george_rooke: (Default)
«Русские варвары вторглись в наши пределы без тени раскаяния и начали привычный для них дикий грабеж».

Цинский чиновник в донесении императору Сяньфэну о первом Амурском сплаве, 1854 год.
george_rooke: (Default)
Это действительно утонченное издевательство..))))


«Англо-французский флот в Крымскую войну в лучших традициях Наполеоновских войн имел решающее преимущество в силах, и в худших традициях Наполеоновских войн не имел никакого представления, что с этими силами делать».

Базиль Лиддл-Гарт.
george_rooke: (Default)
“The great Anglo-Saxon race are essentially a tea-drinking people.”

"Великая англо-саксонская раса - это по-существу пьющие чай люди".
george_rooke: (Default)
Предваряя эту часть, можно сказать, что к 1780-м годам в русском флоте появился довольно большой арсенал действий и средств для успешной войны на море, которые вошли в Сигнальную книгу, но это никак не отразилось на Уставе. В результате получился диссонанс - с одной стороны, полученный опыт надо было как-то осмыслить и объединить, с другой - страшно было подумать, что можно править петровский Устав.

Цитата: "В этих четырёх сражениях Ушаков применил большой арсенал манёвров в рамках все той же линейной тактики. Сюда относится и охват головы противника, и переход на близкую дистанцию боя, и атака в походных колоннах, и общая погоня. При этом, хотя все эти приёмы относились к обычной линейной тактике, они противоречили Уставу 1720 года.
Но в сам Устав эти новшества не вошли. И если капитаны в эскадре Ушакова понимали, что имеется в виду под тем или иным новым маневром, то офицеры того же Балтийского флота — нет.
В 1788 году началась русско-шведская война. В Гогландском сражении, согласно приказу командующего Балтийским флотом Самуила Карловича Грейга, было приказано сближаться на дистанцию до кабельтова (185 метров), причём часть кораблей этот приказ не исполнила. А после смерти Грейга зимой 1788 года новый комфлота Чичагов перешёл к буквальному следованию Морскому уставу. Ревельское сражение проходило как чисто оборонительный бой с дистанцией 3–4 кабельтовых, то есть примерно с 700 метров. Красногорское сражение велось на дистанции в 2–3,5 кабельтовых (360–650 метров).
В Выборгском сражении отряд Повалишина, принявший главное участие в бою, сражался на дистанции 2 кабельтова (360 метров). Отсюда и понятен выбор Потёмкина в пользу Ушакова. Из письма Екатерине II: «с каким бы ещё адмиралом я мог ввести правило драться на ближней дистанции? А у него — линия начинает бой в 120 саженях (218 метров. — Прим. автора)!».
Но самое интересное в другом. Несмотря на устаревшую тактику ведения боя, Россия выиграла все сражения парусных кораблей в русско-шведской войне 1788–1790 годов. И для того, чтобы понять, почему, наверное, есть смысл сравнить русские руководящие документы со шведскими уставами и инструкциями по походу и бою. Насколько известно автору, такая работа до сих пор не проделана историками. Впрочем, исходя из анализа действий шведского флота в период с 1640 по 1790 год, можно с большой степенью вероятности утверждать, что там с развитием тактики дело обстояло ещё хуже, чем в России."


В конце концов наше Морское руководство делает ход конем - принимает новый Устав, который есть... калька с английских Инструкций по походу и бою образца 1734 года. То есть весь наработанный Ушаковым, Спиридовым, Чичаговым, Грейгом, и т.д. опыт был просто проигнорирован.

http://warspot.ru/7836-taktika-russkogo-parusnogo-flota-opyt-ushakova-i-novyy-ustav

george_rooke: (Default)
Ну что ж, а теперь давайте поговорим за наших.
Итак, в нашем военном министерстве за снабжение отвечало два ведомства – провиантское и комиссариатское. В мирное время обязанности провиантского ведомства распределялись между полевыми управлениями, состоявшими при действующей армии и при отдельных корпусах, и Центральным управлением — при военном министерстве.
Комиссариатское ведомство управлялось Комиссариатским департаментом военного министерства, от которого и исходили все распоряжения по этому отделу довольствия войск. С переводом армии на военное положение все виды ее довольствия, как по провиантской, так и по комиссариатской и госпитальной частям, вверялись генерал-интенданту армии, причем организация подведомственных ему учреждений и круг их деятельности существенно изменялись и расширялись.
Общее устройство в военное время системы продовольствия в связи с планом войны принадлежало власти главнокомандующего. Генерал-интендант армии являлся начальником всей провиантской и комиссариатской частей, и на нем лежала обязанность изыскания всех средств для их довольствия.
Военный министр перед началом войны доставлял главнокомандующему все сведения о запасах, имевшихся на случай войны.
Этот последний, принимая во внимание и запасы, имевшиеся в подведомственном ему управлении, делал распоряжения о сближении и размещении всех этих запасов соответственно предполагаемому плану кампании; в то же время он назначал дополнительное заготовление необходимых предметов на базе и во внутренних губерниях. Местные учреждения заготовляли и хранили эти запасы и, оставаясь по-прежнему в ведении своих департаментов, расходовали их не иначе, как по распоряжению генерал-интенданта армии.
Бюрократия здесь была примерно такая же, как у французов, бумаги, бумаги, бумаги.
Далее следует многа букв.... )

george_rooke: (Default)
Итак, вышла первая из серии небольших статей по тактике русского флота.
Цитата:

" В отношении Крюйса суд выдвинул обвинения сразу по двум делам. По первому делу их было три. Во-первых, 24 июля, когда ветер стих, приказ о буксировке кораблей скампавеями был отдан слишком поздно. Во-вторых, Крюйс приостановил погоню, а затем медлил около двух часов с её продолжением. В-третьих, 25 и 26 июля не пошел в погоню и такими «худыми» поступками упустил неприятеля.
По второму делу в обвинении было отмечено, что Крюйс проявил неисполнительность целому по кругу обязанностей, связанных с его должностью. Указывалось, что:
ему не надлежало давать ордеры (приказы) за рюмкой водки на обеде 8 июля;
в протоколе совещания командиров было записано решение гнаться за неприятелем, но не было самого важного указания об абордаже неприятеля;
адмирал должен был дать сигнал об абордаже сразу, как только передовые корабли настигли неприятеля;
когда его корабль сел на камни, Крюйс должен был перейти на другой корабль и продолжать погоню;
по заявлению вице-адмирала, подчиненные ему командиры кораблей намеревались выдать его неприятелю. «Это великое преступление» и заявить о нем надлежало немедленно, а не через три дня после начала разбирательства.
Таким образом, господин вице-адмирал не один раз, а дважды пренебрег интересами монархии и должность свою не исполнил, констатировал суд.
На том же процессе капитан-командор Шельтинг заявил о своем намерении сойтись с неприятелем на абордаж. Он имел такую возможность до посадки корабля на камни, но должности своей не исполнил. Капитан-командор Рейс должен был принять командование эскадрой и идти на абордаж неприятеля. Однако он не только должности не исполнил, но и прекратил атаку. Капитан Дегрюйтер показал себя явно «худым» человеком: когда у него матрос упал в море, он прекратил погоню и повернул судно на спасение матроса, хотя достаточно было послать для этого бот, который был у него на бакштове.
Примечательно, что посадка кораблей на камни и даже потеря корабля «Выборг» никому из подсудимых в вину не ставилась. Все внимание было сосредоточено на том, что были упущены возможности нанести поражение неприятелю. Это стало главным и при определении меры наказания."


Что хотелось бы сказать?
1. Что бы мы не создавали - все время получается КПСС и создание себе кумира. Это относится не только к веку XX-му, но верно и ранее. Петр был живым нормальным человеком, он сам никогда догм не держался, и призывал к этому других. И наверное в гробу потом несколько раз перевернулся, когда его указания, сделанные для конкретного флота в конкретное время объявили "священной коровой", которую нельзя обсуждать, нельзя менять, нельзя критиковать.
2. Читая первую часть цикла нельзя забывать, что мы сравниваем Устав региональной морской державы с Уставом первой морской державы. Это, как бы, разные весовые категории, соответственно разные требования и разные методы подхода к проблеме. У нас же не возникает вопросов, почему сборная Бразилии по футболу ставит для себя одни задачи, а сборная Бразилии по хоккею - совершенно другие. Причем если для сборной Бразилии по футболу неудача - это проиграть в финале чемпионата мира, то для сборной Бразилии по хоккею - войти в топ-50 команд - дикая удача.
3. Конечно же, для более корректного и правильного сравнения надо анализировать развитие и изменение шведских, датских, турецких Морских Уставов. Чтобы выявить корни побед русского флота на Балтике и в Черном море. Только этим наша историография никогда не занималась, это вообще никому в голову не пришло.
4. Настоятельно прошу не делать поспешные выводы, и дождаться выхода всего цикла. Первая статья - это по сути просто постановка проблемы. Далее будет рассказано на конкретных примерах, как с этим жили, как пытались изменить, и что получилось. Самое обидное - это создавшаяся к концу XVIII века двойственность подчинения, когда есть Устав, который в плане Инструкций по походу и бою просто устарел, и применить его в бою невозможно, но по этому Уставу ведутся судебные разбирательства, и капитаны свои нерешительные действия прикрывают именно им. И есть указания адмиралов, которые вроде как обязательны к исполнению, но противоречат Уставу. Но об этом уже в следующих частях.

1
george_rooke: (Default)
После боя Поля Джонса с "Сераписом" и "Коунтесс оф Скарборро" у капитана английского корабля и Джонса произошел следующий диалог:
"Англичанин: Довольно неприятно отдавать свою шпагу человеку, который сражался со мной с веревкой на шее.
Джонс: Сэр, вы бились храбро, и я думаю, ваш король без сомнения вознаградит вас за вашу доблесть."

Слова американского капитана оказались пророческими. Позже Пирсона, капитана "Сераписа", Георг III возвел в рыцарское достоинство. Когда Пол Джонс узнал об этом, он сказал: "Пирсон этого заслуживает. А если он еще один бой мне проиграет - наверняка лордом станет."



Американский лубок. Картина с названием: "А я еще и не начинал драться!". На самом деле, как говорит товарищ Сталин: "Нэ так все было, совсэм нэ так".
george_rooke: (Default)
Убаюканные "Нулевой войной" и "Royal Navy, ltd." некоторые мои читатели сразу подумали, что раз я выступил в этих книгах на стороне Королевского Флота, то он типа "зе бест", "зе супериор" и т.д. И сразу пошли рассказы, что Роял Неви стал таким потому как Англия остров, и географическое положение рулит.
Давайте по порядку рассмотрим аргументы, какие приводят сторонники геодетерменизма.

1) "Англия - остров, поэтому тратила деньги не на флот, а на армию".
В прошлой теме мы убедительно показали, что Англия тратила на флот меньше или максимум - примерно столько же, сколько и на армию.

2) У англичан всегда была склонность к морю, они - морская нация.

Интересно, а почему, признавая за англичанами морскую нацию мы забываем про испанцев, норвежцев, французов, шведов, датчан, голландцев, итальянцев, и т.д.? Они так же зависели от моря. Викинги карали Англию анально еще до тех пор, когда это стало мейнстримом. Испанцы и французы? - спросите вы? А я вам одну карту запощу. Вам понравится.

Вот это высадки испано-французских десантов в Англии с 1374 по 1380 годы. Всего-то. И это я не говорю о ПОЛНОМ уничтожении английского флота Пером Ниньо у Ла-Рошели. Не говорю о походе Пера Ниньо в Британию, где он издевался над английским флотом и английским побережьем, как хотел. Ах да, об этом мало кто знает, ведь в англоязычной литературе педалируется только Слюйс, правда? И это я не говорю про неоднократные избиения английских младенцев в 1399-1406 годах.

3) У Англии была большая морская торговля, ее надо было защищать, и так возник самый сильный флот.

Понимаете ли, в чем проблема. Когда Генрих VIII и Елизавета I могли в кораблики - английская морская торговля была не то что маленькой, она до уровня Швеции не дотягивала. Куда уж там до Дании, Германии, не говоря уж о настоящих монстрах - Испании или Бургундских Провинциях Карла V. Это по сути были сомалийские пираты, нищеброды, мимо которых проходили действительно богатые торговые пути. И корсарство - это попытка нищих оторвать хоть кусочек от чужих богатств. Как только у Англии появилось настоящее богатство, как только появилось, что защищать - все английские Дрейки и Хокинсы резко испарились.

Прочитав все это, народ спросит - а как же так произошло-то? И главное - когда?
А вот так и получается. Если считать с первых СТРАТЕГИЧЕСКИХ побед (под стратегическими я понимаю - решивших войну, поэтому не надо мне напоминать про Армаду) - то год начала превосходства Роял Неви над другими - это 1704-й. Если считать с того, момента, как он совокупным тоннажем превзошел любой другой флот - то это период с 1725 года по 1740-й. Если же считать с победы, которая обеспечила реально длительное мировое превосходство на море - так этой вообще Трафальгар образца 1805 года. Таким образом период господства Роял Неви на морях длился либо 204 года (1704-1918), либо вообще 103 года (1805-1918), смотря что мы принимаем за точку отсчета. Если брать 1704-й год - то сразу возникают вопросы по сравнительно ничейной войне из-за уха Дженкинса, перешедшей в войну за Австрийское наследство (1739-1748) и по натуральному проигрышу во войне за Независимость (1775-1783).
Есть еще один временной параметр, который позволяет говорить о начале эры Роял Неви. Это 1750-е годы. Примерно в это время прибыль от морской торговли (для государства - это очень важное замечание!!) СТАЛА БОЛЬШЕ, чем траты на Королевский Флот. Примерно в это же время совокупный тоннаж военного и торгового флота Британии обогнал совокупный тоннаж военного и торгового флота Голландии (примерно 600 тыс. тонн).
Ответив на вопрос "когда", давайте подумаем, а "почему или как вообще Британия смогла во флот?"
Извините, но мне на ум ничего, кроме последовательной политики по построению флота на ум не приходит. В той статье, на которую я вчера давал ссылку, говорится еще и о "постоянной поддержке общества в деле развития флота", то есть о своего рода кораблестроительном и флотском лобби, которое не только кормилось с этой госкормушки и получало оттуда деньги, но и развивало и двигало флот, и в конце концов развило до степени "супериор", когда "Defence Skill +10", а "Attack Skill +20", при этом и с рейтингом "Knowledge" все в порядке. То есть система, поддержанная и снизу, и сверху, сама себя выстроила, сама себя отчистила от налипшей шелухи, установился режим работоспособности, обновляемости системы, сменяемости исполнителей при несменяемости курса развития.
Если есть другие версии - готов выслушать.

У меня же условно получается такая периодизация.
После Армады (1588) - один из обычных европейских флотов.
С Карла II (1660) - становится регулярным.
С 1660 по 1756 - период борьбы с противниками (без замаха на гегемонию) с переменным успехом.
1756-1805 - борьба за гегемонию на море (и не только на море, ибо эра колониализма сменилась эрой империализма, и идет строительство империи).
1805-1918 - гегемон.
Периодизация очень условная.

george_rooke: (Default)
Согласно 3-му закону Ньютона "сила действия равна силе противодействия". Пушка, выпуская снаряд, получает такую же отдачу, с какой силой снаряд выходит из дула. Так, согласно опытам Каруаны, 32-фунтовая незакрепленная пушка весом в 69 хандервейтов 2 квартера и 11 фунтов (3.5 тонн) при выстреле на ровной поверхности полным зарядом отпрянула при выстреле на расстояние в 50 футов 3 дюйма (15,3 м), что на 3 фута больше, чем вся ширина батарейной палубы. Именно поэтому пушки крепились к борту корабля канатами. Длина одного каната (правого или левого) была равна 3 длинам пушки, если считать от дульного среза до окончания каморы. Откат при выстреле шел со скоростью 6 футов в секунду. Действия на борта (через канаты) было следующим - 32-фунтовка давала обще натяжение 8 тонн на рым-болт. 24-фунтовая - 7 тонн. 12-фунтовая - 6 тонн. Таким образом, если выстрелить одновременно из всех пушек, то полная сила на борта будет равна от 1300 (для 74-пушечников) до 1800 (для 100-пушечников) тонн на борт. Естественно, при таком напряжении на борт, корабли расшатывались, горизонтальные связи ухудшались, в корабле появлялись течи, и т.д. Именно поэтому стреляли чаще всего лагом, то есть пушки вели огонь с небольшими интервалами относительно друг друга.
Ядро из 32-фунтовки с полным зарядом на 370 ярдах (338,33 м) могло пробить 3 фута (0.9) дубовой обшивки или 6 футов (1,83 м) ели и сосны. Однако уже на 600 ярдах "бронепробиваемость" падала в 2.5 раза. Но очень часто в ближнем бою 32-фунтовки снабжали не полным, а половинным, или третичным зарядом. Так, при заряде пороха в 4 фунта (1.8 кг) 14-кг ядро пушки работало по типу карронады, и не пробивало, а проламывало борт, давая во время выстрела кучу щепы.
Вот реконструкция результатов стрельбы уменьшенным зарядом:
yaaa_a_1191750_f0004_oc
Ну и о шуме.
Шум выстрелов при Трафальгаре разносился на 60 миль, в том числе и на берегу,и это при том, что корабли были на расстоянии 15-20 миль в море относительно берега. Спасало экипажи пожалуй то, что шум снаружи был гораздо больше, чем шум внутри батарейных палуб. Кроме того, во время погони или сближения команды батарейных палуб были в роли статистов, поэтому когда наставал их черед - все неприятности от шума или дыма уступали азарту боя. Кстати, чтобы раз и навсегда закрыть вопросы по количеству обслуги на одну пушку. Согласно директивам адмиралтейства от 1758 года количество людей определялось как вес пушки в фунтах, деленный на 500. ТО есть к примеру 32-фунтовая пушка весила 7804,364 фунтов, делим на 500 - получаем 15 человек. Обычно добавляли (либо убирали) 1 человека, ибо как мы помним, эти 15 человек должны были обслуживать две пушки, на противоположных бортах, а это удобнее делать четным числом людей.
george_rooke: (Default)

Вес бортового залпа  HMS Victory  на 1778 год составлял 1148 фунтов (512 кг).  С чем это сравнить?  При Ватерлоо вся артиллерия Веллингтона, а это 161 орудие, имела общий залп в  1704 фунта, или 760 кг. Но в сражении при Трафальгаре Нельсон приказал забить в пушки по два или даже три ядра, и залп во французский 80-пушечный флагман Bucentaure был просто убийственным - 3444 фунтов (1566 кг) или чуть более 1,5 тонн. Одним этим залпом было убито 197 человек и ранено 85, в том числе капитан корабля.
Общий вес залпа всех 33 кораблей эскадры Нельсона составил 51,944 фунтов (23,582 кг) или 23,2 тонн. Для сравнения - вес залпа Бисмарка - 6400 кг, или 6.4 тонны.
32-фунтовые пушки  были очень мощными. С помощью полного заряда около 11 фунтов (5 кг) пороха   14,4 кг ядро имело дульную скорость  от 1500 до 1600 футов в секунду (487 м / с) или между 1023 и 1091 миль в час (1646 и 1755 км / ч). 
Самая примечательная смерть при Трафальгаре была у секретаря капитана Харди - Томаса Уиппла. Он погиб, попав в вихревое кольцо от залпа, которое прошло очень близко с его головой. Волна давления, а потом внезапное падение давления воздуха после выстрела просто высосало воздух из его легких. Он просто мгновенно задохнулся.


george_rooke: (Default)
Поскольку уже несколько человек задало вопросы, почему галеры против корабля очень нечасто выигрывают сражения.
Если что, я думаю, galea-galley дополнит.
Итак, в чем преимущество галеры перед кораблем?
Их всего два.
1) Низкий силуэт.
2) Возможность ходить против или без ветра.

Есть еще и третье преимущество, но оно зависит от того, где происходит бой. Это малая осадка. То есть на мелководье это преимущество. В открытом море низкий борт и малая осадка скорее минус, чем плюс.

Ну а теперь давайте поговорим про преимущества корабля.
1) Борта, которые подобно брустверам или крепостным стенам защищают экипаж. Да, они не гарантируют от пробития и осколков, тем не менее действие ядер они локализуют. Ну и против ручного оружия борта являются абсолютной защитой.
2) Более высокий борт. Позволяет нашим стрелкам и пушкам верхней палубы стрелять сверху вниз, вся галера для нас как на ладони.
3) Большая осадка. Делает корабль более устойчивым и мореходным при непогоде.
4) Большое водоизмещение относительно галеры. Вернее даже не так - большая масса. Позволяет наносить самим корпусом жесточайшие повреждения галере, при этом локализуя при столкновении собственные повреждения.
5) Парусное вооружение. Относительно весельного вооружения оно гораздо более защищено и быстрее заменяемо. Если наше ядро просто попало в весло галеры - как минимум мы вывели из строя пару-тройку гребцов, плюс - заменить весло (при наличии такой замены) - особенно в бою - это очень нетривиальная задача. Тогда как парус, даже дырявый, вполне исполняет свою функцию, и поменять его, даже в бою, гораздо легче.

Что происходит при метком залпе по галере?
Цитата из испанского отчета 1748 года, противо-алжирские экспедиции Энсенады: "Вражеские галеры приближались, вдоль каждого борта поднимались и опускались весла, выглядело это очень эффектно. Появились дымки от пушечных залпов, одно из ядер с вражеской галеры сбило нам фок-рею, и повредила грот. На шканцах корчились в крови двое морских пехотинцев. Наш капитан закричал: "Огонь!", и корпус задрожал от выстрелов наших пушек. Когда рассеялся дым, мы увидели действие нашего залпа. Бак ее выглядел ужасно - ошметки тел валялись по палубе, часть весел были сломаны, кровь текла во все стороны, галера остановилась и стала беспомощной. Мы приказали пиратам спустить свой флаг. Некоторые из корсаров подняли свои мушкеты как знак неповиновения, однако появился капитан, весь в крови, который снес саблей голову одному из поднявших мушкет и закричал: "Да-Да, мы сдаемся!".



Резюмируя. Галера хороша на мелководье, когда корабль стеснен в маневренности и может сесть на мель (или уже сел) из-за малых глубин. Галера так же хороша в штиль, поскольку опять-таки, корабль стеснен в маневренности, и галера может зайти с носа или кормы (чтобы не стать мишенью для расстрела) и атаковать корабль с помощью абордажа, предварительно даже постреляв по нему с удобного курсового угла и расстояния.
Галера так же хороша в случаях, когда у корабля ослаблен/малый экипаж (экипажу корабля надо управляться с парусами и одновременно вести огонь из пушек).

В любом другом случае галера проигрывает парусному кораблю.
Здесь естественно затрагивается противостояние "Галера vs военный корабль". Мы не рассматриваем захват торговых или транспортных судов. Так же не рассматриваем лаки-шоты, отсутсвие на корабле пороха и прочий форс-мажор.
george_rooke: (Default)
"Слышь, пижон (Dude), есть подписанный договор. Согласно ему ты должен сопровождать в Бомбей наши войска и представителей, где передать им под контроль индийские владения, указанные в договоре. Совместно с новым, мною назначенным вице-королем Индии, ты должен осмотреть все здания, запасы и материалы на предмет их качества и удовлетворительности, и передать их в целости и сохранности. И перед своим королем отвечать за все остальные свои владения".
Английский король Карл II, выведенный из себя, вице-королю португальской Ост-Индии дону Алонсу де Мелу де Кастро.

Когда король разговаривает на языке гопника - это прекрасно) Напоминает: "- Закурить есть? - А если найду?"
george_rooke: (Default)
Небольшая предыстория.

Генри-Льюис Менкен - американский журналист, настоящая язва, создатель журнала "Америкэн Меркьюри". Всеамериканскую известность он получил во время "обезьяньего процесса". Некий Джон Скоупс, школьный учитель, начал в школе штата Теннесси преподавать теорию Дарвина. В результате угодил в суд, ибо в штате был принят закон Батлера, согласно которому запрещалось преподавать в любом финансируемом штатом Теннесси образовательном учреждении «любую теорию, которая отвергает историю Божественного Сотворения человека, которой нас учит Библия, и учит вместо этого о том, что человек произошёл от животных низшего порядка».
На всякий случай - это 1925 год.
Самое смешное произошло именно в суде. Со стороны обвинения выступал трёхкратный кандидат в президенты США Уильям Дженнингс Брайан. Так вот во время допросов на слушании оказалось - тот не знает не только основ анатомии, но и биологии, медицины, истории, богословия. По сути, перед судом оказался неуч, невежда, полный ноль. Еще раз напомню - это кандидат в президенты. За него реально люди голосовали.
Тем не менее Скоупсу был присужден штраф - 100 долларов. Теперь, как я думаю, вы поймете подоплеки этих цитат.

"As democracy is perfected, the office of president represents, more and more closely, the inner soul of the people. On some great and glorious day the plain folks of the land will reach their heart's desire at last and the White House will be adorned by a downright moron.”

"Поскольку демократия все совершенствуется, должность президента все более и более отражает внутреннюю сущность людей. И в один прекрасный и великий день простые люди добьются-таки желания своего сердца, и в Белый Дом въедет настоящий идиот".


Генри-Льюис Менкен "Заметки о демократии".

А вот эта цитата мне ОЧЕНЬ нравится:

"Moral certainty is always a sign of cultural inferiority. The more uncivilized the man, the surer he is that he knows precisely what is right and what is wrong. All human progress, even in morals, has been the work of men who have doubted the current moral values, not of men who have whooped them up and tried to enforce them. The truly civilized man is always skeptical and tolerant, in this field as in all others. His culture is based on "I am not too sure.”

"Определенность в морали всегда является признаком культурной неполноценности. Чем более нецивилизован человек - тем он увереннее - именно он точно знает, что в этой жизни правильно, а что неправильно. Весь человеческий прогресс, все достижения людей - это работа тех, кто сомневались в существующей морали, в существующих ценностях, а не работа тех, кто директивными методами пытался обеспечить их соблюдение. Действительно цивилизованный человек - всегда скептичен и терпим. Его культура основана на словах: "Я не слишком уверен".
george_rooke: (Default)
На Варспоте тем временем неспешно продолжается сериал про эволюцию тактики парусных флотов. На этот раз рассматривается период с 1740 по 1782 годы. Осужденный Мэттьюс, расстрелянный Бинг, мимолетное торжество "формалистов" на "мелеистами", а потом - Киберон, Лагос - и снова "мелеисты" на коне.

Цитата:
"Таким образом, из-за ошибок капитанов часть эскадры Бинга просто не смогла вступить в бой. Ни о каких канонах линейной тактики и нарушениях речи больше не шло. Очевидно, что «формалистский» подход – это чисто оборонительная тактика, и использовать ее в качестве наступательной было чревато.
Тем не менее, Бинга судили не за выбранный способ атаки. На трибунале капитаны и офицеры с «Интрепида» и «Ривенджа» утверждали, что никоим образом не мешали Бингу и другим кораблям сблизиться с французами, и что адмирал задержался перед ними по своей собственной инициативе. Кэптены авангарда говорили, что центр и арьергард Бинга по какой-то причине не поддержали их атаку. Командир «Каллодена» вообще заявил, что если бы они смело атаковали французов, то «взяли бы все их корабли до одного» (!)."


Махание кулаками после драки детектед. Что только не наврешь, чтобы убрать свою задницу из-под расстрела. Уж лучше потопить начальника.

george_rooke: (Default)
Не думал, что придется писать на эту тему, но вижу, что все-таки надо объяснить.
Итак, в чем проблема стрельбы из пушек с парусного корабля?
1. Конечно же качка. Одно дело - стрелять с неподвижной платформы, другое дело - с качающейся и рыскающей. Самый простой аналог, который доступен каждому: попробуйте попасть сначала теннисным мячом в ствол дерева, стоя не асфальте, а потом проделать то же самое, немного раскачавшись на качелях.
2. Параметры тогдашних орудий. Дальность выстрела тогда чаще всего регулировалась не углом наклона пушки, а уменьшением или увеличением заряда. Более того, систем опознавания и прицеливания не было, ну кроме двух (а иногда и одного) глаза комендора.
3. Технологией производства тогдашних пушек. Изначально чугунная пушка отливалась как болванка, а потом в ней высверливался ствол. Так вот, до 1760-х годов строго горизонтально высверливать ствол не умели, чаше всего ствольный конус уходил под небольшим углом в какую-то сторону. Отсюда частые разрывы корабельных пушек, а так же их повышенный износ.

Наложим все три условия друг на друга и творчески проанализируем. Получается что из отдельной пушки попасть в отдельный корабль можно только чудом. Вернее даже переформулируем - точность стрельбы из отдельной пушки с находящегося в море корабля на средней и дальней дистанции (от 200 ярдов и выше) не превышает единиц процента.
И тут нам на помощь приходит теория вероятности. Вернее, тогда ее еще не было, но интуитивно было понятно, что если задействовать против цели в определенный момент времени МНОЖЕСТВО пушек - то вероятность попадания возрастает в разы. Собственно, именно с этим справлялся бортовой залп. Цель накрывала МНОЖЕСТВО ЯДЕР (в бортовом залпе 74-пушечника участвуют 30-32 пушки с одного борта), соответственно для 74-пушечника вероятность поражения цели ХОТЯ БЫ ОДНИМ ЯДРОМ возрастает в 30 раз.
В идеале лучшие результаты достигались бы, если бы все пушки выстреливали одновременно, но это очень плохо сказывалось на живучести самого стреляющего корабля. Пушки канатами были принайтовлены к бортам корабля. И вот представьте, когда на борт корабля резонансно воздействуют разом 30 орудий, весом от 0.5 до 2 тонн! Если борта и выдержат, то от многократных залпов пойдет отслоение обшивки, нарушение конструкций, течи и т.д.
И тогда решили стрелять лагом - то есть каждая пушка борта стреляет с небольшой задержкой по сравнению с соседней. Смысл в этом был простой - скорость корабля мала, поэтому ей можно пренебречь. Ну потеряем мы в вероятности поражения противника 1-2 процентов, ну и фиг с ним. Зато свой корабль целее будет.
К 1740-м годам перешли к новому методу ведения залпа - лагом побатарейно. В самом деле - на нижнем деке пушки одного калибра, не среднем - другого, на верхней палубе и надстройках - третьего. Во первых их становится легко пристреливать (помним про варьирование дистанции методом веса заряда и глаз комендора в качестве систем прицеливания), поскольку становится понятно, был недолет, попадание или перелет, и не надо грешить на то, что это вот в борт противника сейчас влетело не наше ядро, а ядро соседнего дека.
Самое смешное, что с одной стороны здесь вероятность сначала уменьшается, но потом все равно суммируется (грубо говоря 10% попаданий с нижнего дека суммируются с 10% попаданий с среднего дека) и в результате мы получаем все ту же линейную вероятность.
Таким образом, важно понять, что артиллерия на море стала рулить тогда, когда перешли именно к бортовому залпу, а не выстрелу из отдельной пушки. То есть когда начали оперировать массивом ядер и массивом пушек.

george_rooke: (Default)
Специально разбил вчерашнюю цитату на две части.)
После того, как все высказались, читаем продолжение:

"Создание и организация флотов различных стран очень зависела от их взгляда на морскую мощь и их потребности в этой мощи. Если морская торговля использовала море прежде всего для извлечения оттуда продуктов и для морской коммерции, то военно-морские силы всегда служили инструментом для увеличения государственной и национальной силы, и соответственно для ослабления своих соперников.
В то время как большинство наций мечется между двумя крайностями (морской и континентальной стратегией) важно признать, что флот, построенный морской торговой империей будет весьма сильно отличаться от флота, построенного страной с преимущественно наземными, континентальными амбициями.
Похожее рождение, но совершенно разные истории британского Королевского Флота и Российского Императорского флота как нельзя лучше иллюстрируют этот факт."

Эндрю Ламберт, Там же, стр. 23-24.

george_rooke: (Default)
"Несмотря на все наши завораживающие (fascinatio) "решающие победы" в XVIII столетии, весь этот период морские сражения по своей сути, были "решительно нерешительными". С победой на море невозможно захватить какую либо территорию, ресурсы, или рабочую силу. Выгоды морской войны на момент ее начала неочевидны, и в то же время они (эти выгоды) наверное гораздо более важны, чем территории или ресурсы. Морская мощь не могла восторжествовать над традиционным европейским взглядом на войну, она не могла выиграть войну в генеральном сражении, но эта мощь была нетрадиционной стратегией, в которой постепенно, но неумолимо вражеские ресурсы просто тают и уменьшаются. И со временем это уменьшение можно превратить в решающее преимущество."
Эндрю Ламберт "Война на море в эпоху паруса", стр. 23.

На самом деле, если подумать, великая цитата, которая многое объясняет. Грубо говоря, флот и морская война - это работа на будущее. Выгоды от сухопутных побед сиюминутны. На мой взгляд напоминает разницу между "ограбить" и "создать новый бизнес/производство".

george_rooke: (Default)
"Когда большая часть нации испорчена, законы без деспотии бесполезны."

Наполеон Бонапарт, 1820 год.

Цитата по "A Manuscript Found In The Portfolio Of Las Casas, Containing Maxims And Observations Of Napoleon: Collected During The Last Two Years Of His Residence At St. Helena"
george_rooke: (Default)
А вернее - к вот этому посту: коммодор Мур перед выходом из Нового Орлеана закупил у некоего полковника Кольта карабины и револьверы, и этот заказ просто спас оружейника от банкротства.
В благодарность за это на всех экземплярах морской версии новой модели револьвера Кольта 1851 года было выгравировано: "ENGAGED 16 MAY 1843" и сама сцена боя, в память о Муре, бриге "Остин" и сражении при Кампече.





george_rooke: (Default)
Ну нравится мне эта цитата:

«Нация без сильного флота смотрится на карте, как блюдо для голодных, - а не как один из игроков на мировой арене. Морской флот имеет для нации не только торговое и военное значение, но и является мощным фактором для демографического развития, так как формирует личностные качества каждого индивидуума нации».

Очень кстати похоже на мысль Демосфена Афинского:

«Морские корабли государства выглядят так, как выглядит само государство».

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 10:53 am
Powered by Dreamwidth Studios