реакции в самом прямом смысле. Она дала себя знать уже при Иване IV…
Но тогда феодальная реакция бесчинствовала еще как бы на своей феодальной, сельскохозяйственной территории. При Петре она навязала свои установления новым промышленным предприятиям, по природе буржуазным, скрутила их в бараний рог и наперед переиначила, переиначив этим всю нашу последующую жизнь».

Как-то так.
george_rooke: (Default)
Когда нам пишут (и великие писатели типа графа Толстого, и историки, писавшие что-то типа "Непрестанная бытность его величества началась быть в слободе Немецкой не токмо днем, но и ночевать - как у Лефорта, так и по другим домам, а особливо у Анны Монсовны."), что герр Питер был полной оторвой, что такого поведения не показывал никто, что это был космополит, плевавший на Россию, я предлагаю осмотреться по сторонам.
Я как минимум именно в тот момент знаю еще одного оторву без рода без племени, которому почему-то не пеняют за его детские и юношеские выходки, а вроде даже как жалеют, и противопоставляют Петру.

Итак, в далекой северной Швеции в 1682-м году родился тот, кому предстояло быть главным противником Петра. Речь конечно же о Карле XII.

Все было хорошо до 1697 года. Карл жил в отстроенном Стокгольмском королевском дворце


Read more... )
george_rooke: (Default)
Это будет небольшое отступление о будущем, то есть наши герои, которые осторожно сближали друг с другом Англию и Россию, еще ни о чем таком не подозревали.
Дело тут вот в чем.
В конце XVII века за господство схлестнулись Франция и конгломерат Голландии с Англией, это три самые передовые державы своего времени. И победа эта зависела не только от успеха на полях сражений, но и от их ресурсной базы.
Если вы думаете, что только Британия и Голландия испытывали проблемы с древесиной и железом - вы сильно ошибаетесь. Уже к концу правления Людовика XIV Франция почти полностью истощила свои лесные ресурсы. Какое-то время пользовались импортом из Испании, благо так ругаемый историками Филипп IV и его альтер эго - герцог Оливарес создали хоть какую-то систему вырубки и высадки лесов в самой метрополии, и наладили верфи и централизованную на них доставку древесины в колониях.
Но после войны за Испанское наследство в связи с охлаждением отношений между Францией и Испанией пришлось искать другие источники леса. Обратили внимание на Турцию и Венецию, которые довольно успешно поставляли во Францию до 2/3 корабельного леса, потребного для Марине Франсэз. Пробовали вывозить лес из Канады, но столкнулись с той же проблемой, что и англичане - не знали, как бороться с "сухой гнилью".
В 1770-х, после возобновления союза обоих Бурбонских домов, Франция импортировала древесину из Турции, Венеции, испанских колоний и Индии (сюда же входят и острова Бурбон, и Реюньон). Надо сказать, немаленькая ресурсная база.
Так вот самое смешное в том, что российская и германская ресурсная база оказались больше. Союз Англии с Ганновером был стратегическим - он не только давал доступ английским товарам в Германию (чему так сильно ранее мешала Голландия), но и делал возможным закупки датского, прусского и польского дуба, основу корпусов тех самых HMS-ов, наводивших на соперников страх на морях. Но закупки дерева для корпусов - это фактически ничто, по сравнению с закупками мачтового и бушпритного дерева, которое вообще считалось расходным материалом. Любой шторм - меняй мачты и реи. Въехал в чужой борт носом - ставь заново бушприт. Сбили рею - надо менять. И т.д.
И это дерево смогли в любых потребных количествах обеспечить именно мы. После континентальной блокады наше место заняла Новая Зеландия, но закупки в России не исчезли, хотя наша доля снизилась примерно вдвое.
Посетивший в 1839 году Россию маркиз де Кюстин, проехавшись по стране с восхищением и ужасом писал (я читал его заметки на английском языке, поэтому заранее извиняюсь за английский), что Россия - это wooden and iron empire, то есть империя дерева и железа.
Таким образом Англия стала Англией именно на нашей ресурсной базе. Убери мы эту основу - и вполне возможно, "мастерской мира" были бы Франция или Германия.
Кстати, первым заговорил о том, что для нормального развития необходима связка стран, где одна обладает технологиями, а вторая - эксклюзивной ресурсной базой, некий тогда еще прусский дипломат в Санкт-Петербурге. Вы его знаете, звали этого дипломата Отто фон Бисмарк. И вообще, именно с этой его идеи мечта об объединении промышленного потенциала Германии с ресурсной базой России стала голубой мечтой немецких промышленников и финансистов. Некоторые ее высказывают и по сей день.
А Франция... Что Франция? Она поставила не на ту лошадь. Она имела глупость упустить в 1682 году Балтику и балтийскую торговлю, а при Петре и позже - села не на того конька. Ресурсная база объединенных Испании (с колониями), Балкан и Турции оказалась пожиже, нежели русская.
george_rooke: (Default)
Цитата о прекрасном:

Хранящиеся в лондонском Национальном архиве документы Министерства торговли полны жалоб и претензий со стороны британских купцов, торговавших в Европе, Азии и странах Нового Света. Похоже, купцам была присуща трогательная вера в то, что их жалобы будут услышаны британскими министрами. Если верить исследованиям, подобная вера оказалась в значительной степени неуместной. Особой настойчивостью отличались британские купцы, торговавшие с Россией. Отчасти это объяснялось наличием подлинного повода для недовольства, но также и тем, что они представляли значительные торговые интересы. Купцы утверждали, что их товары – шкиперское имущество – имеют особое значение для британского флота и потому представляют вопрос национальной безопасности.

Полностью читать здесь
george_rooke: (Default)
Хорошо характеризующее британскую судебную систему и "свободу личности" в указанный период.

Опытнейший дипломат А. А. Матвеев вел в Лондоне длительные и, чем дальше, тем все более (как он убеждался) бесплодные переговоры о совместных действиях России и Англии. Англичане заверяли, обещали, медлили и уходили от переговоров. В конце концов, по его же собственным сообщениям, Матвеев был отозван. И вот в июле 1708 года, в день, когда ехал он рассчитаться со своими кредиторами (долг – пятьдесят фунтов), на его экипаж набросились какие-то вооруженные люди с криками, что он хочет сбежать от уплаты долга. Его потащили куда-то, сначала в совершенно непотребное место, а потом в суд, который как-то мгновенно сработал, признав Матвеева виновным, и он оказался под стражей. Матвееву старательно не давали связаться ни со своим, ни с английским правительством. Короче, что-то неслыханное. Выручил его датский посланник, равно как в организации скандала подозревали посланника шведского при попустительстве англичан.
Но этого еще мало. Никаких официальных извинений Матвееву принесено не было. И он первым написал обо всем Бойлю, одному из высших государственных чиновников. Бойль ответил, но довольно вяло. Матвеев опять написал, оставшись, естественно, не удовлетворен таким ответом. И завязалась переписка, которую Дефо всю приводит.
Нельзя сказать, что он просто переписывает документы, хотя, казалось бы, он их в самом деле всего лишь переписывает. В тщательном переписывании на этот раз и сказывается самое что ни на есть субъективное отношение Дефо к этой истории, столь похожей на его собственные истории, внезапные аресты, суды и пр. И мы знаем, с ним не только бывали похожие истории. Их, кроме того, подстраивали еще и те же самые люди, что роились вокруг русского посла. Прожженный сутяга Бенсон стряпал дело против Матвеева так же, как потрясал он рукописью Дефо, обвиняя его в «государственной измене».
Даже вмешательство Петра I и соответственно подъем всей этой переписки на высший императорский уровень (Петру I отвечала королева Анна) не решили скандального казуса. Провокаторы в общем не понесли достойного наказания. Петр I выражал откровенное изумление относительно того, что королева английская уж и наказать преступников не может! В ответ Анна витиевато, но все же внятно давала Петру понять, что он при самодержавии волен казнить и миловать, а в Англии «Хабеас корпус акт», старый закон о неприкосновенности личности, действует до тех пор, пока вина не доказана.
Кончилось тем, что Матвеев уехал, а в Москву прибыл со специальным визитом личный посланник королевы, зачитавший торжественное письмо с изъявлениями глубокого сожаления по поводу случившегося, дружбы и пр., и пр.


Очень интересно последнее письмо Петра королеве Анне по поводу этого скандала, где он пишет примерно следующее: ну что ж, если уж «государственные порядки» в Англии до того ослаблены, что нельзя добиться должного наказания преступника, то примем хотя бы королевское извинение.

Из Д.М. Урнов "Даниель Дефо", ЖЗЛ, 1990 г.



Английская карикатура 1700-х годов. Надпись внизу примерно следующая - "наши священники благословляют вас, наши солдаты охраняют вас, наши фермеры кормят вас а наши юристы готовы съесть вас."
george_rooke: (Default)
Прежде чем продолжим, хотелось бы поговорить об одной очень важной вещи. А почему Голландия выступала с Англией единым фронтом и фактически не вела своей политики?

Как мы помним, Вильгельм Оранский был одновременно и королем Англии и штатгальтером в Голландии. В конце января 1701 года король поехал на охоту во время которой лошадь наступила в кроличью нору, оступилась, и Оранский слетел с лошади, получив перелом плеча. С учетом того, что король уже довольно давно болел астмой, плюс – его немного знобило от простуды, у Вильгельма развилось еще и воспаление легких. 8 марта 1701 года он умер, а сторонники свергнутого Якова II Стюарта даже выдвинули шуточную версию (наверняка гротескно пародируя подозрительность вигов), что данный кролик был тайным якобитом, звали его Питер Кролик (Piter Rabbit), и он специально прорыл нору на пути у королевского коня[1]. Кстати, с тех пор кролик стал неофициальным символом якобитской партии, а потом и партии тори (помните Льюиса Кэрролла и его «Алису в Зазеркалье»? Белый кролик с мешком и золотыми часами – самый что ни на есть тори).

Так вот, после смерти Оранского Великий Пенсионарий Голландии Антоний Хейнсиус заблокировал избрание нового штатгальтера (на этот пост тогда претендовали Джон Уильям Фризо, принц Оранский, и Фридрих I Прусский), а генералиссимусом Соединенных Провинций избрал мужа королевы Анны Стюарт Георга Датского, таким образом предотвратив партийную борьбу и не разорвав союз с Англией. Новый штатгальтер появился в Голландии только в 1747 году, и у рассматриваемый нами период морские державы по сути составляли конфедерацию, выступавшую всегда единым фронтом.




[1] По другой версии это была кротовая нора, и, соответственно, крот, а не кролик.


george_rooke: (Default)
В 1708 году Георгом Датским была определена потребность Королевского флота в пеньке - 1800 тонн в год. При средней цене закупки в 4 фунта за тонну траты на пеньку в год, как не сложно посчитать, составляли 7200 фунтов.
Но... Но с началом Северной войны и войны за Испанское наследство цены на пеньку резко подскочили. Сначала Швеция и Польша - основные поставщики Англии - стали продавать пеньку по 7 фунтов за тонну, к 1709-му цена доросла до 11 фунтов, а потом и до 14 фунтов. Более того, из-за разорения земель в Польше, Финляндии и Швеции даже такой объем продать стало проблематичным. В 1714-м шведский Карл назначил вообще заоблачную цену в 22 фунта за тонну.
Так вот, еще 23 марта 1714 года Отдел Снабжения Роял Неви заключает контракт с Россией на поставку 1200 тонн пеньки (66% всех потребностей в год), по фиксированной цене 6 фунтов (13 рублей серебром) за тонну. На англичанах так же лежала и проблема самовывоза товара с петербургских складов. Сама пенька обошлась им в 7200 фунтов, плюс 5475 фунтов - за снаряжение конвоя и оплату жалований матросам и офицерам. Итого - 13675 фунтов. Следовательно стоимость одной тонны русской пеньки с учетом логистики обошлась им по 11 фунтов 6 шиллингов. Конечно не айс, но Карл-то просил 22 фунта, а поляки - 17!
Интересные так же рассуждения, что доставка могла обойтись и дешевле. Дело в том, что взяли в конвой суда примерно 300-350 тонн водоизмещения с максимальной осадкой не более 15 футов.
Дело тут вот в чем. Устье Невы и Финский залив мелководны, и на 15 миль после устья нет глубин более 20 футов. Поскольку в Роял Неви самым минимальным запасом глубины считалось 5 футов - поэтому взяли корабли именно с осадкой до 15 футов. При этом в первый раз на незнакомом фарватере решили не рисковать и загружали суда до осадки в 12 футов. Но и это еще не все. Самые крупнотоннажные 5 судов направили в Ревель. 6 средних судов - в Ригу, которая все-таки более глубоководна. А оставшиеся 48 - в Петербург. Остальные 12 кораблей пошли в маленькие русские порты (Выборг, Пернов, Нарву и т.д.). Что касается голландцев, шедших вместе с конвоем, их мелкосидящие корабли почти в полном составе пошли в Петербург, ибо голландские торговые зерновозы для Балтики с осадкой более 12 футов не строились.


george_rooke: (Default)

Английский посол Кристофер Рондо о торговле с Российской империей, 1724 год

«торговля с Россией прямо не согласна с нашими выгодами, так как мы покупаем здесь вдвое больше, чем продаем, но необходимо принять в соображение, что кораблестроительный материал не потребляется в Англии, а содействует распространению ее торговли во все страны света и привозу к нам из далека извлекаемых барышей, так что в расплате за этот интерес принимают участие все нации, с которыми мы имеем торговые отношения».

И программное, от самого Петра Алексеевича, по поводу той самой русской торговли и предпринимательства.

«наши люди ни во что сами не пойдут, ежели не приневолены будут».

george_rooke: (Default)

«при малейшей демонстрации его (Петра. — В. Б.) флота, при первом движении его войск ни шведская, ни прусская, ни польская корона не осмелятся ни сделать враждебного ему движения, ни шевельнуть с места свои войска. Он один из всех государей в состоянии заставить уважать свой флаг».

Посол Франции в России Кампредон, 1721 год.

george_rooke: (Default)

В 1713 году закончилась война за Испанское наследство. Морские державы и Франция наконец-то освободили свои силы, и готовились влезть в Северную войну. Франция мутила воду в Турции, призывая турок еще раз напасть на Россию, а Англия, носясь с идеей Гоббса о балансе сил, как дурачок с писаной торбой, намеревались послать эскадры на Балтику, дабы обуздать русского царя.
Смерть Анны Стюарт и воцарение Георга Первого для Петра оказалось приятным сюрпризом, ведь в 1710 году царь заключил договор с Ганновером, и пообещал помочь приобрести шведские Бремен и Верден. Но в самой Англии отнеслись к этому союзу прохладно, считая его личным делом короля. Петр поставил задачу - ни больше, ни меньше - втянуть Англию в войну со Швецией, результатом чего стала одна хитроумная интрига.
Именным указом от 31 октября 1713 г. "О привозе для продажи розных товаров в Санкт-Петербург, а не в Архангельск" повелевалось к весне 1714 г. доставлять товары из ближних городов к новой столице, а не к северному городу. В Санкт-Петербург также следовало привозить казенные товары: икру, клей, поташ, смолу, щетину, ревень, всю экспортную юфть и пеньку. В начале 1714 г. вышел новый указ, согласно которому в Санкт-Петербург требовалось доставить не всю пеньку, а ровно столько, сколько в прежние годы привозилось в Архангельск.
Приобрести все эти товары морские державы могли теперь только в Петербурге.
Голландские и английские купцы поплыли на Балтику, и попали как кур в ощип - шведские каперы захватили 24 голландских и 20 английских кораблей. В парламенте Англии поднялась волна возмущения и депутаты потребовали послать на Балтику флот. Шведский король, узнав, что Голландия и Англия торгуют с русскими через Балтийское море,  вне себя от гнева издал "Крейсерский и конвойный акт", санкционировавший захваты британских торговых судов, буде они продолжат торговать с Россией.
В этот же момент Петр через немецких союзников Карла слил ему секретный договор между Россией и Ганновером, где Англия выставлялась державой, претендующей на шведские земли в Германии.
В результате Карл с головой кинулся в заговоры якобитов , мечтая свергнуть Ганноверскую династию и изменить политику Англии, а взбешенные британцы и голландцы послали на Балтику свои эскадры и стали союзниками Дании и России.
Так что иногда прикрывать архангельскую торговлю смысл был.)







April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 10:48 am
Powered by Dreamwidth Studios