george_rooke: (Default)
Несмотря на неудачу русского посольства Резанова в Японию, сами японцы Резанова очень зауважали.
Цель посольства отражена в инструкции, в которой предписывалось не заходить ни в какой другой порт, кроме Нагасаки; соблюдать японские обычаи, быть учтивым; «для вас необходимо будет соображаться со всеми обычаями японцев, не огорчаться не сходству их с нашими и не ставить того в унижение. Важнейшим предметом обязанности вашей состоит в открытии торга с Японией».
С 26 сентября 1804 года, когда шлюп "Нева" зашел в гавань Нагасаки, русских попросту прессовали, захотев увидеть их "предел терпения". Это и запрет на сход с кораблей, и позже выделение какого-то коровника для ночевок с круглосуточной охраной по периметру, и постоянная смена этой охраны, и запрет на перегрузку русских товаров на берег.
В конце концов, 24 марта 1805 года Резанову зачитали ответ сегуна Иэнари с отказом в установлении дипломатических и торговых отношений с Японией. После получения припасов русские должны были немедленно покинуть Нагасаки и более не приближаться к японским берегам. Японцы снабдили русских провизией на целых два месяца, причем не взяли за это никакой платы. 6 апреля русские покинули Нагасаки после более чем полугодового пребывания в этом городе.
Н.П. Румянцев, бывший министр коммерции, в докладной записке Александру I от 11 октября 1805 г.: «Голландцы употребляют все меры к удержанию японского торга в руках своих. Обергаупт голландской фактории уверял Резанова, что торг нашими продуктами в Японии совершенно излишен, поелику японцы имеют у себя все то, что мы имеем».
Россия, несмотря на неудачу посольства Резанова, предпринимала попытки наладить торговые отношения с Японией, но на все отправленные письма ответа не получила. И было решено отложить решение этого вопроса «до благоприятного времени», что вполне соответствовало позиции канцлера Нессельроде.
Что же касается Резанова - японцы смотрели на него как на «праведника» вследствие той сравнительной тактичности, той выносливости, с какими ему пришлось ждать ответа из Эдо от сегуна. Когда до Японии дошла весть о смерти Резанова - японцы заговорили о том, что он совершил ритуальное самоубийство (на самом деле Резанов простудился и сильно упал с лошади). "Русский самурай" совершил сэппуку из-за его неудачи в переговорах об открытии Японии для торговли с русскими. Как и должен сделать настоящий самурай.
То есть в их сознании получилось что-то типа:
Победа и поражение часто зависят от мимолетных обстоятельств. Но в любом случае избежать позора нетрудно – для этого достаточно умереть. Добиваться цели нужно даже в том случае, если ты знаешь, что обречен на поражение. Для этого не нужна ни мудрость, ни техника. Подлинный самурай не думает о победе и поражении. Он бесстрашно бросается навстречу неизбежной смерти. Если ты поступишь так же, ты проснешься ото сна.

по мотивам вот этой статьи: https://m.cyberleninka.ru/article/n/posolstva-n-p-rezanova-1803-1805-i-e-v-putyatina-1852-1855-v-yaponiyu

george_rooke: (Default)
Мало кто знает, что Мао в 20-м веке в известной степени отомстил Европе и США за все эти опиумные войны и политику "открытых дверей". Нет, в самом Китае с опиумными наркоманами боролись. Боролись методами убеждения, замещали опиум какими-то морковно-свекольными таблетками, давали даже курить чай, боролись дисциплинарными наказаниями и расстрелами. Боролись с наркодилерами и распространителями опиума. Но в Китае и на его границе были районы, которые традиционно выращиванием и производством опийного мака и жили. Не разорять же их.
И Мао решил следующее. Он поставил производство опиума (тогда уже производной из него - героина) под свой контроль, и начал продавать его... в Европу и США. Причем продавали его... под крышей китайской армии через Гонконг. На этом в известной мере к концу 1960-х (пока Колумбия не перехватила пальму первенства) послевоенный Китай сделал себе золотой запас. На 1972 год Гонконг был столицей наркотраффика.
При этом - и это реально необычно - в Гонконге столкнулись два наркопотока: Китай старался реализовать героин и другие производные из опия в Западные страны, а США и их союзники старались через Гонконг сбыть кокаин из Колумбии и вообще из Южной и Центральной Америки на территорию Китая. Так что опиумные войны продолжились и в XX веке, правда на уровне противостояния секретных служб.
Но это так, просто красивый довесочек к истории.
Подробности, насколько помню (сейчас ссылаюсь по памяти, но если надо - могу уточнить) - в книге The Social Life of Opium in China, 1489-1999 г.г.
Автор: Yangwen Zheng.

george_rooke: (Default)
Введу наверное новый тэг - ОИК. Как будет чуть свободного времени - оснащу им все посты с данной тематикой.

Новая серия рассказывает о... (далее несколько цитат):

1. Как любят выпускать сейчас книги - повседневная жизнь королевских мушкетеров недавно основанного Сингапура.
Когда Раффлз вернулся в Сингапур в 1822 году, он увидел, что город разросся до 15 тысяч человек, однако частью мер главы города Фарквара он оказался недоволен, ибо город кишел преступниками, было много убийств, грабежей, да и просто банальной поножовщины, особенно среди моряков в районе порта. В результате основатель города и его первый мэр разругались в пух и прах, и Фарквара заменили в апреле 1823 года на Джона Кроуферда (Crawfurd). Кроуферд первым делом вытребовал себе отряд морской пехоты в 111 человек и прошелся огнем и мечом по всем злачным местам, с преступниками и главарями кланов (а они в Сингапуре возникли по расовому признаку – арабская группировка, индусская группировка, китайская группировка, малайская группировка, и т.д.) он не церемонился. Приказ сложить оружие – при невыполнении штурм и смерть. Кульминацией была осада дома Саида Яссина, главаря арабской группировки, который морпехи штурмовали шесть часов. В результате Саид вместе с уцелевшими подельниками был притащен в портовый трактир Френсиса Джеймса Бернарда, который в Сингапуре исполнял одновременно роль ресторатора, главного судьи, палача и тюремщика, где главаря осудили и расстреляли тут же, в подвале.

2.
Вот это только квасным патриотам с шоу Соловьева не показывайте. Они же уверены, что только англичане опиумом Китай травили, Россия же была белой и пушистой.
Россия, вернее Российско-Американская компания, в 1830-е ввозила в Китай опиум в небольших (относительно англичан) количествах именно из Персии. В статье В.Н. Шкунова «К вопросу о российско-китайской торговле в 30-40-е годы XIX века» этот вопрос довольно плотно освещается: «Закупая в Ирбите и Нижнем Новгороде опиум по цене от 214 рублей 28 копеек до 228 рублей 57 копеек за пуд, российские купцы продавали его в Китай на вес серебра, сначала по 628 рублей 55 копеек, а потом и по 880 рублей за пуд, что обеспечивало 3-4-кратную прибыль. Такой громадно-выгодный барыш позволял нашим купцам остальные вывозные товары продавать фактически за ничто, чем конечно они были введены в большее употребление, и торговля наша с Китаем начала быстро развиваться. Несмотря на последовавший в 1840 году запрет на ввоз опиума, его экспорт не прекратился и в последующие годы, к середине XIX века по всей восточно-сибирской границе процветал контрабандный вывоз наркотика».
По сути, русские демпинговали, получая основную прибыль на продаже опиума и шкурок каланов, продавая свои мануфактурные товары по такой низкой цене, что китайцы очень часто брали их «в довесок». Именно поэтому сукна, выработанные на фабриках Рыбниковых, Кожевенникова, Бабкиных, Александрова были хорошо известны в Цинской империи, и вполне соперничали с более дорогими английскими сукнами.


3. Опиум для народа.
Особо поражена опиумной зависимостью оказалась китайская армия. Это и понятно, ибо солдаты и офицеры имели твердое жалование и всегда были при деньгах. Генерал-губернатор провинции Гуанчжоу Кси Ен писал императору: «Солдаты побережья ленивы, не обучены военным приемам, и в реальном бою совершенно бесполезны. Очень много солдат в провинции являются курильщиками опия. Если выразить в цифрах, то 7 из 10 солдат – опиумные наркоманы. Из 10 тысяч человек провинции 7 тысяч – фактически наркозависимые люди, живущие от дозы до дозы. Что касается офицеров, ситуация еще хуже – практически все они тратят свое жалование в местных курильнях».
В 1830-х в дело включились и христианские проповедники. Неизвестно, был ли это заказ европейцев, или реально существовали такие верования, но миссионеры рекомендовали солдатам принимать опиумные таблетки или курить опиум, чтобы в бою раны быстрее затягивались и вообще – выздоровление шло быстрее. Кроме того, существовал предрассудок, что опиум является сильнейшим афродизиаком. Вся проблема в том, что опиум может вызывать эротические видения, однако вместе с этим он вызывает эректильную дисфункцию – то, что в народе называют «не стоит». У женщин же опиум усиливает либидо, но сильно снижает концентрацию сознания – на простонародном наречии мы называем это «не может кончить». В общем, употребление опиума, особенно концентрированного, в качестве афродизий не имеет смысла.


4. Грандиозный шухер.
Ну а далее произошло прекрасное. Дело в том, что большинство конфискованного опиума принадлежало контрабандистам. Те кинулись к британским купцам с просьбами компенсации. Торговцы в свою очередь кинулись к Эллиоту. Эллиот, совершенно растерявшийся от такого развития событий, обратился к правлению ОИК. Оик обратилось к британскому правительству с просьбами о компенсации, сумма которой, напомним, составляла 2.5 миллиона фунтов стерлингов. Парламент Англии, рассмотрев вопрос, постановил – в момент экономического и производственного кризиса государство не может себе позволить выплатить такие большие компенсации предпринимателям, торговавшим в Ките опиумом в обход запрета. Депутаты посоветовали купцам обратиться за компенсацией… у Цинскому правительству. Шах и мат!
Самое смешное, некоторые торговцы действительно обратились к Линь Цзэнсюю по поводу возмещения ущерба. Тот в истинно китайской манере сообщил им, что даже не говоря о моральной стороне вопроса, каким образом они видят выплату компенсации за непроданный товар? Как можно оплатить товар, которым ты не пользовался, и который тебе никогда не принадлежал? Он сообщил, что массовые конфискации опиума были произведены и внутри Китая, однако же китайское правительство не требует компенсации от европейских торговцев за продажу запрещенного товара! Хотя, если рассмотреть дело с всех сторон – мы согласны. Но прежде вы нам компенсируете стоимость уже проданного, но запрещенного на территории Китая товара. Сумма составляет… Линь долго шелестел бумажками…. 8 миллионов фунтов в ваших деньгах. Нокаут!




https://sputnikipogrom.com/history/68903/megacorp-14/

12
george_rooke: (Default)
На 1609 год, под мудрым руководством Сюлли, доходы Франции составляли 26 миллионов ливров, из которых 20 шло в казначейство - а остальные 6 миллионов - на обслуживание кредита, который на 1610 год составлял 60 миллионов ливров.
В 1642 году, в год смерти Ришелье, доходы Франции составляли 79 миллионов ливров. Казны же достигало лишь 33 миллиона. На обслуживание долга тратилось 12 миллионов, остальные деньги были разворованы или розданы в качестве дотаций/премий за лояльность.
В 1661 году, в год смерти Мазарини, доходы Франции составили 84 миллиона ливров, из них в казну короля попадало 23 миллиона, 17 миллионов тратилось на кредиты, а остальное разворовывалось.
В 1670 году во Франции собиралось налогов на сумму 92 миллиона ливров (доходность возросла за счет введения косвенных налогов), из них в казну короля поступало 82 миллиона, а 8 тратилось на обслуживание кредита. Еще 2 миллиона тратились на выкуп ранее проданных должностей, тальи, откупов и т.д., чтобы вернуть их в государственную (королевскую) собственность.

Ну и еще добавлю, по поводу прямых налогов. Главным прямым налогом во франции была талья, или земельный налог. Во Франции талью НЕ ПЛАТИЛИ дворяне и священники, и платили все остальные, в том числе и крестьяне.
В 1657 году талья составляла 53 400 000 ливров; с 1662 до 1679 она уменьшилась, и колебалась между 38 000 000 и 41 000 000; в 1680, после окончания войны с Голландией талья была уменьшена до 35 000 000, и в один год даже до 32 000 000 ливров. Вообще был разработан проект полной отмены тальи, но далее Франция ввязалась в большие войны, и этот проект похерили.


"Искусство налогообложения сродни ощипыванию гуся: нужно получить как можно больше перьев с самым наименьшим количеством шипения".
Жан-Батист Кольбер.

george_rooke: (Default)
История Кале занимает особое место во Франции. Потерянный 4 августа 1347 года, город был завоеван обратно только 4 января 1558 года 30-тысячным войском герцога де Гиза. Атаке предшествовал топографическая разведка и детальный план города и местности, составленный Гаспаром де Колиньи, находившемся после Сен-Кантена в англо-испанском плену. Именно Колиньи обратил внимание, что лучше всего вести атаку с северо-востока, где были расположены болота, считавшиеся непроходимыми. Кстати, отсюда следовал и еще один вывод: чтобы пройти болотистую местность, лучше организовать атаку зимой.
Французы пытались взять Кале в 1348-м, 1363, 1376, В 1377-м Карл V предложил Эдуарду III 400 замков и крепостей в Гиени в обмен на Кале, но англичане отказались.
Меж тем еще в далеком 1376 году первый и лучший адмирал Франции Жан де Вьенн (de Vienne) дал королю Карлу V совет, как легко завоевать Кале. Надо всего-то перекрыть море. И надо сказать, что де Вьенн очень многого достиг по пути к этой цели. В 1370-м в Руане был организован "завод галер" (Clos aux galées), занимавшийся не только строительством гребных и парусных, а так же несамоходных кораблей, но и снабжением, вооружением, провиантом. Вот адмиралом Франции вместе с должностью "мастера и командира завода галер" и стал Жан де Вьенн, которого позже прозвали "Дюгескленом моря".
Как итог - уже в 1377 году французский флот имеет 120 боевых единиц, из них - 35 кораблей, оснащенных артиллерией. В 1379 году в строй вступает еще 21 корабль, плюсом идут войска союзников - 8 галер кастильцев и 5 галер португальцев под командой Фернандо Санчеса Товара. Были опустошены Рэй (Rye) недалеко от Лондона, остров Уайт, Фолкстон, Дартмут, Плимут. В августе 1377 года сожгли к чертям Ярмут, Пул и Гастингс. В апреле 1378 года отбили контратаку английского флота, в июне перетопили приватиров (у английского короля банально закончились регулярные корабли, и он призвал под знамена частников, под процент от добычи), который шли грабить Шербур.
В 1380 году вместе с Фернандо Санчесом Товаром (https://es.wikipedia.org/wiki/Fernando_S%C3%A1nchez_de_Tovar) опустошили Джерси и Гернси, Винчелси, сожгли нафиг Грейвсенд, пригород Лондона, и вся столица англичан в панике наблюдала за пожаром на стенах города. На 1380 год Британия просто потеряла контроль над Ла-Маншем и Па-дле-Кале.

Естественно, у гарнизона Кале начались большие проблемы, прежде всего голод. Снабжение гарнизона сократилось с 55 тысяч ливров до 20 тысяч. Чтобы хоть как-то восполнить припасы, гарнизон Кале организовал несколько грабительских рейдов на местности, из города началось бегство жителей.
Казалось, еще один, ну два года - и Кале падет. Однако король Карл V умер в сентябре 1380 года, и стратегия Вьенна была отринута в пользу внешне эффектных, но совершенно бесполезных дальних рейдов к Шотландии. Естественно, по всем законам логистики и логики последовал провал высадки в Эдинбурге в 1385 году, и король к флоту резко охладел. А ведь шанс спокойно и методично добить блокадой Кале вполне себе был. Такой анклав может держаться только при помощи с моря. Отрежь его от метрополии - и упадет в руки как спелый плод.
george_rooke: (Default)
"Я, великий султан, хакан всех хаканов, коронующий и ниспровергающий королей и князей, являюсь земной тенью Аллаха, мое копье пылает огнём, меч мой приносит победу, падишах и султан огромных территорий, которые завоевали наши деды в Средиземноморье, Черном море, Анатолии, Карамане, Сивасе, Зуль-Кадерии, Диарбакыре, Курдистане, Азербайджане, Аджеме, Шаме (Дамаск), Халебе, Египте, Мекке, Медине, Иерусалиме, Аравии и Йемене – султан Сулейман хан.
Ты, король Франции, Франциск, посылая письмо к моим воротам, которые являются приютом королей, ты сообщил нам о своем пленении и заключению под стражу, и о том, как враг вторгся в твою страну. Чтобы спастись от этого положения, ты взываешь ко мне о помощи. Пусть твоя душа будет спокойной, мужайся, и не отчаивайся.
Наши славные предки (пусть Аллах освятит их могилы) никогда не прекращали войну, чтобы отразить врага или отвоевать свои земли. Мы и сами всегда следовали их примеру во все времена, не останавливаясь перед силой чужих крепостей и трудностей войны. Ночью и днем наши лошади оседланы и сабли вынуты из ножен. Аллах нам поможет, и явит высшую справедливость. Ты узнаешь у своего посла то, что тебе необходимо будет сделать.
Сын Селима Сулейман. 1526 – Стамбул."


А ведь все для Франции начиналось из-за какой-то фигни. Папа в 1508 году обратился к Венеции с просьбой вернуть ему папские лены в Романье. А далее, как писал Грановский: "Венецианцы папе отказали — тогда раздражённый старик обратился к Франции, Испании, Максимилиану, князьям итальянским и всем предложил участие в добыче Италии. На Венецию он наложил проклятие, и на тех, кто войдёт с нею в сношения. В Камбре в исходе 1508 г. (10 декабря) составилась известная Камбрейская лига, в которую вступили Фердинанд, Максимилиан, Людовик, папа, король венгерский, герцог Савойский и Феррарский и мелкие итальянские владетели. Каждому определён был известный участок в добыче Венеции."
При этом войну по разделу Венеции объявили священной, ибо - как только Венецию завоюют - вот прям сразу же начнут воевать с турком (ага, Венеция-то с турком воевать мешает же). Земли Венеции согласно пакту Молотова-Риббентропа поделили еще до завоевания: папа должен был получить Фаэнцу, Римини, Равенну; Максимилиан, как император, — Падую, Виченцу и Верону, а как эрцгерцог австрийский — Фриуль и Тревизскую марку; Людовик XII — Кремону, низовье Адды, Брешию, Бергамо и Крему. Однако стоило начаться войне - и сразу началась череда союзов и антисоюзов. Тот же папа Юлий, как только венецианцы его подкупили и вернули его лены, снял с Венеции интердикт, и вообще вступил с ней в союз.
В общем, Италия раннего Нового Времени была таким же пороховым погребом Европы, как Балканы в 19-20 в.в. Вход туда стоил рубль, а выход - два, в чем Франциск I лично смог убедиться.


Турецкий флот осаждает Ниццу. Обратите внимание - хотя турецкие корабли на картинке - галеры, идут они под парусом. И вот это на самом деле - норма.
george_rooke: (Default)
Семь правил национализма)))

1. Если ваша область была наша в течение 500 лет, а вашей она стала только в течении 50 лет - поздравляю, вы оккупант.
2. Если область была вашей 500 лет, а нашей 50 лет - она должна принадлежать нам, ибо это "историческая справедливость".
3. Если область принадлежала нам 500 лет назад, и потом уже больше никогда не принадлежала - она должна принадлежать нам как колыбель нации.
4. Если большинство людей нашей национальности живут в какой-то области - она должна принадлежать нам, ну или по крайней мере ее жители должны воспользоваться правом на самоопределение.
5. Если в какой-то области живет меньшинство наших людей, она должна принадлежать нам - потому что наше меньшинство должно быть защищено от угнетения.
6. Все вышеперечисленные правила применяются только к нам, но никогда - к вам.
7. Наша мечта о величии - это историческая необходимость. Ваши мечты о величии - это фашизм.



Цитата по Seven Rules of Nationalism, formulated by David C. Pugh, Norwegian Refugee Council.


Если кто-то подумал, что это о нынешней России/Украине/США/Польше, и т.д. - он сильно ошибается.))) Хотя я уверен, что в комментариях будет Содом и Гоммора.)))
Речь о Балканах XIX века. Страны, часто нечаянно получившие свободу, грезили о Греции/Сербии/Румынии и т.д. от "можа до можа".

Планы "Великой Греции" включали в себя помимо собственно Эллады, Крит, оконечность Балканского полуострова с Константинополем, оба берега Босфора и Дарданелл, и всю Малую Азию, чуть ли не до Армении.
"Великая Сербия" видела себя от Италии, и до Македонии, включая Черногорию, Боснию, Хорватию и т.д. Требовали возродить страну в границах 1389 года, включая сиюда и области Австрии
"Великая Румыния" претендовала на Трансильванию, Банат (Часть Австро-Венгрии), Бессарабию, южную часть Дуная, Добруджу.
"Великая Болгария" мечтала видеть себя с частями Македонии, Сербии и Румынии.
"Великая Албания" претендовала на все далматинское побережье, фактически до Триеста.
"Великая Хорватия" не заморачивалась, и просто считала, что все южнославянские страны от Болгарии и до Боснии должны были принадлежать ей.
Ну и "Великая Черногория" хотела иметь Албанию, Сербию, Боснию и Герцоговину.

В этой ситуации было понятно, что резко против будут Австрия и Турция. Просто потому, что согласно "семи пунктам" молодые славянские страны хотели их честно распилить. Австро-Венгрию вообще можно назвать империей "сепаратистских националистов". Начнем с того, что даже часть титульных наций (австрийские немцы) реально хотели присоединиться к Германии. Венгры после получения соправления хотели создать из Венгрии чисто венгерское государство, выкидывая или поражая в правах другие нации, там живущие. Но проблема в том, что на территории Венгрии жило до фига других национальностей. Например Банат тот же, где жили немцы, венгры, румыны, сербы и цыгане. В Чехии, Моравии и Силезии, жили немцы, чехи, а в Силезии еще и поляки. В Штирии и Каринтии - немцы и словенцы. Продолжать можно бесконечно, но. Самое главное но.
Было понятно что "Великие Имяреки", оторвав что-либо от Австрии (или Турции), будут устраивать реальный геноцид (что и случалось в реале). В отличие от Австрии, где в "Законе о национальностях" было четко прописано о "неотъемлемом праве каждой национальности поддерживать и развивать свою национальность и свой язык."
У турок же было все проще - в ответ на чужой геноцид они не заморачивались, и отвечали своим, после которого чаще всего даже трава не росла.
george_rooke: (Default)
Наверное самой пострадавшей по результатам Крымской войны оказалась.... Австрия. Это очередное доказательство того, что на самую хитрую гайку всегда найдется болт с резьбой.
21 мая 1849 года Австрия подписала с Россией соглашение, согласно которому Николай I выделял для помощи в подавлении Венгерского восстания Францу-Иосифу I экспедиционный корпус в 140 тысяч человек. В принципе, именно русские войска в июне-июле решили дело в пользу австрийского монарха, и по идее Австрия должна была быть нам благодарна до конца своих дней.
Однако в ситуации 1853-1856 годов Франц-Иосиф решил, что благодарность - это свойство идиотов, и выбрал политику, враждебную России. Да, Австрия в войну с нами не вступила, однако произвела мобилизацию, стянула войска к нашим границам, более того - в декабре 1855 года предъявила России ультиматум, фактически выступив на стороне Англии и Франции.
Самое интересное началось именно в 1855 году. 10 января 1855 года войну России объявило Сардинское королевство, расположенное на севере Апеннинского полуострова. Королевство не имело к России особых претензий, но премьер Кавур хотел а) обкатать свою реформированную армию перед новой схваткой с Австрией; б) завязать контакты с англичанами и французами, причем как с политиками, так и с генералами. В конце апреля 1855 года под Севастополь прибыл Сардинский корпус из 15 тыс. человек под командованием генерала Альфонсо ла Мармора. Корпус стоял на Черной речке и впервые принял участие в штурме Севастополя 6 (18) июня 1855 года. Хотя сардинцы были в резерве, они впали в панику от этого грандиозного сражения. Потом они участвовали в сражении на Черной речке и в штурме Малахова кургана.
И совершенно неожиданно в 1856 году на Парижском конгрессе граф Камило Бензо Кавур, как полноправный член "держав-победительниц", внес в повестку дня «итальянский вопрос». Для Австрии это было громом среди ясного неба, ей резко стало не до России, ибо внезапно из тумана возник призрак франко-итальянского союза и война из австрийские области в Италии. Именно поэтому требования к России на Парижском конгрессе были вообще никакими - ни Франции, ни Англии, ни Сардинии было неинтересно, кому принадлежит Польша и как там угнетают горские сообщества Кавказа, а вот Италия - другое дело. И когда Наполеон III вдруг на Конгрессе сказанул: "Мне жаль, что наши с Австрией отношения уже не так хороши, как раньше" - солнце в глазах нового императора Франца-Иосифа II резко померкло.
Таким образом Австрия с лице союза Сардинии и Франции получила, как сейчас модно говорить, "нож в спину".
В 1859 году был заключен сардинско-французский договор о дружбе в Пломбьере, причем Франция обязывалась оказать военную помощь Сардинии, если Австрия нападет на Сардинию. И дальнейшие интриги Кавура были сосредоточены только на том, чтобы Австрию спровоцировать.
9 марта 1859 года Пьемонт начал мобилизацию, рассчитывая призвать в войска 100 тысяч штыков и 20 тысяч. кавалерии. В ответ Австрия, у которой войска, как мы с вами помним, были мобилизованы аж с 1854 года, двинула 110 тысяч штыков в Италию, еще 40 тысяч расположила в венецианской области, и по первому зову на Аппенины могла прийти помощь еще в 60 тысяч штыков.
Сардиния не смогла собрать ту армию, которую рассчитывала, у нее получилось только 65 тысяч пехоты и 5 тысяч конницы. Но ей это было и не надо, ведь как мы помним - если Австрия нападает на Сардинию, то в войну вступает Франция. Начались мирные конференции о разоружении, но Австрия отказывалась демобилизовывать войска пока это не сделает Кавур, а Кавур - пока не сделает Австрия. В результате австрийцы встали перед проблемой снабжения - отмобилизованную 220-тысячную армию надо чем-то кормить и снабжать. Деньги на это уже 6-й год выделялись немалые, а армия попросту разлагалась от безделья. В результате командующий Ференц Дьюлаи решил, что армию надо бросать в бой, ибо "нельзя стоять бесконечно с ружьем на изготовку". Дальнейшее известно - в результате войны Австрия потеряла Ломбардию, Савойю (которую Сардинские войска вообще-то должны были оставить согласно Цюрихскому договору,но смело на это забили), герцогства Парму и Модену. На этом Наполеон III приказал остановиться, угрожая, что в противном случае он выведет свои войска из Италии.
Однако Нап не учел одного - он уже перемолол австрийские силы, и теперь сардинцы вполне могли обойтись без него, что они и сделали, аннексировав в кратчайшие сроки (10-18 марта) Тоскану и Папскую область.
Тут уже французский император почувствовал себя обиженным, и 24 марта 1860 года в Турине был заключен договор, согласно которому Сардиния узаконивала все приобретения, получала еще область Венеции, и становилась королевством Италия, а Франция за помощь получала Савойю и Ниццу.
Это и есть главный результат Крымской войны на мой взгляд, ибо кто-то должен был территориально ответить за все потери союзников, и заплатить за свое желание усидеть на двух стульях.

george_rooke: (Default)
В 1801 году один из гарнизонов восточного побережья Китая пишет императору просьбу совсем отменить артиллерийскую практику, поскольку «шум от стреляющих пушек плохо сказывается на увеличении популяции тутового шелкопряда на местной фабрике».

Это пять, я считаю))))
george_rooke: (Default)
Мотивы Стемфорда Раффлза, губернатора английской Малакки, который решил запретить работорговлю. Запретил он ее не по той причине, что был противником угнетения человека человеком, или считал, что все люди созданы равными.
Просто работорговля на тот момент по доходности было сравнима с торговлей опиумом. Выращивание опиума имело для ОИК практическое значение – его продавали в Китай, и закупали там чай, фарфор и другие товары. Работорговля же насыщала рабочими руками азиатские острова, которые вполне могла насыщать и 170-миллионная Индия, там голодных босяков были вагоны.
По мысли Раффлза работорговцы переквалифицируются в торговцев опиумом, то есть направят свои усилия в русло, выгодное ОИК.

george_rooke: (Default)

Если вам ирландские зарисовки интересны - скажите. Может быть продолжим.

Пока что хотелось поговорить вот о чем. Те, кто читал "Неизвестную Войну "Золотого Века", помнят такого персонажа, как Хью О'Нил, граф Тирон (Тайрон). Племянником Тирона, родившимся в 1590 году, был Оуэн Роу О'Нил, после разгрома ирландцев в 1602 году он вместе с дядей сбежал в Испанию. Оуэн поступил на испанскую службу, и следующие 40 лет провел, воюя во Фландрии в составе испанских терций. Особенно он отличился при защите Арраса (1640 год), где с гарнизоном в 2000 человек 48 дней оборонялся против 15-тысячной армии маршала де Ла Мельере и 20-тысячной армии герцога Шатийона. В конце концов французы крепость взяли, в штурме Арраса кстати участвовал лейтенант королевских мушкетеров д'Артаньян. О'Нил обещал держать крепость 30 дней, продержался 48, и это был его час славы.
В 1641 году в Ирландии началось новое восстание против англичан и протестантов, и Оуэн Роу решил вернуться на родину, но не один. Во Фландрии он навербовал ветеранов Фландрии в количестве 300 человек, и летом 1642 года высадился на Зеленом Острове, в Донеголе.
Там он встретился с Фелимом О'Нилом, который был лидером католической партии в начале восстания 1641 года и возглавил борьбу с ковенанторами, и тот отдал всю полноту власти Оуэну. Восстание это началось, как это всегда было в Ирландии, с экспроприаций. Которые, как ни странно, проводила английская корона. Она конфисковала часть земель из владений ирландских графов на том основании, что они зассатые католики, и разрешала туда эмиграцию англичан и шотландцев, которые становились переселенцами. Естественно, что такая конфискация сильно возмущала ирландских графов. Еще более их возмущало то, что на конфискованные земли ехали протестанты, которые, находясь во враждебном окружении, были естественными союзниками английской короны на острове.
Рвануло все в 1641-м, поскольку зимой 1640-го погода была ужасной, и весной 1641-го оказалось, что жрать в Ирландии нечего. Католики создали свою Конфедерацию, которая решила - во всем виноваты переселенцы. Наслали на нас, понимаешь, погоду хреновую, да и вообще - весь хлеб заныкали. И стали протестантов немножечко бить и вырезать.
С весны до осени было уничтожено по разным оценкам от 20 до 30 тысяч английских и шотландских переселенцев. Все их запасы конфискованы в пользу католиков. Протестанты тоже объединились, и более того - затребовали помощь из Шотландии и Англии, английские и шотландские ковенанторы угрожали Ирландии вторжением, приведением к логическому нулю всех ирландских католиков, и полном отъемом земли у графов. В общем, резня обещала быть долгой, кровавой, и опустошающей.
Но вернемся к О'Нилу.
Первое, чем занялся Оуэн Роу - он решил полностью реорганизовать ирландскую армию. Прежде всего, он ввел железную дисциплину. Далее, с помощью виконта Томаса Престона, такого же беглеца из Ирландии в Испанию, служившего во Фландрии, О'Нил завербовал 500 испанских инженеров и артиллеристов из Фландрской армии, которые стали по сути инструкторами с диктаторскими полномочиями.
Престон и О'Нил реорганизовали всю система набора, создали нечто типа Парламента (собрание графств, Верховный Совет из 24 представителей, где централизовано обсуждались траты на создание армии и квоты по людям). Страна была разбита на 4 военных округа, каждый округ должен был выставить армию по 10 тысяч человек. Командиры каждой армии назначаются О'Нилом из состава ветеранов Фландрии, и утверждаются графами земель. 1/8 часть расходов графств идет на военные нужды, а еще 1/15 часть - на закупку вооружений зарубежом, в Ирландии, во Франции, и даже в Англии.
Чтобы привлечь к себе часть англичан - О'Нил признает верховную власть Карла I, как сюзерена Ирландии и католика, но при этом все действия говорят о том, что Ирландия хочет стать независимой. В конце концов О'Нил выдвинул идею Католической конфедерации графств под покровительством Испании.
Сам Оуэн взял на себя командование армией Ольстера. Гаррет Барри стал командовать армией Манстера. Престон взял под командование вооруженные силы Лейнстера. Джон Берк получил под командование Коннахт.
Восставшие начали чеканить свою монету, организовали нормальный сбор налогов, даже облегчили положение ирландских крестьян, завоевав мощнейшие симпатии своими действиями.










коричневым показаны земли, изъятые к 1620-му году у графов в пользу английской короны.

george_rooke: (Default)

В 1871 году в Нью-Йорк была послана русская эскадра Посьета - фрегат «Светлана», корвет «Богатырь» и клипер «Абрек». Пришли ради двух вещей - проверить свою готовность к тому фокусу, который повернули в 1863-м, и показать великому князю Алексею Александровичу Америку.
Снабдили эскадру исходя из цен 1863-го года, и совсем забыли, что после гражданской войны в США был сильный рост цен (примерно на 30%).
В результате было вот что



К чести Александра Второго, он понял, что была совершена ошибка, и срочно выслал 200 тысяч рублей золотом.
Но ни матросам, ни офицерам этих денег не досталось. Ибо на них наложил лапу великий князь.
Точно так же как в фильме "За бортом" вырвавшийся на свободу гражданин Романов отдыхал с женщинами с низкой социальной ответственностью, охотился на бизонов, подарил 5000 долларов (20000 рублей) сгоревшему Чикаго. Да что я, Вот цитата: " Великий князь пожелал обозреть Военно-морскую академию США, Адмиралтейство, Вест-Пойнт, Гарвардский университет, Ниагарский водопад, Национальную академию дизайна, и прочие примечательные места Америки. Но больше всего Алексею нравилось посещать балы в его честь, оперу, театры, магазины и шоу, и, как особое желание, была выражена просьба устроить ему охоту на бизонов.

      Причем, денег Алексей Романов не жалел. Чикаго, куда он прибыл 30 декабря, тогда только приходило в себя после большого пожара, и великий князь от щедрого сердца не раздумывая пожертвовал для бездомных $ 5 000 золотом (по мнению современных американцев, где-то $ 250 000 на наши деньги).
        5  января он прибыл в Сент-Луис, штат Миссури, где пробыл неделю. Длительность пребывания великого князя в этом ничем особо не примечательном городе объясняется посещением им бурлеск-шоу, в котором ему очень понравилась песня «Если я когда-нибудь разлюблю» в исполнении Лидии Томпсон. 21-летний великий князь пожелал, чтобы 36-летняя актриса спела ему эту песню в частном порядке (видимо, Алексею тогда нравились женщины значительно старше него), вот и задержался.
      Наконец, 12 января великий князь прибыл в Омаху, штат Небраска, а затем в охотничьи угодья, где уже всё было готово к грандиозной охоте, а именно: две роты пехоты, две роты кавалерии, полковой оркестр, курьеры, повара под командованием генерала Джоэла Палмера. Загонщики и ковбои под командованием знаменитого охотника на бизонов Уильяма Коди (известного как Буффало Билл). И около 600 воинов различных племен сиу во главе с вождем Пятнистый Хвост. Главным маршалом охоты был выбран, тоже довольно известный в США герой, подполковник (а впоследствии генерал) Джордж Кастер.
Охоту на буйволов начали 14 января 1872 года, в 22-й день рождения Алексея Романова. Отмечая наряд великого князя в тот день, американцы особый упор делают на его «сапоги поверх брюк», шубу, а на ней на ремне охотничий нож и револьвер.
      Хотя стадо бизонов оказалось очень многочисленным, августейшиму охотнику поначалу не везло, и он раз за разом промахивался. Тогда Буффало Билл протянул Его Высочеству свой знаменитый карабин «Лукреция», из которого, как утверждал Буффало, он уложил 4200 бизонов. Первый же выстрел русского гостя оказался после этого весьма удачен, и его счастью не было предела – он тут же позвал слуг, и велел обнести всех охотников шампанским.
      В первый день охоты было убито от 30 до 40 буйволов, шкуру первого убитого князем Алексеем буйвола великий князь взял впоследствии домой в качестве сувенира."
В результате Алексей произвел на американцев впечатление мота и недалекого человека, а вся эскадра,  упорно отказывающаяся принимать гостей на кораблях - жмотами и угрюмыми людьми.





Великий князь Алексей Александрович.

george_rooke: (Default)
Вот тут ecoross1 попытался заклеймить революции и революционеров.

Проблемка есть только одна. ecoross1 ставит телегу впереди лошади. Ибо чтобы революционеры превратились из кучки маргиналов в реальную силу, в локомотив, который возглавит и поведет, нужна долгая и нудная работа той самой власти, которую эти революционеры пытаются свергать.

В стране, где нету основы для социальных потрясений, где нету самих потрясений, никакие революции в принципе невозможны, и любой революционер воспринимается как балаганный шут и ошибка природы.
А вот когда власть медленно и методично сама подводит народ к идее бунта, сама совершает все мыслимые и немыслимые ошибки, сама закрывает социальные лифты - балаганные шуты и ошибки природы неожиданно становятся провидцами и их выступлениям на броневичках рукоплещут толпы народу.
Естественно и понятно, что лучше всего реформы, которые необходимы, делать сверху, ибо это наиболее бескровный вариант. А если их не делают? Или делают слишком мало и слишком поздно?
Пример? Да не вопрос.
Как известно,  любое производство, в том числе и сельское, делится на три составляющие:
а) производство
б) логистика
в) сбыт.


1. Что у нас было к 1914-му году? С производством у нас была проблема низкой урожайности и малоземельности, помочь могла механизация, но: «Наряду с низкой урожайностью, одной из экономических предпосылок наших голодовок является недостаточная обеспеченность крестьян землёй. По известным расчётам Мареса в чернозёмной России 68% населения не получают с надельных земель достаточно хлеба для продовольствия даже в урожайные годы и вынуждены добывать продовольственные средства арендой земель и посторонними заработками.». А почему эта проблема на тот момент была нерешаема? Да очень просто: «Нельзя умолчать о том, что много обвинялось здесь некоторыми ораторами крестьянское население, будто бы эти люди ни к чему не способные, ни к чему не годные и ни к чему вообще не подходящие, что насаждение у них культуры — работа тоже как будто излишняя и т. д. Но, гг., подумайте; на чем же это крестьяне должны применять культуру, если у них оказывается 1 — 2 дес. Никогда никакой культуры не будет.» Депутат, крестьянин Герасименко (Волынская губерния), Заседание Думы 1906

2. Логистика. На 1910-й год в России существовало 75 элеваторов. На всю Россию. Вообще. При этом никто из отгрузчиков зерна не стремился перейти с амбарного хранения на элеваторное. Проблема с точки зрения купцов была одна - а как потом понять, где мое зерно, а где чужое? Почему это их интересовало? Да потому что каждый купец давал разное качество зерна. Соответственно надо было вводить что? Правильно - ГОСТы. И механизированную очистку. То есть купец сдает зерно на входе, оно проходит через очистку, и получаем вес зерна на выходе, за которое и будет оплата.
При недостатке ж/д путей совсем забросили канальное строительство, отказались от обычных конок, чтобы подвозить зерно без потерь от крестьянских центров к местам хранения.
И т.д.

3. Сбыт. Основная проблема - это торговля именно сырьем, то есть зерном, а не изделиями из зерна. И получалась веселая картина - Германия покупает у нас пшеницу, делает из нее шнапс, и продает нам же. И этой маржи Германии хватает, чтобы возместить траты на купленное у нас зерно.
Но и с внешней торговлей засада. Основной покупатель - Германия, наш внешнеполитический враг. То есть война в Европе - и наши поставки в Германию накрываются медным тазом. Могли ли мы перенацелить зерно на другие страны? Да, могли. Но были четыре маленькие проблемки.
Проблема 1. В случае войны с Германией датскими Зундами мы воспользоваться не могли. Думаю, понятно почему.
Проблема 2. Черноморский вывоз упирался в Босфор и Дарданеллы, а они не наши, и влиять на Турцию мы в этом плане не могли.
Проблема 3. Вывоз через Белое и Баренцево море тоже был под вопросом. Железная дорога шла только до Котласа, а дальше, в Архангельск, будь добр - только речными путями. Которые работают только 4 месяца в году. Собственно как и вывоз из Белого моря. А на Баренцевом море никакого Романова-на-Мурмане и ж/д ветки до туда не было до войны.
Проблема 4. Можно было бы использовать тихоокеанский вывоз, но - пропускная способность Транссиба не давала это сделать в принципе. Частных грузов только по 100 вагонов в день, не больше.

Заметьте, сколько вариантов решений у власти. Можно реально решить аграрный вопрос. Его, кстати, и начали решать в 1911-м, правильно, нормально, как это и было надо делать. Только делать это надо было хотя бы на 10 лет раньше, до крестьянских волнений 1902-1907 годов.
Можно было решить проблему сбыта внешнеполитическим путем, захватив те же Босфор и Дарданеллы в 1878-м, 1895-м, 1912-м, 1913-м, не беря более ранние возможности.
Можно было кинуть помещиков и помещичье землевладение, мало ли в истории примеров, когда один из руководящих классов кидали в полном составе?
Можно было решиться на реформу превращения крестьян в наемных работников, это двинуло бы вперед промышленность.
Да можно было бы пожертвовать братушками, и заключить союз с Германией, раз уж она для нас самый большой торговый партнер.
Хоть что-то для решения проблем власть сделала? Вернее даже не так. При Николае начиная с 1907-го реально делали, но мало, и очень поздно. Столыпинская реформа должна была быть радикальнее на порядок - я бы например предложил помещикам менять их наделы в центральной России на сибирские. Вот есть никому ненужная земля - владей! Хочешь, чтобы она тебе доход приносила - развивай, предлагай лучшие условия! Не можешь? Ну так продай тому, кто может.
Система строительства элеваторов и каналов с 1911-го наконец-то заработала хотя бы в половину мощности. Были введены аналоги ГОСТов на зерно, и т.д.
Но большинство проблем так и осталось. И росло со скоростью снежного кома.
Может быть их бы решили, по крайней мере подвижки с 1907-го сильно обнадеживали. Это и рост заработной платы рабочих чуть ли не в 2 раза, и создание собственного производства агротехники, и внимание логистике, и темпы роста промышленности. Но мы решили поиграть в большую державу и вступили в войну. В результате не до конца залеченные проблемы просто обострились, а потом и свели всю страну в могилу.
Но виноваты революционеры, да. А не парни у руля, которые рулили только время от времени, чаще всего занимаясь спекуляциями и собачась между собой.
Для меня символом тех лет был и остается Самарский элеватор, построенный не купчинами, занимавшимися хлебом, а братьями Нобель, готовый только к 1917-му, и не дня элеватором не работавший, ибо началась сначала революция, а потом Гражданская.
Вишенка на торт - построить его собирались с 1882 года.

george_rooke: (Default)
Переброска «святого отряда» в Ирландию отвлекла Елизавету от фламандских дел. Сначала на остров были переброшены 3000 солдат, потом еще 8000, правда часть из них вскоре убыла в Шотландию, на пике чисто английская армия составляла в Ирландии 6400 человек. Однако после Смервика такое количество было признано избыточным, и контингент был сокращен до 3000 человек, плюс ирландские союзники.
Результатом Смервика стало подавление мятежа в Лейнстере, Балтингласс бежал во Францию. Джон Десмонд вторгся в Долину Этхарлай (Aherlow), земли, принадлежащие Батлерам, и устроил армагедец в отместку за то, что они поддержали Ормонда.
Тем временем Грей спокойно и планомерно уничтожал Манстер. Обширные области были разграблены, стада – забиты или угнаны, фермы и зерно – сожжены, люди – убиты. В 1582 году в Манстере осталась лишь треть населения, если сравнивать с кем, сколько жило в1579 году.
Однако Фитджеральды перешли к тактике партизанской войны, избегая прямых столкновений с главными силами, и набеги продолжались. Грей, понимая, что местное население Джеральдинов поддерживает, решил просто уничтожить его. Нет, ну а че? Нет населения – некому поддерживать, давать приют и сообщать сведения. Меры, производимые Греем, испугали не только его ирландских союзников, но даже королеву Елизавету. В результате он был отозван, а всю полноту власти передали Ормонду.
Последний решил действовать не силой, а лаской – он предлагал прощение всем, поддержавшим мятежников, кроме Джеральда и Джона Десмонда – эти дважды предали свои клятвы перед Тюдорами, и веры им нет. В начале 1582 года, поддавшись «прелестным письмам» Ормонда, сложил оружие Фиакх Хью О’Брайен. Николас Сандерс умер от голода и холода, выгнанный со своей земли и покинутый соратниками.
В 1582 году в разоренном Греем Манстере начался голод. Треть оставшегося населения оказалась без зерна, без скота, без жилья. Жрать было нечего совершенно, к лету обезумевшие от голода люди раскапывали жальники, и варили гниющую человечину. За счастье было найти забитый недавно англичанами скот. По самым скромным оценкам в Манстере от голода 1582 года умерло 30 тысяч человек, край стал совершенно безлюдным. "Из каждого лесочка или оврага выползали фигуры, похожие на тени. Они выглядели как сама смерть, они были словно призраки, открывали рот - но ни звука не доносилось оттуда. Ели кору, если все, что попадется, и в конце концов умирали беззвучно и тихо". В Анналах хронист четко отмечает - "Внезапно цветущая и богатая страна стала пустыней, без людей и животных".
Летом же 1582 года у Корка был пойман в засаду Джон Десмонд. Его отряд в 50 всадников напоролся на заранее укрытых арбалетчиков и конницу капитана Суитси (Suitsi), пытался убежать, но был убит. Джеральд Десмонд Сбежал в предгорья Слайв Миш, где его обнаружил клан Мориарти (Moriarty), у которого Десмонд начал воровать скот, чтобы не помереть со своими людьми с голоду. В сентябре 1583 года началась облава, в которой приняли участие МакКартни, Муры, Ормонды, Мориарти, и 11 ноября 1583 года Джеральд Десмонд с оставшимися 10 людьми был убит. Трупы Дожна и Джеральда четвертовали, головы отослали Грею, а руки-ноги – по разным городам Ирландии.
Но самое интересное в другом. Хуан Мартинес де Рекальде, высадив «святой отряд», решил исследовать западное и северное побережье Ирландии. Он прошелся вверх до Киллибегса, изучив глубины и течения на местности.
История получила продолжение во время похода Непобедимой Армады. Когда англичане уверились, что испанский флот решил обойти вокруг Британии, Елизавета и Сессил решили, что испанцы хотят высадиться в Ирландии. Практически вся армия – 10 тысяч солдат (количество для Ирландии беспрецедентное) – была отослана на остров. Восстание Десмондов было еще свежо в памяти. приказ был один - любого испанца в Ирландии убить!
Как все знают, множество кораблей разбилось о берега Ирландии. Исключение – корабли Рекальде. Изначально их было три, потом присоединились еще. Точкой сбора был назначен полуостров Дингл, где, как мы помним, были высажены «папские войска». Спрятавшись за островом Баскетт от непогоды, Рекальде смог привести свои корабли в относительный порядок, высадил разведывательные партии, которые добыли съестного и несколько голов скота, и повел корабли в Испанию. 21 сентября на рейд испанского Сантандера вошли остатки Бискайской Армады Рекальде. Он смог довести хотя бы часть кораблей, и причина этого – в известной степени события 1580 года.

george_rooke: (Default)
Тактика взаимного грабежа имела, помимо означенных выше плюсов, и большие минусы. Прежде всего, грабежом сосредоточенная в одном месте армия заниматься не может (объедать местность она будет быстрее, чем грабить), поэтому естественно, армию разбили на мелкие отряды, чтобы охватить как можно большую местность, и чтобы грабить было удобнее.
Соответственно, англичане делали засады на мелкие отряды ирландцев, а ирландцы – на англичан. Внезапно к повстанцам присоединился виконт Бантингласс, более известный в Ирландии под именем Фиакха МакХуга О’Брайена из Уиклоу, который неожиданным маневром атаковал и захватил Гленмалур, в плен чуть не попал английский лорд Грей. Гленмалур был крепостью, прикрывавшей Дублин, и это было опасно. В ответ Грей прошелся огнем и мечом по владениям О’Брайена, заслужив репутацию очень жестокого человека даже у англичан: «он щадит ирландцев меньше, чем диких собак».
Но тут… Тут вмешались в дело обстоятельства, которые вообще от ирландцев не зависели. Обычно это называется термином «мировая закулиса», или «внешнеполитические обстоятельства». Собственно, в 1578 году в «Битве трех королей» погиб португальский король Себастьян, не оставив после себя потомства. Королем стал 66-летний кардинал Энрике Португальский, но в то время, когда люди старели гораздо быстрее, нежели сейчас, из детородного возраста дедушка уже вышел, да и обет безбрачия мешал завести законную супругу. Конечно, Энрике отправил к папе Римскому просьбу снять с него обет безбрачия, но папа, подумал и… отказал.
Когда падре кардинал умер в 1580-м, в Португалии разразился кризис. На престол страны претендовали:
- Филипп II Испанский, как сын Изабеллы Португальский, то есть прямой внук португальского короля Мануэла I.
- дон Антониу, приор мальтийских рыцарей в Крату (Португалия), как сын инфанта Луиша (который в свою очередь был сыном португальского короля Мануэля I) от то ли арабки, то ли еврейки. Главная проблема была в том, что если по португальским и испанским законам он считался дворянином «голубых» кровей, то по законам евреев – стопроценным евреем, поскольку те определяют национальность по матери. На это, кстати, напирал Филипп Испанский – еврей на троне католической державы!
- Катарина Браганса, как дочь Эдуарду, шестого сына Мануэля I, и Изабеллы Браганса.
- Риануччо Фарнезе, герцог Пармский, 11-летний мальчик, как сын Марии Португальской (дочери Изабеллы Браганса того же самого Эдуарду). Но чем права Риануччо отличались от прав Филиппа II? Да фактически ничем. Такое же происхождение по женской линии, только не от короля, а всего лишь от инфанта.
- Эммануил Филибер, герцог Савойский, как сын Карла Савойского и Беатрисы Португальской, вторая дочь Мануэля I от его второй жены Марии Арагонской. Здесь у испанского короля было право первородства, все же Изабелла Португальская была ПЕРВОЙ дочерью от Марии Арагонской.

Пока претенденты мерились родословными, дон Антониу из Крату тайно объехал знатные семейства, и в результате 20 июня 1580 года в Сантарене был избран королем Португалии, причем Регентский Совет из пяти членов знатных фамилий оказался совершенно ни сном, ни духом. При этом – дона Антониу поддержала Англия.
Именно поэтому в сентябре 1580 года, Филипп, который очень долго отказывался вмешиваться в ирландские дела, решил-таки войти в долю – для перевозки набранного в Папской области контингента (800 солдат, итальянцы и испанцы) выделил 8 галеонов и 4 паташа. На выделенные Папой деньги Филипп обязался предоставить «святому отряду» провиант, припасы, а так же боеприпасы, мушкеты, шпаги, и т.д. в расчете на 5000 человек, так как кондотьеры надеялись, что в Ирландии под знамя католицизма к ним стекутся значительные силы. Командовать морским отрядом по совету дона Альваро де Базана назначили Хуана Мартинеса де Рекальде, начальника Бискайской Эскадры. Чуть ранее Рекальде отличился тем, что поднял большую часть золота с галеонов «Серебряного флота», потерпевших кораблекрушение на Мадейре. Он разработал конструкцию водолазного колокола, с помощью которого испанские идальго, переквалифицировавшись в водолазы, искали и собирали золотые слитки на дне моря.
10 сентября 1580 года корабли Рекальде вошли в бухту Смервика, городка, расположенного на полуострове Дингл. Там были ссажены 800 испанских и итальянских солдат, нанятых Папой, предоставлены пушки в помощь восставшим, которые как раз осаждали Дун ан Ойр. Рекальде сразу же ушел, ибо он состоял на службе у короля Филиппа и не имел права вмешиваться в междоусобицу.
Командир «святого отряда» капитан Себастиано ди Сан-Джузеппе расставил орудия и начал обстрел крепости, которая быстро сдалась. Однако 10 ноября, то есть через два месяца, подошел Грей с 1700 солдат и атаковал Сан-Джузеппе, при этом ирландцы его покинули сразу же, как запахло жареным. Исчерпав все возможности к сопротивлению «святой отряд» сдался на милость победителя. Испанцам и итальянцам при сдаче обещали жизнь, но сразу после капитуляции все оставшиеся в живых 600 человек были отданы ирландцам, которые отрезали им половые органы, поотрубали руки и ноги, а потом скормили свиньям. Грей отправдывал это просто – «святой отряд» - обычные наемники, это «отпускники», а не регулярные войска Филиппа II, поэтому к ним милость на поле боя неприменима.



Классная картинка))))
george_rooke: (Default)
Началось все, пожалуй, в 1570 году. Во время первого восстания Десмонда в Ирландии несколько католических епископов Кэшеля написали Филиппу II и Папе Римскому просьбу поддержать повстанцев, «яко помощников в борьбе против еретиков». В письме Филиппу писалось: «каждый день и каждую ночь мы ведем жестокую войну против англичан, и только вы можете сохранить и защитить нас». Но на тот момент Филиппа в отношениях с Англией все устраивало, и граф Десмонт, вернувшись из Франции, смог навербовать только 100 ирландских, испанских и итальянских солдат, прибывших в Ирландию под знаменем папского эмиссара Николя Сандера, который ограничился тем, что зачитал прокламацию Папы, где Елизавета I была объявлена тираном и безбожником.
Естественно, на самом деле война шла не из-за религии – граф Десмонд из рода Фитцджеральдов, пытался сохранить свою власть над Коннахтом и Манстером в противовес проанглийски настроенному графу Ормонду. Религия тут была только фоном.
Сами же англичане пытались «цивилизировать» край – они требовали от Десмонда распустить свою частную армию, или передать ее на службу короне, оставив себе только 20 всадников, а самому заняться помещичьим бизнесом, ибо не фиг грабить, надо как бы производить и созидать. В конце 1578 года Десмонда принудили согласиться, его дети были направлены в Англию на житье и обучение, а сами Фитцджеральды стали помещиками.
Многие из клана были недовольны этим решением, особенно брат графа, Джон, к тому же ирландцы категорически отказывались принимать на своих землях английских поселенцев – Англия тогда скидывала избыток населения в Шотландию и Ирландию, тем самым решая вопрос аграрного перенаселения и малоземельности.
Таким образом, религия была фоном, по факту обе стороны решали свои вопросы, но при этом во всю использовали козырь веры. В 1579 году граф Джеймс Фитцморис высадился в Манстере, к нему присоединился Джон Десмонд, и весь край оказался охвачен восстанием. Первое, что сделали восставшие – в трактире Трали убили двух английских сборщиков налогов – Генри Давеллса и Артура Карта. К осени 1579 года восставших насчитывалось до 2000 человек, тогда как всех английских войск в Ирландии было 1200 солдат.
Первое, чем занялись восставшие – это грабежом. Любимое занятие – угонять скот, воровать лошадей, убивать переселенцев. Собственно в одной из таких глупейших стычек погиб Фитцморис: в Бер Коннахте решил своровать табун, но получил пулю в лоб.
Сам граф Десмонд пытался откреститься от восстания, говоря, что о планах Фитцмориса не был ни сном, ни духом, но когда англичане попросили быть его последовательным, и соединить свои войска с английскими – он отказался. Понимая, что нейтралитет в такой ситуации будет восприниматься как поддержка восстания, граф решил, что терять ему нечего и перешел на сторону восставших. Чтобы сжечь мосты, он разграбил Йол и Кинсейл: «Джеральдины (так в Анналах называли Фитцджеральдов) захватили все богатства, которые нашли в Кинсейле, за исключением того золота и серебра, которое купцы смогли погрузить на корабли и выйти в море, прежде чем город был захвачен. Многие бедные и нуждающиеся из кланов стали богатыми. Фитцджеральды сровняли с землей стены города, разрушили замок и донжон, а так же все дома из камня и дерева, так что населению почти год после этого негде было жить, кроме как под открытым небом».
Позже, когда английские войска высадились в Кинсейле, жители города встречали их с радостью, а мэра города повесили за предательство.
Тем временем Десмонд, награбившись вдоволь, рассылал воззвания по всей Ирландии – «Я и мои братья поднядись на войну ради защиты католической веры и ниспровержения власти англичан в нашей стране, которые осквернили и Ирландию, и нашу Святую веру. Настал час подняться всем вместе, тем более, что нас поддерживают Папа Римский и король Филипп Испанский».
Английский ответ был предсказуемо свирепым – Лорд-Канцлер приказал собрать в окрестностях Дублина всех трудоспособных мужчин, и «казнить всех арфистов, бардов, рифмоплетов, а так же всех бездельников, не имеющих хозяина», то бишь - ирландскую творческую интеллигенцию. Англичане считали, что в грабь-армии ирландских и шотландских кланов идут люди, у которых нет работы. Легче их просто вырезать на фиг, ибо, даже если им дашь работу, они будут недовольны, поскольку работать не любят, а любят только крушить и грабить.
Из Англии срочно было послано в Ирландию до 2000 солдат под командованием графов Пэлэма и Мэлби. Там они объединились с соединениями Ормонда, и вторглись в земли Фитцджеральдов, уничтожая на пути все живое. Скот либо отгоняли к себе, либо убивали на месте. Посевы и дома сжигали. Запруды разрушали. Главной своей задачей англичане видели обрушение экономической базы Фитцджеральдов.
Повстанцы делали то же самое, ибо видели лейтмотивом английского присутствия в Ирландии снабжение английских городов. Прерви это снабжение – и англичане вынуждены будут убраться. Описания с обоих сторон выполнены как под копирку: «Сыновья графа Десмонда уничтожили, сожгли, разрушили полностью каждый дом, каждую захваченную крепость или город, сожгли и вытоптали все поля, уничтожили все жилища, какие нашли». А вот ирландское описание: «англичане разрушали каждый дом, каждую халупу, сжигали поля, каждый стог сена, они хотели сделать из земель Джеральдинов пустыню».
Было только одно отличие. Англичане, занимая ту или иную область, всех ремесленников, мастеровых, крестьян собирали в колонны и гнали на свои земли, безжалостно убивая всех безработных, бездельников, стариков и деревенских юродивовых. Ирландцы, захватывая английские земли, дурачков и безработных щадили, убивая всех, кто реально что-то может делать руками.
Собственно обычный ирландский крестьянин оказался меж двух огней, но винил он чаще всего англичан. Ибо – а) протестанты, б) – а че, порядок не могли навести, блин?

5199029
george_rooke: (Default)
Вообще, эпоха Александра II, вошедшего в историю под никнеймом "Освободитель" - это адовый, голимый звиздец.
После времен Павла I никто особо с коррупцией не боролся, при Александре I пять полностью проворовавшихся губернаторов были просто сняты с должности, и... все. Никаких тебе тюремных сроков, штрафов, или еще чего.
При Николае I были приняты "Уложения о наказаниях уголовных и исправительных", где проворовавшиеся... приговаривались максимум - к штрафу. Только лишь за вымогательство (лихоимство) можно было реально загреметь на каторгу.
Но коррупция при Александре II превзошла все мыслимые и немыслимые рекорды. Уже упоминаемый мною Рейтерн во всю раздавал заказы на постройку железных дорог либо друганам, либо тем, кто ему на лапу больше давал. Вообще все дороги раздали в частные руки, ибо не фиг. Особенно интересна судьба Павла Григорьевича Визе, который чуть позже стал фон дер Визе, школьного друга Рейтерна. Учитесь, коррупционеры, это вам не хухры-мухры: "Схема, придуманная Дервизом, была проста, как и все гениальное, но действовала безотказно. Предприниматель заключал с государством договор (концессию) на строительство частной железной дороги с последующий её передачей государству. Смета подряда на строительство умышленно завышалась до максимально допустимого разумного предела, на эту сумму выпускались акции и облигации, гарантом получения дохода по которым выступало государство. Часть акций оставалось в правлении дороги, а практически в безраздельном владении Дервиза, становившегося учредителем общества по строительству и эксплуатации дороги, которая через определенный срок должна была перейти в собственность государства. Облигации же по пониженной цене размещались за границей. Гарантии правительства России ценились высоко, поэтому реализация недорогих облигаций проходила быстро."
А потом из государства начинали выкачивать деньги. Нет, ну а че? Например, ежегодная выручка Уральской железной дороги в начале 1880-х годов составляла всего лишь 300 тыс. руб., а её расходы и гарантированная акционерам прибыль — 4 млн руб., таким образом, государству приходилось только на содержание одной этой частной железнодорожной компании ежегодно доплачивать из своего кармана 3,7 млн руб., что в 12 раз превышало доходы самой компании.
Я думаю, понятно, куда шли 3.7 млн. рубликов. Позже дер Виз (Дервиз) свалил в Ниццу, где купил 11 гектаров земли и построил виллу, просто поражавшую даже видавших виды богачей. Его там серьезно называли "новым Монте-Кристо", Витте вспоминает: "Дервиз от той роскоши и богатства, которыми он пользовался в Италии благодаря своему состоянию, совершенно сбрендил. Так, например, он держал большую оперу исключительно для самого себя и очень редко кого-нибудь приглашал, между тем как каждый день ему давали то или другое представление... Когда был 25-летний юбилей женитьбы Дервиза, он пригласил к себе, в свой замок в Италию, многих родственников и друзей; все они съехались, и вот во время обеда произошло следующее событие. Его жена, самая простая женщина, очень почтенная старуха, в течение уже многих лет не пользовалась любовью своего мужа; он всегда ухаживал за различными знатными дамами, которые в значительной степени его эксплуатировали. И вот во время обеда он встал и торжественно обратился к своей жене с благодарностью за то, что она в течение стольких лет была такой верной ему женой, что он очень ей благодарен и в знак благодарности делает ей подношение (в это время вошли люди и на подносе поднесли ей миллион рублей золотом). После этого он снова ее благодарил и просил его оставить, так как он больше не желает, чтобы она была с ним. Из этих поступков видно, что он совсем от этой роскоши рехнулся".
А для государства результат был такой: "Последствием потворства хищным инстинктам концессионеров были громадные жертвы, которые правительство должно было нести, доходившие до 60 миллионов ежегодно (к концу 70-х годов); эти суммы, выплачивающиеся из средств государственного бюджета, т. е. за счет плательщиков налогов, записывались долгом за железнодорожными обществами; но долги эти по своей громадности были безнадежны, и при последовавшем в 80-х и 90-х годах взятии в казну частных дорог их просто приходилось списать со счетов. Как велики были эти долги за отдельными линиями, показывает пример Юго-Восточного Общества, образовавшегося в 1893 году из старых дорог Орловско-Грязской, Грязе-Царицынской и Козлово-Воронежско-Ростовской: их долг правительству по гарантии дохода составлял 180 миллионов рублей, что было более 100 тысяч рублей на версту протяжения дорог и более строительной стоимости дорог; как безнадежный, он был списан со счетов. Всего за частными обществами долгов по гарантии капиталов было не менее 1,5 миллиардов рублей".
Александр II отличился из всех царей. Это можно сказать абсолютно четко и ясно. Он умудрился... красть деньги у самого себя. На фига, спросит недоверчивый читатель? О, это восхитительная история.)))
Милютин (на минуточку - это военный министр при Александре II) пишет, что царь дал распоряжение министру путей сообщения сделать крупный заказ на подвижной состав заводам Мальцева «с тем чтобы последний обязывался подпиской выдавать ежегодно по столько-то тысяч рублей своей жене, приятельнице императрицы, неразлучной с нею и не живущей с мужем». И далее: "Остается только дивиться, как самодержавный повелитель 80 миллионов людей может до такой степени быть чуждым самым элементарным началам честности и бескорыстия. В то время как, с одной стороны, заботятся об установлении строжайшего контроля за каждой копейкой, когда с негодованием указывают на какого-нибудь бедного чиновника, обвиняемого или подозреваемого в обращении в свою пользу нескольких сотен или десятков казенных или чужих рублей, с другой стороны, с ведома высших властей и даже по высочайшей воле раздаются концессии на железные дороги фаворитам и фавориткам прямо для поправления их финансового положения, для того именно чтобы несколько миллионов досталось в виде барышей тем или другим личностям".
А откуда деньги на покрытие всего этого гуано, блин? А из крестьян. Самое смешное в том, что российский крестьянин, который (как нам рассказывали) тяжело жил при Николае I "Кровавом", "Палкине", платил во время царствования Николая платежей в казну и помещику совокупно МЕНЬШЕ В ДВА РАЗА, чем при Александре налоги плюс выкупные платежи. Вот реальный смысл реформы 1861 года. Профинансировать пьянки, гулянки, Ниццы, личные оркестры, и т.д. Я утверждал, утверждаю, и буду утверждать - именно при Александре II время было упущенно, и именно тогда Империя покатилась к революции безвозвратно.
И да, когда говорят, что реформа 1861 года была обусловлена тем, что царю было не на кого опереться. Из Нефедова: "За время Крымской войны было призвано 800-900 тысяч рекрутов, примерно десятая часть взрослого мужского населения. Взятие крепостного в рекруты означало его освобождение, и рекрутские наборы вызывали недовольство помещиков. Правительство пыталось решить проблему путем призыва крестьян в ополчение; ополченцы должны были после войны вернуться к своим помещикам. Но призыв в ополчение спровоцировал массовые крестьянские волнения: весной и летом 1854 года десятки тысяч крестьян самовольно двинулись на призывные пункты, требуя, чтобы их записали в ополчение или в казаки и дали свободу. В 10 губерниях произошли массовые беспорядки, для усмирения которых пришлось использовать войска. Весной и летом 1855 года такие же волнения имели место в 6 губерниях. В южных уездах крестьянское движение приняло иной характер: крестьяне, собираясь огромными толпами, двигались в Крым, где, по слухам, «англо-французы дали волю»."
Вот явная и прямая опора - пользуясь тем, что идет война, формируй из этих крестьян войска, меняй весь Питерский гарнизон, и делай что хочешь. Кто пикнет,когда тебя поддерживают штыками до 1 миллиона солдат, преданных лично тебе (ибо от тебя зависит их освобождение)?
Но это была бы не Россия тогда. Хотя смешно, Турция смогла. Махмуд II сформировал лично верные себе полки, и просто расстрелял янычар картечью. Без всяких сантиментов.
george_rooke: (Default)

Бомбейское представительство ОИК с одной стороны и Мадрасское с Калькуттским с другой совершенно по-разному организовывали торговые и коммерческие перевозки в Европу и Китай. Как мы помним, до недавних пор остров Сальсетт, фактически контролирующий гавань Бомбея, принадлежал маратхам. Оттуда постоянно действовали индийские корсары и пираты. Кроме того, практически все Малабарское побережье принадлежало Маратхской конфедерации. И атаки мусульманских и индийских каперов были обычным делом. Соответственно, в Бомбее еще со времен Ангриа ввели конвойную систему. Купеческие суда ОИК и частных торговцев собирались в большие караваны, которые эскортировались кораблями Роял Неви до южной оконечности Цейлона или до Джибутти, откуда дальше следовали либо в Европу, либо в Китай.
После завоевания Бенгалии и изгнания французов из Пондишерри у Мадраса и Калькутты такой проблемы не стояло. Уже в прошлой войне Сюркуф это наглядно доказал, а в новом противостоянии в Бенгальском заливе собрали богатую жатву и Потье, и Перро, и Линуа. Лишь из-за граничащей с трусостью осторожности Линуа не захватил богатейший караван судов в Китай. И все же судовладельцы из Мадраса и Калькутты просто презирали конвойную систему, хотя и терпели большие убытки от захватов французских корсаров. Они упорно посылали в море одиночные корабли без сопровождения, увеличивая трафик на морских путях и мешая военным организовать эффективную оборону купцов. Естественно, что только за два месяца (сентябрь и октябрь 1807 года) французы захватили 19 торговых судов в качестве призов. Захваты упали тяжким бременам на арматоров и страховщиков. Только страховые компании выплатили за эти захваты 291 256 фунтов стерлингов. Поэтому 10 декабря 1807 года они послали очень сердитый мемуар в Адмиралтейство, обвиняя в сложившейся ситуации всех и вся кроме себя. Писалось помимо прочего: «Эти захваты, произведенные всего двумя французскими фрегатами, производились в 400 милях от Калькутты и в 100 милях от Мадраса, а ведь последний — главная база нашего Адмиралтейства в регионе. Несмотря на постоянное присутствие нашей морской силы каперы врага с успехом грабят наши корабли и наше побережье, а это настолько разрушает торговлю, что моряки отказываются выходить в море, и страховые компании — выплачивать ущерб».
Что такое конвойная система во времена парусов? Да то же самое, что в Первую или Вторую мировую. Большие массы купцов собирались либо в порту, либо в точке рандеву в единый ордер, где определялся порядок и скорость следования. В зависимости от значимости и размеров конвоя ему назначался эскорт из военных кораблей. По ситуации охранение могло быть ближним или дальним.
Что давала система конвоев? Здесь лучше всего процитировать признанного мастера крейсерской войны — Карла Деница, держа в уме, что роль подводных лодок во времена парусов играли каперы: «Во время Первой мировой войны немецкий подводный флот достиг больших успехов. Однако введение конвойной системы лишило его возможности стать решающей силой в войне. Моря сразу же опустели. Теперь подводные лодки, действовавшие в одиночку, могли долго не встретить ни одного судна, а потом неожиданно наткнуться на внушительное скопление судов (30–50 сразу), окруженное мощным эскортом военных кораблей всех типов. Одиночные подводные лодки обычно замечали конвои по чистой случайности, после чего предпринимали попытку атаки, причем обычно не одну. Они упорно нападали снова и снова, а если командир обладал крепкими нервами, преследование могло затянуться на несколько суток и прекращалось, только когда и командир и команда валились с ног от усталости. Одиночная подводная лодка вполне могла потопить одно или два судна, иногда даже больше, но эти результаты не впечатляли. Да и конвой продолжал следовать своим курсом. В большинстве случаев ни одной другой немецкой подлодке больше не удавалось наткнуться на этот конвой и он в положенный срок прибывал в Великобританию, доставив туда продовольствие и жизненно необходимое сырье».
Каперы были в том же положении, что и подводные лодки Первой мировой — связь только на расстоянии видимости либо посыльными судами, разведданные — отрывочные, и т. д. Причем даже конвой без военного эскорта сам по себе был большой силой, в чем мы могли убедиться на примере боя Дэнса.
А какие же тогда минусы у конвоев? Чисто экономические. Формирование конвоя занимало время. Допустим, ранее из Калькутты торговцы отсылали в Китай суда раз в два дня. А теперь — раз в две недели. Это требовало и больших вложений (надо нанять больше кораблей, чтобы компенсировать вынужденный простой), и новой системы финансового планирования (часть покупателей, привыкших оперативно получать товары, уходили к другим поставщикам), и больших вложений в систему складирования (для больших партий грузов нужны большие склады, либо свои, либо арендованные).
Траты совершенно не устраивали купцов из Калькутты и Бомбея. И в результате капер, попадавший на оживленные торговые пути, почти гарантированно снимал жатву и уходил до прихода военных кораблей. Флоту в этом случае, чтобы гарантированно избежать потерь среди торговых судов, надо было к каждому судну прикрепить по кораблю в качестве охранения, и тут проблема даже не в баснословной стоимости таких мероприятий, а в их полной невозможности. Ибо торговых судов в разы больше военных.
Но что недостаток с точки зрения коммерсантов, для военных было однозначным достоинством. Смотрите сами — капер приходит в зону действия, крейсирует две недели, и… ничего. Ни одного судна, на которое можно напасть и захватить. Наконец, он видит паруса, приближается — а там 30–40 торговых кораблей с охранением. Атака такого каравана — чистое самоубийство.
Морское командование раз за разом пыталось объяснить эту проблему генерал-губернатору Бенгалии и губернатору Мадраса, однако на тех давило лобби администраторов и арматоров Ост-Индской компании. Каждый раз бабло побеждало доводы разума. Однако решать проблему флоту все же пришлось. ОИК, разозленная потерями торговых судов, грозила снять моряков с денежного и продуктового довольствия. В связи с этим Эдвард Пэллью принял план захвата ключевых точек, способных контролировать морской трафик, а также морских баз французских и голландских каперов. Если у капера нет базы — значит, негде ремонтироваться, пополнить экипажи, провиант, боеприпасы. Такой капер — потенциальный мертвец. Захвати базы — и корсаров в регионе не останется. Все логично.







https://sputnikipogrom.com/europe/66534/megacorp-13/#.WKlXciXHnqA

george_rooke: (Default)
МММ-ы в 19-м веке.
Цитата для привлечения внимания:

Редкое оживление, случавшееся на бирже, было связано с поступающими из-за границы приказами на русские ценности. Кончались заграничные приказы — кончалось и оживление. Постоянные сделки на 5%-ные банковские билеты, 4%-ные металлические билеты, выкупные свидетельства и 5,5%-ную ренту почти на три четверти приобретались разными правительственными и благотворительными учреждениями, а также некоторыми акционерными обществами, обязанными по уставам иметь часть своего капитала в государственных бумагах. [29]
Широкая публика пресытилась биржевой игрой. Она была напугана многочисленными банкротствами и наученная горьким опытом последних лет, перестала прельщаться возможностью быстрого обогащения. Еще недавно излюбленной темой разговоров в обществе была тема о доходности той или иной ценной бумаги, теперь же больше говорили о потерях или разорении того или иного известного лица.
Петербургский коммерческий суд был переполнен делами о несостоятельных должниках и учреждении администраций по делам разных предприятий. Одно за другим появлялись на бирже объявления Петербургского коммерческого суда о банкротстве разных лиц, имевших отношение к биржевой игре и разорившихся во время биржевого краха. Даже организатор и предводитель «Демутовой биржи» А. А. Бетлинг не избежал этой участи. Биржевая игра подорвала его средства, и он оказался не в состоянии продолжать участвовать в строительстве Рыбинско-Бологовской железной дороги. Ему пришлось продать свои акции, и они резко упали в цене. Большими партиями их можно было купить даже ниже чем за 50%. По решению коммерческого суда Бетлинг был признан «несостоятельным должником несчастным», а его компаньоны — учредители Рыбинско-Бологовской железной дороги, братья М. Ю. и А. Ю. Левестам — «банкротами злосчастными». В 1871 г. объявлений о несостоятельности, вывешенных на бирже, было более 70, а в 1872 г. — около 130. [30] В 1873 г. Коммерческим судом были признаны несостоятельными должниками 66 человек, в 1874 г. — 46, а в 1875 — 35 человек. [31]


http://www.hist.msu.ru/Banks/papers/lizunov3.htm

Economics

Feb. 17th, 2017 10:37 am
george_rooke: (Default)
Смотрел я давеча шоу по РТР по поводу личности Сталина, есть у меня такой грех, иногда люблю посмотреть политсрачи. Но речь сейчас совершенно не об этом. В качестве альтернативы Леонид "Абажур" Гозман приводил в пример экономические реформы Александра II. И тут мне стало одновременно и смешно, и грустно. Нет, то что наши говорящие телевизионные головы не знают истории, я привык. Но Гозман попал, реально попал. В десятку. Только немного не в ту, в которую думал. Щас я поясню, что имею ввиду.
Read more... )
Как итог - Царь-Освободитель в экономике развалил все то, что у него оставалось от Николая, залез в кредиты, убил собственную промышленность, которую потом долго и тяжело поднимали при Александре III и Николае II, и то - так и не подняли, и вывел полстраны в офшор. Я думаю, Гозман, узнав все вышенаписанное, гордился бы таким выбором, ибо неиллюзорно намекает на наши 90-е.


Прощание славянки по-аляскински.

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 09:07 am
Powered by Dreamwidth Studios