george_rooke: (Default)
В августе 1849 года начальник штаба морской артиллерии и глава Норской военно-морской базы Роял Неви, адмирал Генри Чедс безаппеляционно заявил: «я думаю, железо никогда не сможет заменить дерево в деле строительства кораблей и создания оружия».

Цитата по Albion, Robert Greenhalgh. "Forests and Sea Power: The Timber Problem of the Royal Navy 1652-1862".
(Hamden, Connecticut: Archon Books, 1965), стр. 404.
george_rooke: (Default)
Почему-то кольбертизм у нас понимают только в разрезе производства гобеленов и кружев, меж тем - это понятие гораздо шире. В момент экономического кризиса, в момент, когда страна попросту разворована, Кольбер не стал дожидаться, когда поднимется цена на нефть все само рассосется, а тупо начал развивать прежде всего свой внутренний рынок. Нет, он не устраивал дискуссии в "Воскресном Вечере с Вольдемаром Россиньолем", он просто начал работать. И опять-таки, Кольбер прекрасно понимал, что экономика зависит от реального производства, а для этого надо обеспечить всего-то три вещи:
а) ГОСТы
б) Логистику
в) Сбыт.
Первый акт Кольбера - это радикальное снижение внутренних транспортных пошлин и сборов.
Второй - введение ГОСТов. То есть государство было готово давать субсидии производителям, но только в том случае, если они будут выпускать конкурентный товар. Поверка качества возлагалась на интендантства и инспекции, однако зная продажность чиновников, Кольбер во всех созданных структурах ввел институт доносчиков и осведомителей. Теперь интенданты и инспектора ВЫНУЖДЕНЫ были выполнять свои обязанности КАЧЕСТВЕННО, ибо любой прокол грозил разорением, а далее - в зависимости от тяжести - тюрьмой или смертью.
Были введены сертификаты качества продукции, при этом Кольбер решил устроить внутреннюю конкуренцию товаров - гильдиям, свободным работникам (ИП по сути, те, которые на дому) и привилегированным производствам был дан зеленый свет и отрезок времени - вот кто выживет, кто сможет при гостовском качестве дать меньшую цену - того и будем поддерживать.
Части предприятий были выделены эксклюзивные рыночные права и введен госзаказ, дабы поднять их до уровня зарубежных конкурентов. Кольбер планировал не на всегда дать такие преференции, только на 10 лет. По мысли Кольбера - если за 10 лет предприятие не развилось - то на фиг его вообще поддерживать деньгами или льготами. "Вы должны знать, что всякий раз, как только я нахожу иностранный товар такого же или высшего качества при меньшей цене - я разом снимаю с вашего производства все субсидии и привилегии".
В Версале, например, было прямо запрещено появляться в костюмах иностранного производства. Даже послам других государств. Не нравится - ну значит не фиг при дворе делать.
Кольбер не был высоколобым теоретиком (которые нам часто рассказывают, что "свободный рынок все решит сам", забывая, что в идеальном свободном рынке вход на рынок свободен, товары примерно все одинакового качества, и сам рынок прозрачен. Такого ни разу в истории не было никогда), он был чистым практиком, который понимал, что государство, которое не кормит свою промышленность, будет кормить чужую. Отсюда и заградительные тарифы на иностранные товары, конкурирующие с французскими.
Что представляло из себя тогдашнее производство во Франции? Это не заводы в нашем понимании - это чаще всего сеть кустарных мастерских, разбросанных в сельской местности, работающих либо на заказ, либо в свободное время. Здесь только введение ГОСТов могло спасти качество продукции. Те, кто дают приемлемое качество и цену - достойны поддержки. Те кто не дают - извините, переквалифицируйтесь в управдомы.
Далее из этих кустарных мастерских все свозится на пункт распределения, там интенданты и инспектора проверяют соответствие товаров прописанным ГОСТам. На устраивающие товары ставят печать. На не устраивающие - нет, и далее вариантов два - продавать некачественные товары по бросовой цене, либо их выкинуть. При этом интенданту приходится работать на совесть - ибо за ним проверит инспектор, а рядом наверняка бдит шпион товарища Кольбера, который подмечает все особенности работы интенданта, и наверняка отпишет своему боссу, что и как.
Ну хорошо ткани, черт с ними - да, порвалась рубашка, неприятно, но пережить можно. А пушки? А корабли? Тут ведь уже жизни людей на кону!
По сути система торговых марок и инспекций заменила саморегулирование "дикого рынка", и однозначно пошла на пользу государству. Появился общественный договор между производителем и покупателем по поводу соотношения "цена-качество" на товар, в котором государство выступало как арбитр. Французский экономист Дюсьен Карпик назвал это "экономикой качества".
На 1661 год долг Франции составлял 46 миллионов ливров. На момент смерти Кольбера (1683 год) - 10 миллионов ливров.
На 1661 год Франция собирала в казну 23 миллиона ливров, на 1683 год - 121,4 миллионов ливров (62,8 миллиона - непрямые налоги, 47,7 млн. - талья, остальное - иные выплаты)/
Французский экспорт за период с 1661 по 1690 годы возрос с 40 до 100 миллионов ливров, то есть внутренний рынок потянул за собой развитие внешнего.
То есть всего-то оказалось - надо не на шоу выступать, и не в твиттерах записки писать, а банально - работать. И все наладится.
Ну и надо добавить, что результаты работы Кольбера во многом были просраны после его смерти, а правила, которые он вводил, как адекватные ответы на нынешнюю ситуацию, во многом оказались зацементированными последующими министрами финансов без учета изменившихся реалий. И естественно, потом, свалив из Франции, они писали, что это гадкий Кольбер создал систему, которая привела к Революции. Оправдывая свое собственное ничегониделание.

george_rooke: (Default)
Начало медицинской службы французского флота можно отнести к 1640 году. Именно тогда указом кардинала Ришелье впервые были введены в состав эскадр госпитальные суда. Первый госпитальный флейт был спущен на воду в Марселе, и предназначался для корпуса галер.
Первый военно-морской госпиталь был открыт 17 лет спустя, в 1666 году, в Тонне-Шарант, он был рассчитан на 40 коек, естественно – это было мало, поэтому его вскоре расширили до больницы на 480 мест и 240 коек.
С 1673 года были введены должности трех флагманских хирургов (в Бресте, в Рошфоре, и Тулоне), которые получали зарплату от военно-морского ведомства. В их подчинении находилось по 2 два хирурга и по шесть врачей на эскадру.
Однако вскоре выяснилось, что такого количества лекарей безнадежно мало, и согласно приказу Сеньелэ в 1683 году каждый корабль свыше 35 человек экипажа должен был иметь одного хирурга. Корабль свыше 50 человек экипажа – двух хирургов.
Однако проблема был а в том, что привлекались к службе на флоте гражданские хирурги, которые понятия не имели о лечении морских болезней и специфических травм на флоте. Во Франции, как и в Англии, врачи тогда представляли три вида

  1. Хирурги, то есть врачи, чаще всего имеющие университетское образование (Тулуза, Сорбонна), умеющие лечить большой спектр заболеваний.

  2. Костоправы – «пилить, отрезать, вырывать», и т.д., но не более. Чаще всего по аналогии с лечением домашних животных.

  3. Аптекари – ну как в анекдоте: «ох уж эти костоправы, им бы все резать и резать; щас дадим вам таблеточку, и все само отвалится».

Поэтому в 1731 году была создана Академия хирургии, в задачу которой входила подготовка врачей к службе в армии и флоте. Там преподавали основы анатомии, физиологии, питания, и т.д.
Чуть ранее, выпускник медицинского факультета Тулузского университета Жан Кошон-Дюпуи, при госпитале в Рошфоре открыл 5 февраля 1722 года первую школу для военно-морских хирургов. Опыт был признан удачным, и такие же школы открылись в Бресте и Тулоне.
Теоретические занятия в этих школах перемежались практическим, тренировались в основном на экспонатах их воска. Как правильно сделать кровопускание, перевязку, ампутацию, и т.д. Кроме того, студенты прослушивали курс лекций по аптекарскому делу, по ботанике и анатомии. Учеба длилась 5 лет, далее студент должен был сдать два экзамена – один по теории, второй по практике.
В 1757 году студенты и преподаватели прервали учебный процесс – в Рошфор было свезено сначала 2000 моряков с тифом, а потом еще 8000 моряков с инфекционными заболеваниями. Врачи и студенты мужественно ухаживали за больными, однако большое их количество умерло.
Тем не менее, с 1722 года и до начала Революции школа в Рошфоре подготовила 700 судовых хирургов. Однако, как оказалось, это безумно мало.
Хирурги делились на два класса: собственно судовые врачи, и те, кто работал в госпиталях на берегу. Так вот, согласно ведомости на начало 1783 года флоту требовалось 859 врачей на кораблях, все три школы смогли же предоставить лишь 155 человек. Попытались выкрутиться с помощью гражданских – но все равно мобилизовали лишь 200 хирургов. Отсюда и высокая смертность на кораблях, особенно в Вест- и Ост-Индии.
Казус ситуации в том, что согласно штатному расписанию хирургов было не менее 1000 человек, однако оставшиеся 800 – это синекура, либо выжившие из ума старики, либо люди «при медицине». То есть жалование они получали, но делать ничего не умели, да и не делали в принципе.
Как следствие – в 1803-1805 годах школы прошли глобальную реорганизацию, что безусловно улучшило положение с медициной и гигиеной на кораблях.


Восковая модель больного цингой.
george_rooke: (Default)

На политику правящих кругов Великобритании значительное влияние оказывала полемика, ведущаяся в английской публицистике со времени обострения британо-российских отношений в начале 1830-х гг. В ней, по словам советского историка Л.С. Семёнова, «... отчетливо проявилась борьба двух тенденций в отношении развития экономических связей с Россией» [9, с. 41].
Идеологи манчестерской школы английских фритредеров рассчитывали, что пример Англии побудит другие государства Европы, в т.ч. Россию, принять принципы свободной торговли. Таким путем можно будет добиться расширения рынка сбыта британских товаров. Главным выразителем подобных взглядов был известный борец против «хлебных законов» Р. Кобден. Его деятельность оказала определенное влияние на политику правительства. Е.В. Тарле подчеркивал: «.глава консервативного правительства Роберт Пиль. постепенно склонялся к сближению с Ричардом Кобденом, основные требования которого относительно отмены хлебных законов, как известно, Пиль и осуществил в 1846 г.» [10, с. 101].
Представители другого направления призывали британских предпринимателей переключиться на активное освоение турецкого рынка, поставив его под полный контроль Англии. Эта программа пропагандировалась дипломатом и публицистом Д. Уркартом в отдельных работах и статьях, а также в издаваемых им сериях сборников «Портфель» (The Portfolio). В своих публикациях Уркарт предлагал вести с Россией таможенную войну, чтобы заставить русских дворян-экспортеров оказывать давление на собственное правительство с целью заставить его отказаться от протекционизма. «Помимо таможенной войны, “Portfolio” предлагал и другой путь. Англия могла бы добиться от соседней с Россией Турции “отмены всех ограничений, введение которых стоило России таких усилий”, а Турция статьями своего вывоза могла бы соперничать с Россией и “снабжать нас всякого рода сырьем по более дешевой цене.”» [9, с. 42].
Изучение архивных документов убеждает: в 1830-х гг. британское купечество было крайне заинтересовано в том, чтобы сохранить российский рынок. В обоснование этого приведем, как минимум, три причины. Во-первых, налаженные древние устойчивые связи и выгодные позиции, завоеванные британцами в России. Во-вторых, политическая стабильность (особенно в сравнении с нарастающим после прихода к власти султана Абдул-Меджида (1839-1861) политическим хаосом в Турции), гарантирующая сохранение их капиталов и предоставляющая возможности для расширения сферы деятельности. В-третьих, наличие у населения России разнообразных материальных потребностей, сходных с потребностями других европейцев, и желания следовать за европейской модой, что пока еще было слабо развито в Турции. Другими словами, если в России британцы находили заинтересованного потребителя их товаров, то в Турции и других странах Востока его требовалось создать, потратив на это время, силы и средства. Тем не менее, в торговле с Россией, особенно когда пост министра финансов занимал Канкрин, для британцев существовало серьезное затруднение - протекционистский характер русской таможенной политики. Поэтому они всеми возможными способами (в ход по-прежнему шла даже контрабанда), боролись с протекционизмом, не пренебрегая возможностью прямого обращения к высшим чиновникам империи, в т.ч. и к Николаю I.
Примером такой борьбы, свидетельствующем о большом желании британцев не только сохранить свои позиции на российском рынке, но и укрепить их, перехватив у других выгодные статьи экспорта, может служить дело, сохранившееся в Архиве внешней политики Российской империи (АВПРИ). Оно посвящено рассмотрению просьбы английских купцов о даровании им права поставлять в Россию мелкотолченый (лум-повый) сахар на тех же основаниях, что и доставляемый с о. Куба тростниковый глинерованный (пропущенный через глину) сахар. Дело тянулось с 1830 по 1835 гг.
18/30 июня 1830 г. британский посол У. А’Корт барон Хейтсбери вручил Нессельроде ноту, в которой говорилось, что по поручению своего правительства он обращается к вице-канцлеру за разъяснением: на каком основании «.привоз в Россию некоторого рода сахару, вывозимого из Англии, запрещен, между тем, как таковой же сахар, привозимый из других мест, свободно пропускается» [4, л. 7]. Британцы доказывали: в действующем русском тарифе допущена ошибка, позволяющая запретить привоз в страну лумпового сахара как рафинада, готового к употреблению, и разрешающая доставку гаванского глинерованного сахара как полуфабриката, хотя оба вида «.во всех отношениях принимаются в торговле за один и тот же сахар» [Там же, л. 7-7 об.]. Именно это неравенство побудило купечество жаловаться.




https://m.cyberleninka.ru/article/n/vliyanie-ekonomicheskih-faktorov-na-politicheskie-otnosheniya-velikobritanii-i-rossii-v-1830-1840-e-gg

george_rooke: (Default)
В 1801 году один из гарнизонов восточного побережья Китая пишет императору просьбу совсем отменить артиллерийскую практику, поскольку «шум от стреляющих пушек плохо сказывается на увеличении популяции тутового шелкопряда на местной фабрике».

Это пять, я считаю))))
george_rooke: (Default)
Вообще, эпоха Александра II, вошедшего в историю под никнеймом "Освободитель" - это адовый, голимый звиздец.
После времен Павла I никто особо с коррупцией не боролся, при Александре I пять полностью проворовавшихся губернаторов были просто сняты с должности, и... все. Никаких тебе тюремных сроков, штрафов, или еще чего.
При Николае I были приняты "Уложения о наказаниях уголовных и исправительных", где проворовавшиеся... приговаривались максимум - к штрафу. Только лишь за вымогательство (лихоимство) можно было реально загреметь на каторгу.
Но коррупция при Александре II превзошла все мыслимые и немыслимые рекорды. Уже упоминаемый мною Рейтерн во всю раздавал заказы на постройку железных дорог либо друганам, либо тем, кто ему на лапу больше давал. Вообще все дороги раздали в частные руки, ибо не фиг. Особенно интересна судьба Павла Григорьевича Визе, который чуть позже стал фон дер Визе, школьного друга Рейтерна. Учитесь, коррупционеры, это вам не хухры-мухры: "Схема, придуманная Дервизом, была проста, как и все гениальное, но действовала безотказно. Предприниматель заключал с государством договор (концессию) на строительство частной железной дороги с последующий её передачей государству. Смета подряда на строительство умышленно завышалась до максимально допустимого разумного предела, на эту сумму выпускались акции и облигации, гарантом получения дохода по которым выступало государство. Часть акций оставалось в правлении дороги, а практически в безраздельном владении Дервиза, становившегося учредителем общества по строительству и эксплуатации дороги, которая через определенный срок должна была перейти в собственность государства. Облигации же по пониженной цене размещались за границей. Гарантии правительства России ценились высоко, поэтому реализация недорогих облигаций проходила быстро."
А потом из государства начинали выкачивать деньги. Нет, ну а че? Например, ежегодная выручка Уральской железной дороги в начале 1880-х годов составляла всего лишь 300 тыс. руб., а её расходы и гарантированная акционерам прибыль — 4 млн руб., таким образом, государству приходилось только на содержание одной этой частной железнодорожной компании ежегодно доплачивать из своего кармана 3,7 млн руб., что в 12 раз превышало доходы самой компании.
Я думаю, понятно, куда шли 3.7 млн. рубликов. Позже дер Виз (Дервиз) свалил в Ниццу, где купил 11 гектаров земли и построил виллу, просто поражавшую даже видавших виды богачей. Его там серьезно называли "новым Монте-Кристо", Витте вспоминает: "Дервиз от той роскоши и богатства, которыми он пользовался в Италии благодаря своему состоянию, совершенно сбрендил. Так, например, он держал большую оперу исключительно для самого себя и очень редко кого-нибудь приглашал, между тем как каждый день ему давали то или другое представление... Когда был 25-летний юбилей женитьбы Дервиза, он пригласил к себе, в свой замок в Италию, многих родственников и друзей; все они съехались, и вот во время обеда произошло следующее событие. Его жена, самая простая женщина, очень почтенная старуха, в течение уже многих лет не пользовалась любовью своего мужа; он всегда ухаживал за различными знатными дамами, которые в значительной степени его эксплуатировали. И вот во время обеда он встал и торжественно обратился к своей жене с благодарностью за то, что она в течение стольких лет была такой верной ему женой, что он очень ей благодарен и в знак благодарности делает ей подношение (в это время вошли люди и на подносе поднесли ей миллион рублей золотом). После этого он снова ее благодарил и просил его оставить, так как он больше не желает, чтобы она была с ним. Из этих поступков видно, что он совсем от этой роскоши рехнулся".
А для государства результат был такой: "Последствием потворства хищным инстинктам концессионеров были громадные жертвы, которые правительство должно было нести, доходившие до 60 миллионов ежегодно (к концу 70-х годов); эти суммы, выплачивающиеся из средств государственного бюджета, т. е. за счет плательщиков налогов, записывались долгом за железнодорожными обществами; но долги эти по своей громадности были безнадежны, и при последовавшем в 80-х и 90-х годах взятии в казну частных дорог их просто приходилось списать со счетов. Как велики были эти долги за отдельными линиями, показывает пример Юго-Восточного Общества, образовавшегося в 1893 году из старых дорог Орловско-Грязской, Грязе-Царицынской и Козлово-Воронежско-Ростовской: их долг правительству по гарантии дохода составлял 180 миллионов рублей, что было более 100 тысяч рублей на версту протяжения дорог и более строительной стоимости дорог; как безнадежный, он был списан со счетов. Всего за частными обществами долгов по гарантии капиталов было не менее 1,5 миллиардов рублей".
Александр II отличился из всех царей. Это можно сказать абсолютно четко и ясно. Он умудрился... красть деньги у самого себя. На фига, спросит недоверчивый читатель? О, это восхитительная история.)))
Милютин (на минуточку - это военный министр при Александре II) пишет, что царь дал распоряжение министру путей сообщения сделать крупный заказ на подвижной состав заводам Мальцева «с тем чтобы последний обязывался подпиской выдавать ежегодно по столько-то тысяч рублей своей жене, приятельнице императрицы, неразлучной с нею и не живущей с мужем». И далее: "Остается только дивиться, как самодержавный повелитель 80 миллионов людей может до такой степени быть чуждым самым элементарным началам честности и бескорыстия. В то время как, с одной стороны, заботятся об установлении строжайшего контроля за каждой копейкой, когда с негодованием указывают на какого-нибудь бедного чиновника, обвиняемого или подозреваемого в обращении в свою пользу нескольких сотен или десятков казенных или чужих рублей, с другой стороны, с ведома высших властей и даже по высочайшей воле раздаются концессии на железные дороги фаворитам и фавориткам прямо для поправления их финансового положения, для того именно чтобы несколько миллионов досталось в виде барышей тем или другим личностям".
А откуда деньги на покрытие всего этого гуано, блин? А из крестьян. Самое смешное в том, что российский крестьянин, который (как нам рассказывали) тяжело жил при Николае I "Кровавом", "Палкине", платил во время царствования Николая платежей в казну и помещику совокупно МЕНЬШЕ В ДВА РАЗА, чем при Александре налоги плюс выкупные платежи. Вот реальный смысл реформы 1861 года. Профинансировать пьянки, гулянки, Ниццы, личные оркестры, и т.д. Я утверждал, утверждаю, и буду утверждать - именно при Александре II время было упущенно, и именно тогда Империя покатилась к революции безвозвратно.
И да, когда говорят, что реформа 1861 года была обусловлена тем, что царю было не на кого опереться. Из Нефедова: "За время Крымской войны было призвано 800-900 тысяч рекрутов, примерно десятая часть взрослого мужского населения. Взятие крепостного в рекруты означало его освобождение, и рекрутские наборы вызывали недовольство помещиков. Правительство пыталось решить проблему путем призыва крестьян в ополчение; ополченцы должны были после войны вернуться к своим помещикам. Но призыв в ополчение спровоцировал массовые крестьянские волнения: весной и летом 1854 года десятки тысяч крестьян самовольно двинулись на призывные пункты, требуя, чтобы их записали в ополчение или в казаки и дали свободу. В 10 губерниях произошли массовые беспорядки, для усмирения которых пришлось использовать войска. Весной и летом 1855 года такие же волнения имели место в 6 губерниях. В южных уездах крестьянское движение приняло иной характер: крестьяне, собираясь огромными толпами, двигались в Крым, где, по слухам, «англо-французы дали волю»."
Вот явная и прямая опора - пользуясь тем, что идет война, формируй из этих крестьян войска, меняй весь Питерский гарнизон, и делай что хочешь. Кто пикнет,когда тебя поддерживают штыками до 1 миллиона солдат, преданных лично тебе (ибо от тебя зависит их освобождение)?
Но это была бы не Россия тогда. Хотя смешно, Турция смогла. Махмуд II сформировал лично верные себе полки, и просто расстрелял янычар картечью. Без всяких сантиментов.
george_rooke: (Default)
В прошлой части мы с вами говорили о военных кораблях. А как дело обстояло на гражданских судах?
Наверное главным отличием, вытекающим из специфики коммерческого судна была малая команда. В среднем команда составляла (исключение тут составляли только каперы, "ост-индийцы" и невольничьи суда) от 10 до 30 человек на судах от 150 до 300 тонн. Грубо говоря, на 10 тонн водоизмещения требовался один человек - это правило сохранялось почти весь XVIII век. Еще раз, это не касается тех исключений, которые уже упомянуты, и некоторых типов промысловых судов (например, китобои). Именно поэтому экономии места как такового не было - слишком большое пространство в пересчете на человека. Поэтому главной пищей торговых моряков была не солонина, а свежее мясо. Телята, свиньи, утки, гуси, куры, индейки, овцы, и т.д. Естественно, что в дальнем переходе скот и птица имели свойство помирать, поэтому на борт брали избыточное количество. Солонина открывалась только тогда, когда со свежим мясом усё, кончилось.
Кормили живность тем же, чем и моряков - кукуруза, бобы, горох, чечевица, и т.д., что очень сильно обижало матросов. Ну правда в конце концов они жрали поросенка Борьку, а не поросенок Борька жрал их, так что это была конечная справедливость.
Кроме того, моряки могли питаться и перевозимыми или заготавливаемыми товарами. Например кукурузой. Или треской. Или сельдью. Или лепешками из муки. И т.д. Естественно, это делалось за счет экипажа, ибо если в военном флоте питание оплачивалось государством, то в частных компаниях - все покупалось за свои. Многие торговцы очень жестко играли на этом - например, перед окончанием лова (или вообще - приодически во время лова) к тресковой флотилии присылалось два корабля, переполненных бухлом, которые предлагали матросам "достойно отметить" окончание работ. Народ бухал, веселился, потом приходил в порт, и... получал гораздо меньшие суммы, чем рассчитывал. Ибо говорилось, что выпито было на такую-то сумму, из вашего жалования вычли стоимость бухла, причем иногда по гораздо более крутой цене, чем оно стоило на берегу. Эксклюзив же (я вообще не понимаю, почему такие туры нынешние туристические компании не проводят, вот где заработок).
Некоторые посылали транспорты снабжения с одеждой и инвентарем, стоимость этих товаров тоже вычиталась из зарплаты. Так что можно было не только остаться с голым нулем, а еще и уйти в минус, то есть попасть в долговую кабалу.
Кстати, для многих моряков рыболовного флота прессинг в случае войны был спасением - в случае их забора на военный корабль и принятия на службу их долги перед торговцами обнулялись. А если кто-то из коммерсантов это оспаривал - офицеры вплоть до капитана корабля могли поддержать матроса в суде как своим авторитетом, так и своими связями, поэтому после нескольких неудачных попыток коммерсанты просто перестали судиться с военными. Перед войной или сразу после ее начала торговцы по возможности сразу же выплачивали все свои задолженности матросам, и часть кораблей убирали из морей. Понятно для чего - чтобы матросы не пошли добровольцами в военный флот.
По поводу рабов я уже говорил, но возник вопрос - а как, например, негров-мусульман заставляли есть то, что дают? А делали очень просто. Избивали всем экипажем до тех пор, пока он либо не начнет жрать, ну либо не уйдет непокоренным в мир иной. Ибо это сволочина, которая отказывается жрать - он ведь на святое замахивается, на прибыль. А люди ради этого в море и вышли.
Иногда, для экономии на команде, торговцы предписывали в море капитанам сократить рационы. Скажем, около своих вод вы получали 5 фунтов сухарей в день, а в море - только 3. Рыпнись - полетишь в море, несчастный случай. Не говоря уж о том, что службы качества как таковой на коммерческих линиях не существовало (исключение - корабли ОИК), и вполне могли продать испорченное масло, или протухшую солонину. Повезет - выживешь. Не повезет - сдохнешь, не проблема.
У матросов дальних плаваний были и свои возможности для приработка. Это китовый ус, черепашьи панцири, экзотические птицы или животные, которых он мог выгодно продать по возвращении домой. На безлюдных островах Тихого океана практиковался (чаще всего испанцами) выпуск на них коз, птицы, и свиней. Без участия человека они размножались, и в результате острова эти служили источником пополнения продовольствия для кораблей.

george_rooke: (Default)
В британском флоте всю его сознательную эпоху сухари называли именно бисквитами (biskuit, bisket), английский термин hardtack изобретен в 19 веке.
Британские сухари никогда не прокаливались более одного раза, в отличие, к примеру, от французских, которые прокаливались два раза, поэтому если англичанам удавалось их захватить - они шли на ура и считались более лучшими и долговечными, нежели английские. Что уж говорить о русских, которые прокаливались ТРИ раза.
Некоторые британские подрядчики, пытаясь обмануть Адмиралтейство, выпекали сухари не из просто смеси воды и пшеничной муки, а пытались добавлять в муку конский навоз, рожь, ячмень или горох. Но проблема таких сухарей была видна невооруженным взглядом - они тупо крошились. Поэтому чаще всего таких товарищей ловили за руку сразу. Известна одна крупная такая поставка, прошедшая на флот - некачественные сухари были поставлены на эскадру Джона Невилла, уходившую в Вест-Индию, в погоню за бароном де Пуанти. В результате на эскадре довольно много народу погибло от отравления.
До времен Пипса в Роял Неви потребляли исключительно говядину, как писал современник: "свинину наши матросы ненавидели почти как мусульмане". Однако Пипс смог соблазнить вкусы матросов - помог тот самый знаменитый окорок - еда, от которой сэйлоры были без ума. Тем не менее в рационе на неделю свинины матросу выдавалось 2 фунта, против 4 фунтов говядины.
И опять-таки - ушлые купцы. Пытаясь увеличить свою прибыль, британские коммерсанты начали поставлять бочки с мясом, содержащим кости, голени, языки, щеки, сердце и т.д. Это вызвало очень интересный резонанс - разозленный Пипс фактически отказался закупать в Англии и Уэльсе говядину, и основным поставщиком говядины почти на век стала Ирландия. А вот свинина шла из Хэмпшира, Мидлэнса, Херефордшира, и т.д., то есть из Англии.
Фермеры обычно приводили живность на убой поздней осенью - по одной простой причине: веса за лето нагуляла, значит есть возможность получить больше денег. Далее мясники забивали и разделывали туши, и начиналась заготовка мяса. Сначала мясо, неважно какое - свинину или говядину, натирали белой солью и оставляли на 5 дней. Задача этой части процесса - убрать излишнюю кровь.
Потом мясо промывали, и укладывали в бочки слоями - мясо-соль-лавровый лист. Полностью уложенную бочку заливали свежим рассолом, готовили на глазок, так, чтобы свежее куриное яйцо плавало в растворе соли: на 100 фунтов мяса использовали 4,5 галлона белой соли и 1,25 галлона рассола.
Основной крупой в походе был горох. Опять-таки, выбран он был Пипсом неслучайно. Дело в том, что если английские производители начинали борзеть - горох (в отличие от той же овсянки) купить что в Ирландии, что у соседей в Европе было беспроблемно. Но - об этом мало кто знает - горох поставлялся на фот двух типов. Первый - всем известный зеленый. Он вкусный, полезный, но - дольше готовится и менее клейкий. Поэтому до середины 18 века основным типом гороха на флоте был желтый - который быстро разваривается, и из него получаются отличные пудинги.
Рыба. Согласно Пипсу на флот поставляли три основных вида рыбы. Треска (во флоте ее называли Абердин, по месту лова) - для тех, кто уходит в дальние плавания. Хек (Poor John, бедный Джон) - для плаваний на средние расстояния. Селедка - для плаваний на небольшие расстояния. Первые два типа рыбы - вяленые, третий тип - в рассоле.
Попытки внедрить овсянку не получились как по экономическим соображениям (я говорил о них чуть выше), так и потому, что у моряков существовало поверье - овсянка провоцирует цингу. Ее тупо отказывались есть. Поэтому в 1731 году ее даже вообще убрали из рациона, правда позже вернули.
Пиво, по которому было столько споров. Это напиток крепостью от 1 до 3 градусов, по сути водица. Выделялся галлон пива в день. Самой паршивой новостью на борту было: "Парни, пиво закончилось, придется пить воду". Главная наверное особенность поставок пива в Роял Неви - оно должно поставляться только В НОВЫХ бочках. Торговцев, которое это нарушали, ВЕШАЛИ.
Во время походов в южные страны пиво заменялось разбавленным алкоголем - две пинты вина на шесть пинт воды. Вино было выбрано естественно Мадера, хотя оно и было крепче своих "братьев по оружию" - 22% крепости. Главным было то, что оно лучше всего сохраняется при жаре, и не скисает.
Ром - мечта снабженцев. Крепкая сволочь, места требует мало, а разбавить им воды можно гораздо больше - мечта. Ром в Роял Неви обязательно закупали двойной перегонки (60-70 градусов), при этом его качество проверяли просто - кучку пороха пропитывали ромом. Если порох после этого вспыхивал при подожжении - ром хорош. Если слабо горел или не зажигался - ром плохой.
Овощи в рацион не вошли. Один из капитанов времен Пипса, сэр Джон Нарборо, решил заставить питаться своих людей на борту морковью, репой, капустой, но кончилось все бунтом на корабле, и побоищем с полицией (дело было в порту). Решение было найдено в 1757 году - в наставлении баталерам флота рекомендуется: "При варке похлебки со свежим или соленым мясом обязательно добавлять туда корнеплоды и овощи - капуста, лук, репа, морковь, сельдерей и ревень". Правда картофель скоро убрали - о ботулизме еще не знали, но видели, что в условиях трюмов он часто прорастает, зеленеет или чернеет, и т.д. Поэтому решили здраво - ну его на фиг.



Классная карикатура - "Весы правосудия".
george_rooke: (Default)
Самое главное в переселенческом деле - это хорошая повозка



Это голландская повозка, которую использовали буры в агрессии у Лимпопо, то есть до президента Айболита, и до тех пор, как это стало мейнстримом. Называлась она kakebeenwoens (телега-челюсти), ибо считалось, что на челюсти и похожа.
Если верить бурам - в нее вмещался весь скарб, оружие, припасы и люди. В бою телега была незаменима - пространство между дном фургона и землей прикрывали ветками, и устраивали там ружейные позиции. Обычно семья буров имела до 7 ружей, не считая пистолетов. Глава семьи стрелял, дети и женщины заряжали. Если ситуация становилась критической - женщинам и детям выдавали по 2 пистолета и мечете.
Ах да, повозки буров не имели тормозных колодок, поэтому их можно было набить горючими веществами и катнуть на противника с горочки. Ндебене не дадут соврать - 130 буров в лучших традициях Конкисты уделывали 4-5-тыс. отряды негров.
Кстати, буры первыми догадались распиливать мушкетные пули. В результате при попадании в тело они либо дробились на несколько частей, либо непредсказуемо меняли траекторию.
Лошади у буров считались слабосильными животными, поэтому чаще всего тащили повозки буйволы или коровы.
Вот стилизация под буров, но слишком прилизанная

На самом деле неотъемлемой частью образа был доппер (полупальто, застегнутое на все пуговицы до подбородка) и riempieskoene - полукруглые кожаные ботики, часто с железной вставкой в носу, гриндерсы по сравнению с ними - летние кроссовки от Найк.
И да. Хотя пионеры буров (Voortrekkers) считаются переселенцами, на самом деле они были грабителями и захватчиками. Львиная часть буров на земле не работала. Они делали проще. В рейдах на зулусов или еще кого захватывали детей, и устраивали что-то типа принудительно-трудовых лагерей под личным руководством. Это считалось "воспитанием дикарей". В 25 лет негр формально был свободен и мог идти куда хочет. Но 98 процентов негров в результате оставались со своими хозяевами, считая их воспитателями.
george_rooke: (Default)
Говоря о временах Тридцатилетней войны, у нас любят говорить о герцоге Ришелье, как о человеке, который буквально втащил Швецию в войну. Но совсем забывают голландский фактор.
Сразу после поражения Валленштейна у Штральзунда и провала создания Новой Ганзейской Лиги, громко заявил о себе битый при Луттере датский король Кристиан IV. В 1632 году был заключен разработанный лично Оливаресом испано-датский торговый договор. Суть его была проста - обрушить голландскую торговлю на Балтике. Во-первых, датчане сильно увеличили пошлины при прохождении Зунда. Во вторых, ввели новые таможенные сборы на самые востребованные экспортные товары - зерно, лен, конопля, сельдь. Кроме того, испанцы и датчане решили обрушить и германскую торговлю - в Глюкштадте - таможенном порте в устье Эльбы, таможенные платежи возросли втрое!
Голландцы, у которых во Фландрии земля уже горела под ногами, воевать до кучи еще и с Данией не могли, поэтому начались долгие и нудные переговоры, которые не имели никакого эффекта. Тут еще и Швеция, глядя на соседку, решила поучаствовать в налогообложении проходящих через Зунд кораблей, и это оказалось последней каплей. И в 1645-м году голландцы решили, что пора действовать.
Огромнейший (702 корабля) торговый флот на Балтику сопровождали 47 кораблей адмирала Витте де Витта (4300 моряков, 1400 орудий, плюс - 5000 солдат для высадки). 9 июня 1645 года голландский флот миновал Зунд и далее торговые корабли пошли в Балтийские порты, а военные - к Копенгагену. Витте де Витт кинул якорь у крепости Кастеллет и пригласил на свой флагман "Бредероде" датского короля - "чисто пообщаться". Король на стрелку не пришел, голландцы пригрозили высадкой десанта - прямо на мостовые Копенгагена.
И тут датские представители на переговорах по Зундской пошлине срочно растолкали голландских дипломатов, говоря, что в любой ситуации можно найти компромисс. Начали договариваться.
В 1647 году демонстрация была повторена - 42 военных и 300 торговых кораблей прошли через Зунд. Причем потолковали не только с датчанами, но и со шведами, объясняя - что стяжательство - грех, а пошлины - грех вдвойне.
Результат - с обеими странами в 1649 году был заключен договор о беспошлинном проходе голландцев через Зунд. Разочарованные шведы и датчане жалобно спросили - "А с кого нам денег-то тогда брать?" Голландцы кивнули на Ганзу - "Вот с них и берите".
Что бы еще сказать?
А, да, думаю, будет интересно.
Стоит сказать, что экспорт зерна с 1630 года рос бешеными темпами. Причина проста - теперь хлеба требовали колонии за океаном, причем все, ибо ни Испания, ни Франция, ни Англия, ни Голландия, ни Португалия не могли обеспечить своим хлебом свои же колонии. Ладно индия - там по крайней мере хлеб можно было купить. А Канада? А Новая Англия? А Вест-Индия?
До 1648 года главным портом вывоза зерна с Балтики был именно Данциг (70 процентов всего зерна вывозилось именно из него). А вот уже в 1650-м зерновыми столицами стали Рига и Нарва.
Почему?
А спасибо тут полякам стоит сказать спасибо Нэньке-Украине.
Зерно пользовалось таким спросом, что всем хотелось в этом поучаствовать, купить себе шаровары величиной с Черное море, курить табак, пить кофий, и какаву с чаем. Собственно основная житница Польши, которую нонеча называют Украиной, а тогда -Kresy Wschodnie на польском, или Русь - на местном, бурлила не по детски. Ибо тамошнему военному сословию - казакам - сильно хотелось стать панами, то есть получить собственность на землю. В 1648 году началось восстание Хмельницкого.
Ранее для вывоза использовался именно украинский польский хлеб, который везли на барках по пути Днепр-Припять-Буг-Висла. После восстания плечо это резко сократилось - Буг-Висла. Но вся проблема в том, что в Белоруссии преимущественно хлеборобными были восточные области, по Западной Двине вывозить было и проще и удобнее.
Когда Хмель поднял мятеж - вывоз с Украины сначала резко сократился, а потом и вовсе заглох.
И тут подсуетились шведы, которые начали закупать хлеб в Восточной Белоруссии, Литве и России и вывозить его через Балтику и Нарву. Согласно Кардисскому договору (1661) Россия и Швеция заключили договор и свободной торговле, и шведы стали крупнейшим на тот момент транзитером русских товаров.
Ну и Пруссия тоже не почивала на лаврах, торгуя зерном сначала через Эльбинг, а потом и через Кенигсберг.


Голландский флот Витте де Витта отправляется из Амстердама к Зундам.
george_rooke: (Default)
Я уже писал в свое время, что примерно с 1730-х годов французы обнаружили, что с деревьями для флота у них большая проблема. Французы весьма подвывели не только дубы, но и вяз, ель, и т.д.
Начали разбираться, что делать, в 1760-х, после проигрыша в Семилетней войне, причем подошли к проблеме с нескольких сторон. Ведь важно не только где достать, но и как распорядиться полученным. Помните, я писал про Дюамеля-Дюмансо? Так вот он, приехав в 1762 году в Тулон, ужаснулся. Оказывается, дуб в Тулоне лежал на пирсах в навалку, сушился под открытым небом, из-за жучков, червей, погоды французы ежекватрально теряли до 2000 лоадов древесины!
Понимая, что после Семилетки денег нет, он предложил хотя бы держать древесину в в соленом растворе, и вытаскивать на сушку за год-два до предполагаемой постройки корабля. Так же он настаивал на спешной постройке крытых ангаров для хранения и сушки дерева.
Когда залезли в планы - оказалось, что ангары, судя по отчетам интендантов Тулона, построены еще в далеком 1695-м году, причем по рекомендациям Вобана от 1684 года. Дюмансо не поверил своим глазам - как так? Написано - построены, а амбаров нет.
Оказалось, что деньги, выделенные Людовиком, были "освоены", бодрые отчеты на верх отправили и забили на реальное строительство. И только в 1767 году началось реальное строительство ангаров для складирования и сушки дерева, построены они были только в 1780 году, за 9 лет до Революции.
Ну и в заключение. В 1784 году некий марсельский купец Антуан Онтайн (Antoine-Ignace Anthoine) вышел к Морскому Министерству с предложением - мужики, вам лес нужен? Мужики из министерства ответили - конечно! Купец продолжил: готов возить вам лес из Польши, по дешевым ценам через Черное море.
Чуть ранее Онтайн подружился с князем Потемкиным, и способствовал походу из Херсона в Тулон двух русских кораблей с мачтовым лесом, пенькой, и т.д., которые были на "ура" приняты французскими интендантами.
Естественно, поскольку первый опыт был удачным, стороны ударили по рукам, подписали контракт. То, что новый контракт заключен не с Россией, а с Польшей - не напрягло, ибо "одно слово - румын". И в 1786 году Онтайн привез первые 10 000 лоадов польского дерева, судя по всему - дуба. Первым делом дерево осмотрели магистры-интенданты Тулона, и.... констатировали очень поганое качество леса. Весь насквозь червивый,короче - некодиция. И естественно, что брать такое дерево флот отказался, а Онтайн обратился к королю Станиславу Понятовскому с просьбой найти мошенника и вернуть французу деньги, ибо морское ведомство потребовало с купца аванс обратно.
Судился француз с поляками до 1795-го, пока не произошел 3-й и последний Польши. И Онтайн обратился... к русской императрице Екатерине. Мол, Ваше Величество, вы как правопреемник Польского государства наследовали ведь не только его земли, но и долги. Выплатите мне денежку, которую круль Понятовский был должен, но не выплатил. Вроде как Екатерина выплатила.
Вообще же Онтайн развернулся в Херсоне широко - вывозил оттуда пеньку, юфть, сало, щетину, лен, коноплю, правда покупал после инцидента с поляками исключительно у русских. Даже в 1805 году издал в Париже "Essai historique sur le commerce et la navigation de la mer Noire" (Эссе об истории торговли и навигации в Черном море).
Позже, во времена Империи, он стал бароном де Сен-Жозефом, мэром Марселя.

george_rooke: (Default)
Прочитавшим все части наверное уже стало ясно - получилась классическая драка "слепых с кривыми". Союзники из-за диких проблем в логистике могли действовать только в пределах 2-3 переходов от побережья, иначе вся логистическая составляющая трещала по швам.
Русские могли держать большие силы в Крыму только эпизодически, ибо, опять-таки, логистическая составляющая трещала по швам. Полкчилось, что две полумиллионные армии сошлись в бою в пустыне, территории, которая не могла их обеспечить реквизициями и нормальными дорогами, поэтому все свелось за борьбу за клочок побережья, иначе операция вообще теряла смысл.
Главная русская ошибка - не превосходство союзников в технике или оснащении, а недооценка противника нашим командованием. Еще раз процитирую Кривопалова "Фельдмаршал И.Ф. Паскевич и русская стратегия в 1848-1856 гг.": "В апреле 1854 г. разведывательные данные, стекавшиеся в департамент Генерального штаба, указывали совсем иные цифры. В двух немецких аналитических записках, перевод которых был сообщен Паскевичу по приказу Николая I, предельно возможной численностью французской армии в военное время, включая полевые, резервные, запасные и гарнизонные войска, считалось 600.000 чел.578. Эти сведения подтвердились в ходе войны. Но предположение о распределении сил между различными театрами оказалось в корне неверным.
В действующих французских войсках считалось 248.300 чел. и 680 орудий. В запасных войсках – 204.670 чел. Организационно армия военного времени насчитывала до двадцати дивизий. Первоначальный состав французской восточной экспедиции был оценен более или менее верно: три дивизии, 34.000 чел. в пехоте, 1400 в кавалерии и 64 орудия. Однако возможность расширения данного контингента была решительно недооценена.
190.000 чел. считались минимумом, который необходимо оставить во Франции для гарнизонной службы, охраны испанской границы и подготовки новобранцев. Около 56.600 чел. должны были остаться в Алжире. Предполагалось, что у французов не будет способа расширить ряды своей армии, иначе как за счет призыва национальной гвардии и формирования новых частей и соединений с нуля. Затем, не менее 260.000 чел. потребуется оставить на востоке Франции и еще 50.000 чел. в Италии. В подобных обстоятельствах, как следовало из записки, для восточной экспедиции просто не оставалось резервов. Французский император не мог выделить для действий в Причерноморье более 45.000 чел., призыв же национальной гвардии стал бы для него ходом заведомо неприемлемым политически.
Однако расчет на то, что главные силы своей армии французы вынуждены будут оставить на германской и бельгийской границе оказался несостоятельным. Дружественная позиция по отношению к Парижу, занятая в ходе Восточной войны Пруссией и Австрией, позволила Наполеону III оголить восточную границу Франции. В результате русской армии в Крыму пришлось иметь дело с неприятелем, численность которого в несколько раз превышала предвоенные оценки"
.
В этой ситуации - с позиции послезнания - именно активные действия флота на начальном этапе войны могли вообще свести всю агрессию к нулю, и адмирал Корнилов, предлагавший и блокаду Босфора, и атаку союзнойм армады у Варны, был абсолютно прав. Может быть даже не в линейном сражении, может быть даже мобильными отрядами против торгового судоходства.
Заметьте, что такие логистические проблемы испытывали армии, у которых было все в порядке с морскими поставками. А представьте прерывание, хотя бы временное, морских поставок? Описать это можно было бы ровно двумя словами - пиздец котенку. Вся операция сворачивалась бы со всей возможной скоростью.
Что касается Австрии - генерал Петров А.Н. в книге "Война России с Турцией: Дунайская кампания 1853-1854 гг." пытался доказать, что угрожающие концентрации австрийских войск на русских границах, вынудившие Паскевича летом 1854 г. снять осаду Силистрии и прекратить кампанию на Дунае, являлись не более, чем блефом австрийского правительства. И лучшее, что Россия могла в той ситуации делать, это полностью игнорировать любые австрийские угрозы и продолжать войну так, словно бы австрийской армии на фланге и в тылу вообще не существовало.
На мой взгляд это вполне правдоподобно, и Радецкий, и Гесс были резко против войны с Россией, и даже в ситуации гораздо более благоприятного для начала наступления 1855 года смотрели на возможные успехи сильно пессимистично. Вызывающая позиция Австрии - результат политики МИДа Австрии под руководством молодого Буоля, но МИД-то, в отличие от военных, не воюет, поэтому мнение Радецкого и Гесса тут имело бы решающую роль. Дело в том, что австрийские генералы не играли в дипломатические игры, а просто считали вероятности - 250-тыс армия Паскевича, полностью отмобилизованная и снабженная, против 184-тыс. австрийской армии в Венгрии, не так давно охваченной восстанием, в населенной местности, где проблем со снабжением быть не могло.... В общем, радости особой мало.
Ну и самое главное - ввязавшись в войну в Крыму мы начали играть в игру по чужим правилам. С одной стороны, было ясно, что это ничья - союзники не могут вторгнуться вглубь и оторваться от побережья - логистика не позволяет; мы не можем сбросить их в море - логистика не позволяет.
В этой ситуации марш в Молдавии и Румынии даже на 3-4 перехода ставил для союзников всю ситуацию на грань катастрофы. На мой взгляд, мы должны были не бороться за Крым и сохранить флот. Как я говорил - уводить флот в Лиман, а армию - к Бугу и Днепру. На всякое продвижение союзников в Крыму - марш в направлении проливов. Думаю, в этом случае вообще вся Восточная война для Англии и Франции закончилась бы пшиком, а Кинбурн и Очаков, усиленные крупной морской артиллерией, способной прошибить французские баржи, вообще ставил бы крест на хоть каком-то господстве неприятельского флота в Лимане. В этом случае мы владели бы внутренними перевозками, а всегда угрожали бы и Крыму, и Севастополю. Это, вкупе с движением нашей армии в Молдавии и Румынии, переводило бы ситуацию в патовую для англичан и французов.

george_rooke: (Default)
Ну что ж, а теперь давайте поговорим за наших.
Итак, в нашем военном министерстве за снабжение отвечало два ведомства – провиантское и комиссариатское. В мирное время обязанности провиантского ведомства распределялись между полевыми управлениями, состоявшими при действующей армии и при отдельных корпусах, и Центральным управлением — при военном министерстве.
Комиссариатское ведомство управлялось Комиссариатским департаментом военного министерства, от которого и исходили все распоряжения по этому отделу довольствия войск. С переводом армии на военное положение все виды ее довольствия, как по провиантской, так и по комиссариатской и госпитальной частям, вверялись генерал-интенданту армии, причем организация подведомственных ему учреждений и круг их деятельности существенно изменялись и расширялись.
Общее устройство в военное время системы продовольствия в связи с планом войны принадлежало власти главнокомандующего. Генерал-интендант армии являлся начальником всей провиантской и комиссариатской частей, и на нем лежала обязанность изыскания всех средств для их довольствия.
Военный министр перед началом войны доставлял главнокомандующему все сведения о запасах, имевшихся на случай войны.
Этот последний, принимая во внимание и запасы, имевшиеся в подведомственном ему управлении, делал распоряжения о сближении и размещении всех этих запасов соответственно предполагаемому плану кампании; в то же время он назначал дополнительное заготовление необходимых предметов на базе и во внутренних губерниях. Местные учреждения заготовляли и хранили эти запасы и, оставаясь по-прежнему в ведении своих департаментов, расходовали их не иначе, как по распоряжению генерал-интенданта армии.
Бюрократия здесь была примерно такая же, как у французов, бумаги, бумаги, бумаги.
Далее следует многа букв.... )

george_rooke: (Default)
Скажу сразу - данные для данной записи взяты из статьи Энтони Доусона "Реформы французской и британской армии в Крымской войне" (The French Army and British Army Crimean War Reforms), так что - кто хочет припасть к оригиналу - бегом в сеть и читать. Здесь же будет выжимка по мотивам.
Итак.
Англичане смотрели на французов как на божество. Свою армию они на полном серьезе считали любительской, тогда как французская армия представлялась как профессиональная. Дело было и в ее репутации после Наполеоновских войн, и в численности, и в подходе к организации и снабжению.
Можно прямо сказать, что в материальном обеспечении и снабжении французская армия превосходила английскую, как Красноярский край по территории превосходит Люксембург. Сразу же после Наполеоновских войн в 1817-18 годах маршалом Сен-Сиром было учреждено Военное Интендантство (intendance militaire), который централизовало и бюрократизировало снабжение войск. Если в Британии все поставки (в том числе и на флот) проводились частными гражданскими подрядчиками, то у французов выбранные подрядчики получали военные звания и кооперировались в военную машину. Изначально Военное Интендантство состояло из 4-х Служб: Медицинская (Service de santé militaire), ветеринарная (Corps de vétérinaires), Судебная ((Justice militaire) и Транспортная ( train des équipages).
Между 1852 и 1856 годами Наполеон III реорганизовал Интендантство, и там появились дополнительные Отделы. Прежде всего, от армии был добавлен надзорный орган - Офицерство Управления (officiers d’administration). На 1855 год служба состояла из 32 интендантов (причисленных по военной шкале к бригадным генералам), 165 су-интендантов (а-ля полковники), 103 адьюнкта (а-ля капитаны). В Гвардии были отдельные звания, отличающиеся от общеармейских.
Были созданы отделы: управления госпиталей (имело три секции - собственно госпиталей, обмундирования и провианта), юридический (надзор над судебной службой), административный (bataillon d’administration - управление и координация всеми отделами, службами и набор по заявке армии нужных для армейской деятельности гражданских - пекари, плотники, мясники, медсестры, повара, и т.д.). Административный Отдел был разбит на 14 секций. Секции с 1 по 12 были отвественны за поставки и потребление провианта, 13-я секция - обмундирование, 14-я секция - производственная, нанимавшая и содержавшая разного рода рабочих и ремесленников.
В общем для англичан такая всеохватывающая система снабжения представлялась неземным божеством, на которое надо молиться. По факту же бюрократическая машина, как видно из ее крайне запутанной структуры, оказалась безумно переусложнена. Для начала - настоящие, плоть от плоти армейские офицеры ненавидели офицеров-"пиджаков" и Интендантства. Все стандартно, такое даже в нашей армии было. "Что могут говорить о войне и военной науке офицеры, которые строем не ходят и пороху не нюхали?" Гражданские лица в форме воспринимались самой армией как нонсенс, как издевательство.
"Пиджаки" на эту ненависть ответили по-своему - они ввели реальную бюрократию в деле снабжения. На каждый чих, на каждую пачку бумаги требовалась бумага, которая порождала другую бумагу, а та - третью, а третья - четвертую, и т.д. В результате в Крымской выявилась глупейшая ситуация - солдат при недостатке патронов писал своему ротному заявку. Ротный писал комбату. Комбат - полковнику. Полковник - адъюнкту интендантства, адъюнкт - су-интенданту, су-интендант - интенданту. Далее следовало разрешение, и теперь вся система работала в обратном направлении. Генерал Канробер взорвался из-за этого: "Кажется здесь вся система заработает только тогда, когда около моей палатки я поставлю две виселицы, одну для главного Интенданта, вторую - для офицера Управления".
В Крыму армия оказалась без хлеба вообще, ибо в августе 1854 года в пожаре в Варне сгорело 3 миллиона порций сухарей и 28 мини-печей для выпечки хлеба. Вместо запаса хлеба и галет на 3 месяца у Сен-Арно осталось сухарей на 10 дней. Затребовали в Париже 3 миллиона пайков, но получили 1 миллион, в результате этого во французской армии от голода умирало от 40 до 50 человек в неделю осенью-зимой 1854-55 годов. Более того, оказалось, что присланные мясные пайки просто отвратительны качеством, там отсутствовали овощи, что привело к вспышке цинги. К примеру 2-й полк Зуавов спасла... маркитантка, мадам Дюмон, которая на собственные средства (так и хочется добавить: "по совету друзей") купила пароход (!!!!), и гоняла его в Константинополь за вином и фруктами, которые продала потом в полку по конским ценам.
Еще 29 мая 1854 года маршал Сен-Арно писал Наполеону III: "мы не можем воевать без хлеба, без обуви, без котелков и чайников, находясь я в 600 лигах от наших складов".
Отдельный вопрос был по легким деревянным домикам, которые французы возили с собой, заменяя палатки. С одной стороны - идея здравая, с другой - оказалось, что они разваливаются при среднем ветре. Французские сапоги, предмет зависти британцев, тоже оказались красивы только снаружи. Генерал Эскур писал, что сапоги оказались водопроницаемыми, кроме того - "в липкой грязи России подошвы наших сапог отрывались на раз-два".
Читающим славословия французскому Транспортному отделу с его фургонами стоит напомнить - это пишут люди, которые пошли на войну, вообще фургонов не имея! Создается такое впечатление, что британские генералы готовились воевать в 3000 миль от своей территории... без обозов! Мол, все свое ношу с собой.
Слабой стороной французов был малый флот снабжения, ибо воевать они готовились на суше. На начало войны у Франции было всего 21 судно снабжения, что, можно сказать, вообще ни о чем. Зафрахтовали еще 69 кораблей, но этого оказалось явно недостаточно, 80% перевозок в Крым были английскими, а оставшиеся 20 - французскими, турецкими, итальянскими.
Проблемы начались еще в Варне, когда начался падеж лошадей. Французы выкрутились быстро - закупили местных лошадей у турок и их вассалов. Англичане, которые заказали фургоны по примеру французов в метрополии, оказались с фургонами, но... без лошадей! Ой, что тут началось! Взаимные обвинения, упреки, и т.д. Французы, сжалившись над британцами, которые пару месяцев таскали свои фургоны как бурлаки - впрягаясь человек по 10, отдали союзникам "лошадиную некондицию" - хромых кавалерийских лошадей, пони, сбивших копыта и т.д. Дольше всех продержались пони, но была проблема. Если французские фургоны большого размера везли першероны, то фургон примерно такого же размера пони могли катить только по ровной поверхности или вниз. Любой уклон вверх оказывался для них непреодолимым препятствием. С завистью смотрели на французских и итальянских мулов, однако французам самим их не хватало, поэтому мечты оставались только мечтами. Выход ВНЕЗАПНО нашли моряки - они предложили запрячь в фургоны.... будущий провиант, коров и быков, которые в изобилии были на эскадре как запасы свежего мяса. Да, да, несмотря на консервы, корабли еще возили с собой тот зоопарк, который был характерен для XVIII века. Так что путь от Балаклавы к лагерю британские фургоны проходили с помощью двух-трех коров или быков, запряженных цугом. "Я хотел бы это видеть!"

Надо сказать, что и французы и британцы сделали очень правильные выводы из осени 1854 - зимы-весны 1855 года. Система снабжения была довольно сильно реформирована, британцы, устав с фургонами на коровах, кинули ж/д ветку до лагеря и завезли паровозы и вагоны, был реформирован Санитарный поезд, ввели градацию раненых и спешности их вывоза с поля боя, в общем - взялись за ум.
Русскую сторону, я думаю, описывать нет смысла, информации по этой теме достаточно, причем на родном, посконном, сермяжно-лапотном, русском языке. Теперь можно сравнить трудности французской и британской армии с нашими, что даст уже полную картину того, как воевали в Восточной войне все стороны.

george_rooke: (Default)

Сидни Герберт, представитель британских военных властей, выступая в Парламенте в 1855-м говорил, что от Плимута до лагеря британской армии под Севастополем 3006 миль, из них - 3000 миль по морю, и 6 миль по суше. Но проблема именно в этих самых 6 милях. В Балаклаве, говорил Герберт, в изобилии всего, пирсы и причалы просто ломятся от грузов, но доставка провианта или припасов в лагерь становится неразрешимой логистической проблемой.


Причал в Балаклаве в 1855-м, это как раз торговые суда с грузами.

Услышанное повергло парламентариев в трепет. Помните фельетон Задорнова про второй 9-й вагон? Вот примерно так и получалось. Начиная с октября в Британию из действующей армии валом идут заявки на грузы, на обмундирование, на боеприпасы, и т.д. Спешно формируются конвои, портовый адмирал Балаклавы верещит, что все забито грузами, отсылать больше ничего не надо, ибо он это не только не сможет разместить, но и принять, но... из армии приходят заявки, и ругаются - а почему не выполнены предыдущие?
В начале ноября британская армия начала голодать, из Лондона Кардигану указали - забить лошадей и накормить войска. Кардиган отказался. В результате лошади все равно подохли, но умерло за осень-зиму 1854-55 годов 18058 солдат, в их числе от болезней и ненадлежащего медицинского обслуживания - 16297 солдат.
С медициной у британской армии случился лютый, адовый де пизес. Моряки Роял Неви с ужасом смотрели на происходящее. Началось все с того, что генерал-майор медицинской службы Эндрю Смит... неправильно определил количество войск. Как это возможно - спросите у него, я не в состоянии ответить. Короче, медикаментов и припасов, а так же медиков было взято в расчете... на 12 тысяч человек, тогда как союзные войска составляли 55 тысяч, а англичан изначально было 20 тыс. Медицинской службе не выделили не только повозок, но даже и носилок. Плюс господин Реглан еще у берегов Греции поссорился со Смитом и сказал, что ему нужно больше войск и меньше медиков, поэтому примерно 1200 человек медицинского персонала было ссажено на Мальте.
Дальше-больше. Прекрасно оборудованные больничные суда армия переквалифицировала в транспорты. Госпитальные корабли на полном серьезе мотались между Зонгулдаком, проливами и Крымом, на них перевозились не только солдаты или припасы, но и к примеру... уголь.
Великий шторм в ноябре 1854-го топит не только идущие в Крым суда, но и корабли, стоящие в Балаклаве. Часть припасов смывает в море с причалов, однако что они на причалах лежали без движения, что в море - один хрен.
В январе 1855-го началась русская зима. Обычная, стандартная, которую в Британии потом окрестили Суровой или Великой. Жрать в британском лагере нечего, медикаментов нет, фельдшеров - и тех нет. Более того - санитаров нет. С поля боя выносить некого, ибо мудрейший Раглан приказал записать в санитары инвалидов. Нет, конечно кружку с водой они принести могли, но вот таскать носилки с одной рукой или одной ногой сильно затруднительно.
Февраль - холера и тиф, плюс подкрался туберкулез, а потом и цинга. Русские кстати перенесли зиму без цинги - спасибо умнице генерал-интенданту Федору Карловичу Затлеру, поставившему в Севастополь и армии 960 центнеров хрена, и тем самым спасшим наших от цинги.
Армейское же британское начальство до кучи разругалось с флотским, и Адмиралтейство заявило, что снимает с себя ответственность за все последствия.
В результате, к концу зимы получилось, что союзники ведут с Россией 4 отдельные войны: британская армия против России, Роял Неви против России (причем он - совершенно бессистемно, ибо его противник самозатопился), французская армия против России, и союзные войска против российской природы.
Очень любят рассказывать, что при бомбардировке Севастополя 1 ноября 1854 года союзный флот выпустил 140 тыс. ядер. Это все хорошо и классно, но русские выпустили в ответ 200 тыс., то есть на 40% больше! При этом оказалось, что боезапас союзного флота практически исчерпан, и его надо везти... из Англии, ибо турецкие арсеналы тоже пусты.
В общем невыразительное выступление при таком административном и логистическом бардаке - скорее закономерность, нежели случайность.









george_rooke: (Default)
Из книги Бернье «История последних политических переворотов в государстве Великого Могола»: «Первый же год господства Ост-Индской компании в Бенгалии дал резкий скачок в росте земельных налогов: размер ежегодного земельного налога при туземном правительстве за предыдущие три года, кончая 1764/65 г., составлял в среднем 7 483 тыс. рупий, или 742 тыс. ф. ст., в первый же год английского господства размер налога возрос до 14 705 тыс. рупий, или 1 470 тыс. ф. ст., т.е. был увеличен почти вдвое. Непрерывный рост дают налоги и по другим провинциям; например в Агре в первый же год английского господства земельный налог был повышен на 15 %, на третий же год – на 25 % по сравнению с общим размером налога туземного правительства. Земельный налог в 1817 г. – последнем году государства Махратта – составлял 80 лакх рупий. В 1818 г. – первом году британского управления – земельный налог возрос до 115 лакх рупий, а в 1823 г. уже составлял 150 лакх рупий, т.е. в течение 6 лет земельный налог возрос почти вдвое. За 11 лет (1879/80–1889/90) в Мадрасском президентстве было продано с аукциона в уплату земельного налога 1 900 тыс. акров земли, принадлежавшей 850 тыс. крестьянских хозяйств. Это означает, что 1/8 всего сельскохозяйственного населения президентства была лишена земельной собственности. Однако у крестьянства отбиралась не только земля, но и жилища, рабочий скот, нищенское имущество домашнего обихода, включая кровати, одежду, кухонные принадлежности».
Англию такое положение вещей естественно не устраивало, ибо получалось, что бизнес в Индии выгоден для всех, кроме государства, и оно требовало предоставить отчеты по доходности ОИК и пересмотреть выплату налогов. Но поскольку очень большое количество членов правительства получало от ОИК пенсии и было ее акционерами – в результате в 1767 году договорились, что ОИК будет делать в казну Англии фиксированный платеж в 400 тысяч фунтов стерлингов, и бумаги можно будет не показывать. Боле того, на слушаниях в Парламенте, директор ОИК заявил – «все подвластные Компании территории были завоеваны без какой-либо помощи английской армии и Королевского Флота», поэтому взимаемые в Индии налоги – это личное дело компании. Эти слова вызвали шквал гнева в Парламенте, однако директора ОИК крепко держались на своих местах взятками и келейными соглашениями с королевским окружением и правительством.
К тому же,  – и это специфика Ост-Индской компании – ей руководили временщики, которым было совершенно все равно, какая ситуация сложится потом. Главное было – за время своего президентства или контракта успеть набить свои карманы.
И в 1769-м рвануло.
Годом ранее, в 1768-м, в Бенгалии был неурожай из-за засухи. Весной 1769 года цены на зерно взлетели. В Муршидабаде 3 зиры (зира – 1.25 кг) зерна продавали за 1 рупию (рупия – 11.6 граммов серебра, фунт стерлингов – 103 грамма серебра, то есть 9 рупий составляют фунт стерлингов). Но беда не приходит одна. Одновременно началась и вспышка оспы. При этом летом дождей не было, и все посевы, сделанные осенью, погибли в декабре 1769 года из-за засухи.
И начался голод. Ужасный голод. Сравнить это можно только с голодом в Ирландии в 1740 года и в Советской России в 1920-21 годах. Вот как описал это чиновник ОИК Джон Шор (Shore): «Постоянно всплывают у меня в памяти сцены, где я вижу высушенные до костей руки и ноги людей, глубоко запавшие глаза, и безжизненный оттенок вселенского отчаяния в них. В ушах раздается вопль матери, затихающие крики умирающего младенца, стоны агонии людской повсюду. В диком замешательстве и природа – вопли шакала, крики стервятников, собака, упавшая и воющая на раскаленной дороге». 6
Крестьяне продали весь свой рогатый скот, продали орудия труда, от голода сожрали все семенное зерно, они продавали своих сыновей и дочерей в надежде спасти, но не было покупателей на них. Во всех областях Бенгалии не было даже травы – вся она была съедена животными и людьми. Потом, чтобы выжить, начали заниматься трупоедством.
Кроме природы отличилась и британская ОИК. Прежде всего, из-за реализованной структуры власти. Дело в том, что в 1765 году Клайвом был заключен договор с навабом Бенгалии Надж-уд-Даулом, согласно которому наваб делегировал британской ОИК права милиции и армии (низамат), а так же право сбора налогов (дивани). При этом главным наместником (но без реальной власти) оставался сам наваб. То есть налицо две совершенно параллельные ветви власти, совершенно независимые друг от друга. Эта двойственность разделения власти была еще больше усугублена и другими причинами. Во-первых, англичане просто не имели опыта управления таким количеством людей. На тот момент население Англии составляло 5 миллионов человек. Население Бенгалии было в 6 раз больше – 30 миллионов человек.
Во-вторых, как мы уже говорили, служащие компании и ее директора были временщиками, им было совершенно все равно, что происходит вокруг. И вот губернатор Бенгалии Картье поднимает в разгар голода 1770 года арендную плату за землю на 10%. При этом англичан даже дружественные им индусы предупреждали – вы вывозите серебро и золото в Англию, соответственно стоимость драгметаллов в Бенгалии увеличивается. Раджи, которые раньше складировали зерно в своих амбарах как в аккумуляторах для продажи или на трудный год, теперь забивают амбары серебром и золотом – оно из-за вашего вывоза сейчас более ликвидный товар. Вы запретили сеять рис, и приказали все пахотные земли пустить на зерно. Это неправильно. Надо диверсифицировать посадки зерновых. Тогда неурожай зерна купируется урожаем риса. Наконец, не стоит во время неурожая поднимать арендную плату, людям нечем платить. Выбирая между едой и налогами они конечно же выберут еду.
Кроме того, на подчиненных компании землях в добровольно-принудительном порядке за фиксированную низкую цену изымались все излишки риса и зерновых, и продавались в другие районы по рыночным ценам. Это была своего рода продразверстка по-английски. Вообще работало все это следующим образом – до англичан крестьянин должен был сдать государству 10-15% урожая. С 1765 года налоги резко повысились – оброк государству (читай - Компании) возрос до 50% от урожая. Но и это еще не всё. Если урожая оставалось больше прожиточного минимума, определенного директорами, то излишек крестьянин тоже был обязан сдать, но за него платили фиксированную цену. Если излишек крестьянин прятал – его конфисковывали. В результате никаких запасов продовольствия не было сделано.
И 1770-й год для ОИК оказался шоком. Пытаясь хоть что-то сделать, губернатор приказал организовать трудовые лагеря, где все желающие получали работу за полфунта (220 грамм риса) в день. Срочно были посланы корабли в Китай – закупить рис. Причем часть риса была отложена для посева его в мае. Тем временем массы людей, руководствуясь слухами, бежали в более хлебные области, устилая все дороги и тракты своими трупами. Кучи сельхозугодий были заброшены. Каналы и ирригационные системы высохли и обвалились. Джунгли начали наступление на раньше цветущие города и деревни.
Наконец в сентябре удалось собрать неплохой урожай риса, а на севере провинции получили и урожай ячменя, но голод 1769-1770 годов сделал свое дело – из 30 миллионов населения Бенгалии погибло 10 миллионов человек.
В этой ситуации руководство компании, чтобы избежать банкротства, не нашло ничего лучше, чем обратиться к правительству Англии за финансовой помощью, попросив 1 миллион 400 тысяч фунтов, и снизила выплаты акционерам с 12.5% до 6%. Правительство сначала ничего не поняло – ребята, ворочающие миллионами, вы сейчас вообще о чем? Голод? А когда стало ясно, что он будет? Согласно отчетам вице-губернатора Бенгалии Кэмпбелла – первые признаки появились 1 февраля 1769 года в Бихаре. 1 августа того же года, стало ясно, что сейчас рванет. 23 ноября голод уже свирепствует во всю. На 16 марта 1770 года погибло по разным оценкам уже 2-3 миллиона человек. И вы сейчас, в сентябре 1770-го, просите помощь?
А чем вы занимались во время голода? Честный ответ Картье удивил даже многих видавших виды депутатов Палаты Общин – ОИК во время голода в Бенгалии спекулировала зерном и рисом! Служащие компании, вместо того, чтобы открыть магазины для голодающих, придерживали зерно и рис в хранилищах, чтобы продать его подороже и обогатиться! Они даже умудрялись воровать рис из пайков трудовых лагерей, сократив его наполовину! В общем, слова Черчилля в 1943 году вполне могли сказать и директора ОИК 1760-х: «Есть голод или нет голода, индусы будут размножаться как кролики». Именно такое отношение было к местному населению.

Полностью- здесь:
http://sputnikipogrom.com/history/62929/megacorp-8/#.WEZn_Lk-KIc

7
george_rooke: (Default)
Предыстория.
В 1887 году, во время обострения отношений между Германией и Францией, Александр III напрямую обратился к германскому императору Вильгельму I (которому приходился внучатым племянником) и удержал его от нападения на Францию. Это вызвало неудовольствие канцлера Германии Бисмарка, желавшего войны с Францией, и ухудшило отношения России и Германии.
Бисмарк по поводу ответных действий думал недолго. Решил он ответить... санкциями.
Так началась «таможенная война». В 1887 году Германия отказалась предоставить России ранее обсуждавшийся заем и повысила пошлины на русский хлеб, в то же время для ввоза американского зерна в Германию были введены благоприятные условия. В ответ Россия ввела новый («максимальный») тариф, повысивший существующие пошлины в 2 раза или на десятки процентов, который был применен в отношении немецких продуктов обрабатывающей промышленности.
В свою очередь, Германия предприняла новое повышение пошлин на русский хлеб, а в ответ Россия ввела ещё более высокие пошлины в отношении немецких товаров. Вначале эти действия вызвали протест Германии, прервавшей шедшие до этого торговые переговоры с Россией, однако, обнаружив твёрдость позиции России по вопросу таможенных пошлин, она вскоре предложила возобновить переговоры, приведшие к русско-германскому торговому договору 1894 года.
Вот как это было: "Идея Витте была такова: Россия также вводит у себя два тарифа — минимальный и максимальный. При этом минимальным объявляется именно тот тариф 1891 г., которым немцы были так недовольны, что пустили против него в ход репрессии, направленные против русского сельскохозяйственного ввоза; а кроме этого тарифа, вводится еще другой, максимальный, еще более запретительный. Этот максимальный тариф будет применяться против Германии, если она не понизит своих ставок. Тариф прошел в Государственном совете. Беспокойство стало охватывать некоторые сферы как в России, так и в Германии, еще когда тариф проходил через Совет, и о Витте начали говорить как о человеке, прямо ведущем к вооруженному конфликту. Но Витте продолжал свое дело. Он немедленно предложил Германии начать переговоры о снижении ставок. В Германии отказались, и Витте тотчас применил к германскому ввозу максимальный тариф; германское правительство без малейшей потери времени ответило крутым дальнейшим повышением пошлин на русские сельскохозяйственные продукты. В ответ на это Витте («сию же минуту»,— как он пишет) повысил еще и еще свой «максимальный» тариф. Жестокая таможенная война фактически почти вовсе оборвала русско-германские экономические отношения. Убытки, конечно, весьма большие несла Россия, но, как и рассчитывал Витте, несравненно большие убытки несла Германия. Тревога в обеих странах все усиливалась. "Как раз во время этой резкой таможенной войны,— вспоминает Витте,— когда почти все наши экономические отношения с Германией прекратились, помню, летом был какой-то царский день... В Петергофе был царский выход: все сановники, фрейлины, вообще вся свита и великие князья — все съехались в петергофский большой дворец... Когда я вошел в зал, то от меня все сторонились, как от чумы; всюду шли толки о том, что вот я, с одной стороны, благодаря своему неудержимому характеру, а с другой стороны, молодости и легкомыслию втянул Россию чуть ли не в войну с Германией, что началось это с таможенной войны, а так как Германия не уступит, то все это несомненно кончится войною с Германией..."
За такое обострение стояли Витте и царь, против - министр иностранных дел Гирс и работник МИДа Шувалов. Вот как Витте объяснял свою логику в этом вопросе.
«Я отлично понимал, что мы в состоянии гораздо легче выдержать этот бескровный бой, нежели немцы, потому что вообще в экономическом отношении мы… гораздо более выносливы, нежели немцы, так как всякая нация, менее развитая экономически… при таможенной войне, конечно, менее ощущает потери и стеснения, нежели нация с развитой промышленностью и с развитыми экономическими оборотами».
Оказался прав в результате. Договор 1894 года был очень выгодным для нас.

george_rooke: (Default)
Который просто катком проходится по всем "Газпромам" и "Роснефтям" Англии XVIII века. Вообще для меня оказалось неожиданностью, что он к ним так относится.

"Хотя законом 4-го года правления Георга III, гл. 20, форт Сенегал с прилегающими к нему окрестностями был передан компании купцов, торгующих с Африкой, однако в следующем году (5-й год правления Георга III, гл. 44) не только Сенегал с его окрестностями, но и весь берег Африки от Южной Берберии до Красного мыса был изъят из ведения компании, возвращен короне и торговля с ним объявлена свободной для всех подданных его величества. Компания была обвинена в том, что ограничила торговлю и установила нечто вроде ввозной монополии. Однако очень легко понять, как при действии закона 23-го года правления Георга II она могла это сделать. Как бы то ни было, я замечаю на основании печатных отчетов о прениях в Палате общин, которые не всегда отвечают действительности, что ее обвиняли в этом. Поскольку члены правления из девяти лиц все были купцами, а начальники и агенты различных фортов и поселений зависели от них, весьма возможно, что последние особенно старательно исполняли их распоряжения и поручения, устанавливающие настоящую монополию.
Для достижения второй из этих целей, содержания укреплений и гарнизонов, компании ежегодно отпускалась парламентом сумма около 13 тыс. ф. Отчет о надлежащем употреблении этой суммы правление обязано было представлять начальнику казначейства, а потом этот отчет вносился в парламент. Но парламент, так мало внимания уделяющий расходованию миллионов, вряд ли станет уделять много внимания расходованию этих 13 тыс. в год, а начальник казначейства по своей специальности и своему образованию не очень подготовлен к пониманию нужных расходов на укрепление и гарнизоны. Правда, капитаны кораблей его величества и другие офицеры, назначенные Советом адмиралтейства, могут быть осведомлены о состоянии укреплений и гарнизонов и докладывать свои наблюдения совету, но этот совет, по-видимому, не имеет прямого отношения к правлению компании и не имеет власти исправлять поступки, о которых он осведомлен; с другой стороны, нельзя предполагать глубокое знание фортификационной науки у капитанов кораблей его величества. Увольнение от должности, которую можно занимать только в течение трех лет и которая даже в течение этого срока доставляет ничтожное законное вознаграждение, является самым большим наказанием для провинившегося члена правления, исключая случаи взяточничества или растраты денег государства или компании; страх такого наказания никогда не может быть достаточно веским побуждением к постоянному и заботливому вниманию к делам, не сопровождающимся никаким другим интересом. Правление компании обвинялось в том, что оно посылало кирпич и камень из Англии на берег Гвинеи для ремонта крепости Берегового мыса, на что парламент отпускал несколько раз специальные суммы. Кроме того, кирпич и камень, отправленные в столь длинное путешествие, оказались настолько скверного качества, что пришлось заново перестроить стены, которые были сделаны из них. Укрепления, лежащие к северу от Красного мыса, не только содержатся на средства государства, но и находятся под непосредственным управлением исполнительной власти, и не легко представить себе разумные основания, почему укрепления, находящиеся к югу от него и по крайней мере отчасти содержащиеся также на средства государства, должны быть под другим управлением. Покровительство средиземноморской торговле было первоначальной причиной или поводом для занятия гарнизоном Гибралтара и Минорки; однако содержание их и управление этими гарнизонами совершенно правильно было поручено не Турецкой компании, а исполнительной власти. В обширности господства исполнительной власти заключаются в значительной мере ее величие и достоинство, и трудно ожидать, чтобы она пренебрегала тем, что необходимо для защиты этого господства."
george_rooke: (Default)
И еще одна мысль из той же статьи. Абсолютно ясная для меня, как для инженера, но почему-то часто забываемая из-за звонких фраз в приключенческой и научно-популярной литературе. Цитата из той же статьи, только переведенная с американского бюрократического канцелярита (бррррр!!!!!!) на нормальный человеческий язык.

Современные историки британского флота безосновательно решили, что английская система постройки кораблей конкурентно была выигрышнее, нежели французская или испанская системы, и была оптимальна для тех внешнеполитических целей, которые преследовали британцы в XIX веке. Более того, они не разделяли британские военные корабли, построенные на королевских верфях, от, к примеру, британских же кораблей, построенных на ганноверских или частных верфях. Меж тем, документы показывают - довольно часто "ганноверцы" и "частники" обладали сравнительно с королевскими кораблями лучшими характеристиками по мореходности, скорости, парусовооруженности, на них первых появлялись технические новинки, и т.д.
Хотя никакое другое государство не положилось только и исключительно на флот, как на свою защиту (как это сделала Британия), даже ограниченный обзор вторичных источников по европейским флотам не демонстрирует яркого превосходства или технологического преимущества британской системы кораблестроения над своими европейскими визави.
Чтобы высосать из пальца такое преимущество, историки Королевского Флота цитируют длиннющие язвительные списки жалоб кэптенов и адмиралов Роял Неви по поводу военных качеств французских или испанских призов, принятых на службу в Роял Неви. Однако подобное наверное стоит сравнивать с подобным. Французская система кораблестроения была ориентирована на высокую скорость и мореходность. Испанская система во главу угла ставила способность к длительным переходам, то бишь - автономность. Королевский же флот имел в приоритете в период с 1689 по 1815-й плавание и возможный бой при любой погоде, то есть все характеристики английских кораблей были принесены в жертву силе и выносливости.


Таким образом, разные техзадания дают разные решения. И сравнивать без учета погодных и природных условий, места действия и т.д. разные корабли не имеет смысла. Другой вопрос - многие испанские и французские корабли, захваченные в бою, англичане включали в состав Роял Неви, что уже само по себе говорит и о качестве постройке, и о испанской и французской кораблестроительных системах.

Ну и напоследок - иконографика трат на армию и флот Британии в процентном соотношении. Ибо часто приходится слышать слова, что, мол, Англия, отделенная Ла-Маншем, могла деньги, предназначенные для армии, спокойно пустить на флот. Ну, типа, на этом и выиграла. Как показывает диаграммка - это немного не так. Вернее - совсем не так. Речь может идти только о примерном равенстве трат на армию и флот, и то - в очень небольшие периоды. Впрочем смотрите сами.
123456
george_rooke: (Default)
Ибо, переформулируя Бориса Бритву, даже если не выстрелит - ей всегда можно врезать по голове.

Господи, как я люблю таких безаппеляционных Ыкспердов и их сверхценные мнения))))

Почему Англия стала «владычицей морей»? Причин на первый взгляд неожиданного возвышения Англии как морской державы немало. Некоторые историки английские успехи на море связывают с именем адмирала Роберта Блейка, который изгнал из флота взяточников и казнокрадов.

Чтобы не вдаваться в объяснения, и не давать ссылки на уже рассмотренное, я просто дам одну отличнейшую цитату, где выделю болдом очень правильную мысль, и ссылку на большую статью, которую я бы рекомендовал почитать (на англицком, естественно).


Corruption, rent seeking, percolation, moral hazards, adverse selection, principle agent problems of every conceivable kind obstructed the command and incentive systems for the execution of missions assigned to navies all the way down the line from rulers at the top through ministries, admiralties, boards and other departments of state to officers on the quarter deck.
Second, the voluminous historiography of British naval administration, glowing with the success of its fleet, does not suggest that the kingdom’s Parliamentary regime, a supposedly optimal constitution for liberty with economic efficiency, could without closer investigation be plausibly represented as clearly more superior in sustaining effective naval administrations than autocratic Spain, absolutist France or the decentralized administration favoured by the Dutch republic. British naval historians, together with neo-liberal economists, might wish, and indeed may assume, that to be the case. But it is not proven that the Admiralty and its several subsidiary Boards (acting, much of the time, as fiefdoms) effectively managed the construction, procurement and maintenance of warships; controlled the hire of vessels for transportation, victualled fleets, cared for sick and wounded seamen, solved the problems of coordination, control and collaboration with private firms or successfully aligned systems of incentives with their specialized missions for defence of the realm and the kingdom’s mercantilist objectives in ways that were clearly more efficient than the systems operated by their foes and European rivals.



Перевод. В нем оказалось много экономических американизмов-спецтерминов, которые я постарался раскрыть в скобках, и выделил цветом. Плюс немного упростил заумное изложение.

Коррупция, погоня за рентой (то есть стремление монополистов добиться с помощью правительства передачи дохода поставщику ресурса за чужой счет или за счет общества), просачивание (???я так понимаю имеется ввиду синекура), отсутствие морали, антиселлекция (тенденция, состоящая в том, что при невозможности определить качество товара при покупке на рынке устанавливается средняя цена и рынок покидают продавцы с товарами высокого качества; установление средней цены вызвано тем, что покупатели не могут распознать качество товара и готовы платить только цену, отражающее их математическое ожидание качества), издержки посредничества между адмиралтейством и торговыми агентами (и отсутствие у агентов побудительных мотивов для более лучшего выполнения задач) назначаемых всегда сверху, с помощью синекуры из министерств, адмиралтейства или других служб, связанных с высшим офицерским составом (с обитателями шканцев).
Во-вторых, пространная историография британской военной-морской администрации, с таким пылом описывающая успехи флота, умалчивает, что Парламентская система правления королевства, возможно оптимальная с точки зрения конституционных свобод и экономической эффективности, может без более подробного ее исследования быть утверждена лучшей по эффективности в сравнении, например, с деспотичной Испанией, или абсолютистской Францией, или с децентрализованным управлением флота в Голландии.
Британские военно-морские историки вместе с неолиберальными экономистами очень желали, чтобы так было, и в результате априори посчитали,что именно это и имело место. Однако, совершенно не доказано что Адмиралтейство и его подчиненные коллегии (которые действовали большую часть времени как феодальные вотчины) эффективно справлялись с постройкой, ремонтом и обслуживанием военных кораблей; контролировали фрахтование судов для транспорта и снабжения, заботились о раненых и больных моряках, решали проблемы с координацией, контролем и взаимодействием с частными фирмами или успешно отрегулировали бы систему поощрений нацеленную на защиту страны и ее торговых предприятий качественней чем враги королевства и его европейские соперники.



Из статьи "Total Factor Productivity for the Royal Navy from Victory at Texal (1653) to Triumph at Trafalgar (1805)"
http://eprints.lse.ac.uk/27886/1/WP134.pdf

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 10:53 am
Powered by Dreamwidth Studios