george_rooke: (Default)
Блин, смотреть "их" глазами на события войны просто офигенно.
Что у нас пишут об операции на Белом море? Ну типа разорение Колы, неудачная атака Соловецкого монастыря, и... все?
Хотя на самом деле главной целью атаки был Архангельск. Но вот проблема - Архангельск - это своего рода Петербург Севера - вход в гавань через четыре мелководных канала под прицелом трех капитальных (Мудьюг, Новодвинская и Маймакса) и нескольких полевых батарей. И это только чтобы войти. А дальше ждет гарнизон в 6000 человек при 112 орудиях.
Поэтому Омманней решил до прихода французского отряда плюнуть и напасть на Колу. Кола не была укреплена, поскольку Роман Платонович Бойль думал, что из-за своего географического положения (чтобы доплыть до Колы - надо подняться вверх на 3 км по мелкой одноименной речушке) она фактически неуязвима. Однако англичане просто высадили призовую партию и эти 3 км прошагали пешком.
Атака Соловецкого монастыря - это вообще безнадега. Ибо настоящей блокады не получается (мудрейшее Адмиралейтство дало указание "блокировать, но пропускать нейтральные суда", в связи с чем архангельские купцы резко продали свои корабли иностранцам- пруссакам, датчанам, норвежцам, и т.д.,) и вывоз безболезненно продолжился.
Французские корабли пришли только в сентябре. А октябрь - это уже время ледостава. Что будем делать? А давай близко блокировать, ну чтобы там русских рыбаков или китобоев хватать. Договорились.
Но вот проблема - на кораблях стала заканчиваться солонина. Сунулись в Норвегию - а норвеги рыбу жрут, мясо не заготавливают. Что делать? А давай будем на проходящих судах солонину сверх нормы конфисковывать.
И здесь Бойль сыграл четко - как раз в начале сентября издал указ - на всех кораблях произвести таможенную проверку, конфисковать всю солонину, и оставить только мяса исходя из нормы 2 фунта на человека. Я просто представляю лицо Омманнея, когда он останавливал нейтралов, чтобы купить мяса, а мяса... нет. И остатки-то не конфискуешь, ибо Шведо-Норвегия не дай бог на русскую сторону переметнется, да и позиции Пруссии или США очень важны.
Призов было всего два - рыболовецкие шхуны "Волга" и "Двина", а так же 10 тонн рыбы и 110 пудов ржаной муки.
Попытки напасть на Архангельск перенесли на следующий год, а саму блокаду скоро свернули - ибо разразилась цинга. О дивизионе Омманнея и Жильбера просто... забыли. Фруктов не было уже давно, а местную жестоко воняющую отраву, которую эти русские варвары жадно жрут, и которую называют khren никто из моряков есть не хотел в принципе.

george_rooke: (Default)
Читая документы «с той» стороны, открываешь для себя ранее неведомые мотивы тех или иных поступков союзников, видишь ситуацию «их» глазами. Самый простой пример: атака Петропавловска в 1854 году. Как нам ее объясняют отечественные историки? Англичане, пользуясь войной, решили захватить слабоукрепленные русские поселения в Тихом океане.
Однако ситуация была гораздо сложнее. Если посмотреть на ситуацию глазами британцев – русский флот на 1854 год располагал в регионе тремя 50-пушечными фрегатами – «Диана», «Паллада» и «Аврора». При этом с началом войны русское консульство в Сан-Франциско, открыло выдачу каперских патентов, и предприимчивые американские капитаны стали массово приобретать их, для того, чтобы грабить английские корабли на законных основаниях. Кроме того, правительство США объявило о возможности использования своих тихоокеанских баз русскими каперами. После первой Опиумной войны США и Англия стали смертельными конкурентами в Тихоокеанском регионе, при этом США имела союз с Россией, что еще более пугало британцев. Палата Лордов посвятила целых три слушания «проблеме русских крейсеров в Тихом океане», депутаты-владельцы акций Ост-Индской компании раз за разом призывали провести атаку Петропавловска, и говорили о планах русских высадить десант на острове Нутка, и либо заблокировать, либо захватить Ванкувер.
Не правда ли, с этой точки зрения мотивы экспедиции на Петропавловск смотрятся совсем по-другому?))))
george_rooke: (Default)
Наверное самой пострадавшей по результатам Крымской войны оказалась.... Австрия. Это очередное доказательство того, что на самую хитрую гайку всегда найдется болт с резьбой.
21 мая 1849 года Австрия подписала с Россией соглашение, согласно которому Николай I выделял для помощи в подавлении Венгерского восстания Францу-Иосифу I экспедиционный корпус в 140 тысяч человек. В принципе, именно русские войска в июне-июле решили дело в пользу австрийского монарха, и по идее Австрия должна была быть нам благодарна до конца своих дней.
Однако в ситуации 1853-1856 годов Франц-Иосиф решил, что благодарность - это свойство идиотов, и выбрал политику, враждебную России. Да, Австрия в войну с нами не вступила, однако произвела мобилизацию, стянула войска к нашим границам, более того - в декабре 1855 года предъявила России ультиматум, фактически выступив на стороне Англии и Франции.
Самое интересное началось именно в 1855 году. 10 января 1855 года войну России объявило Сардинское королевство, расположенное на севере Апеннинского полуострова. Королевство не имело к России особых претензий, но премьер Кавур хотел а) обкатать свою реформированную армию перед новой схваткой с Австрией; б) завязать контакты с англичанами и французами, причем как с политиками, так и с генералами. В конце апреля 1855 года под Севастополь прибыл Сардинский корпус из 15 тыс. человек под командованием генерала Альфонсо ла Мармора. Корпус стоял на Черной речке и впервые принял участие в штурме Севастополя 6 (18) июня 1855 года. Хотя сардинцы были в резерве, они впали в панику от этого грандиозного сражения. Потом они участвовали в сражении на Черной речке и в штурме Малахова кургана.
И совершенно неожиданно в 1856 году на Парижском конгрессе граф Камило Бензо Кавур, как полноправный член "держав-победительниц", внес в повестку дня «итальянский вопрос». Для Австрии это было громом среди ясного неба, ей резко стало не до России, ибо внезапно из тумана возник призрак франко-итальянского союза и война из австрийские области в Италии. Именно поэтому требования к России на Парижском конгрессе были вообще никакими - ни Франции, ни Англии, ни Сардинии было неинтересно, кому принадлежит Польша и как там угнетают горские сообщества Кавказа, а вот Италия - другое дело. И когда Наполеон III вдруг на Конгрессе сказанул: "Мне жаль, что наши с Австрией отношения уже не так хороши, как раньше" - солнце в глазах нового императора Франца-Иосифа II резко померкло.
Таким образом Австрия с лице союза Сардинии и Франции получила, как сейчас модно говорить, "нож в спину".
В 1859 году был заключен сардинско-французский договор о дружбе в Пломбьере, причем Франция обязывалась оказать военную помощь Сардинии, если Австрия нападет на Сардинию. И дальнейшие интриги Кавура были сосредоточены только на том, чтобы Австрию спровоцировать.
9 марта 1859 года Пьемонт начал мобилизацию, рассчитывая призвать в войска 100 тысяч штыков и 20 тысяч. кавалерии. В ответ Австрия, у которой войска, как мы с вами помним, были мобилизованы аж с 1854 года, двинула 110 тысяч штыков в Италию, еще 40 тысяч расположила в венецианской области, и по первому зову на Аппенины могла прийти помощь еще в 60 тысяч штыков.
Сардиния не смогла собрать ту армию, которую рассчитывала, у нее получилось только 65 тысяч пехоты и 5 тысяч конницы. Но ей это было и не надо, ведь как мы помним - если Австрия нападает на Сардинию, то в войну вступает Франция. Начались мирные конференции о разоружении, но Австрия отказывалась демобилизовывать войска пока это не сделает Кавур, а Кавур - пока не сделает Австрия. В результате австрийцы встали перед проблемой снабжения - отмобилизованную 220-тысячную армию надо чем-то кормить и снабжать. Деньги на это уже 6-й год выделялись немалые, а армия попросту разлагалась от безделья. В результате командующий Ференц Дьюлаи решил, что армию надо бросать в бой, ибо "нельзя стоять бесконечно с ружьем на изготовку". Дальнейшее известно - в результате войны Австрия потеряла Ломбардию, Савойю (которую Сардинские войска вообще-то должны были оставить согласно Цюрихскому договору,но смело на это забили), герцогства Парму и Модену. На этом Наполеон III приказал остановиться, угрожая, что в противном случае он выведет свои войска из Италии.
Однако Нап не учел одного - он уже перемолол австрийские силы, и теперь сардинцы вполне могли обойтись без него, что они и сделали, аннексировав в кратчайшие сроки (10-18 марта) Тоскану и Папскую область.
Тут уже французский император почувствовал себя обиженным, и 24 марта 1860 года в Турине был заключен договор, согласно которому Сардиния узаконивала все приобретения, получала еще область Венеции, и становилась королевством Италия, а Франция за помощь получала Савойю и Ниццу.
Это и есть главный результат Крымской войны на мой взгляд, ибо кто-то должен был территориально ответить за все потери союзников, и заплатить за свое желание усидеть на двух стульях.

george_rooke: (Default)

Французский экспедиционный флот включал: 
15 линкоров, среди которых 4 - трехдечных и 4 винтовых. 
11 фрегатов. 
и 14 корветов или авизо. 
5 фрегатов - парусные, использующиеся как транспорта, 
и 3 паровых, переделанных из торговых. 
Всего 45.
Кроме того - 49 транспортных кораблей
Но торговых не хватило, поэтому часть войск и артиллерии разместили на военных кораблях, а часть (например "Монтебелло") вообще наскоро переделали в морские конюшни.
Всего везли: 28000 солдат, 1437 орудий и около 3000 лошадей и мулов.
Турецкий флот - 8 ЛК, 8 паровых фрегатов (2 французские, 2 английские). И ЛК и ФР загружены под завязку 7000 турецких солдат, на ЛК снята часть артиллерии, используются эн флюйт.
В 13.20 к ним присоединяется Дандас с 9 ЛК и 5 ФР, у него - 4 паровых корабля (ЛК Agamemnon, ФР Sampson, бриг Primauguet, и канлодка Caradoc). Ну и плюс 53 грузовых судна, с армией, артиллерией, кавалерией.
Итого - 5 винтовых ЛК (Вилль де Пари, Монтебелло, Агамемнон, Вальми и Наполеон). Виль де Пари используется как штабной корабль и транспортное судно (посадили туда 400 артиллеристов с пушками), Монтебелло везет лошадей, Вальми и Наполеон используются как буксиры, везут на прицепе транспорта.
Как-то так.














george_rooke: (Default)
"Передо мной лежит копия судового журнала "Виль-де-Пари" с записями за 6 и 7 сентября, написанными графом Буэ-Вилльямсом, начальником штаба французского флота.
6 сентября, 6 утра - мы на траверзе острова Змеиный, английского флота пока не наблюдается. Мы послали авизо к лорду Раглану, и выяснили, что английская эскадра попала в шторм, тогда как мы счастливо проскочили ненастную полосу и пришли к Змеиному при хорошей погоде.
Сильный ветер стих лишь утром 7-го числа, и в 10.30 наш адмирал сигнализировал о выходе в море.
Порядок выхода определили следующий - построение транспортов в шесть колонн, каждый транспорт берет на буксир маленький пароход. Наверное это было прекрасное зрелище - более 100 судов с войсками, амуницией, провиантом, лошадьми и мулами в идеальном порядке, ярко блестит солнце, синева неба отражается в бликах на воде.
Наши силы соединились с турецкими и английскими утром 8 числа. Английская эскадра из 9 ЛК и 5 ФР выступала в качестве охранения. Вот и произошла первая возможность атаки для русского флота, если бы они появидись в этот момент - они могли нанести нам существенный ущерб, причем как транспортам, так и военным кораблям, ибо Раглан приказал военной эскадре идти под парусами (здесь необходимое примечание  - до 1856-го года использование на ЛК паровых машин в бою считалось внештатной ситуацией - то есть когда у тебя сбиты мачты и ты получил существенные повреждения - разводишь пары, и ползешь в ближайший порт; дело тут было не только в экономии угля, дело в том, что на повышенных оборотах вылетали эксцентрики цилиндров и сильно загрязнялись котлы; это было вполне исследовано англичанами при пробеге "Агаменмнона" на мерной миле 30 сентября 1852 года, когда он показал скорость 9.35 узла, а обратно его тащили на стоянку два буксира - С. Махов), и атака в этом случае поставила бы под вопрос всю экспедицию. Но они эту возможность потеряли.
<------>
13 сентября. Вот наконец мы в 12 милях от Старого Форта, на широте 45 градусов, где было принято решение, что высадка состоится завтра, а тем временем Форт и город Евпатория должны быть заняты.
Таким образом, несмотря на все трудности и возможные атаки - а мы вполне могли их ожидать - мы дошли до места назначения всего за 6 дней"


Цитата из книги "Life of Vice-Admiral Edmund, lord Lyons. With an account of naval operations in the Black Sea and Sea of Azoff, 1854-56".

Необходимые пояснения:
Расстояние остров Змеиный - Севастополь - 330 миль. Если это расстояние шли 6 дней - то средняя скорость конвоя получается 2.3 узла.
И дальше веселее - на виду у Севастополя и Черноморского флота на "Вилль де Пари" проводится.... совещание, где французские и английские адмиралы и генералы спорят о старшинстве и разругиваются на фиг! Кое-как смогли прийти к компромиссу лишь 14-го в 9 утра.

george_rooke: (Default)

Поскольку народ, к моему удивлению, как оказалось, совершенно не знает, как было принято решение затопить первую партию кораблей в Севастополе в 1854 году, цитата:

"Утром 9 сентября 1854 года Корнилов собрал военный совет флота из флагманов и командиров судов. На совете вице-адмирал Корнилов предложил выйти в море и атаковать неприятельский флот, стоявший у мыса Лукул. По его мнению, в случае успеха можно было уничтожить неприятельские корабли и тем самым лишить союзную армию продовольствия и возможности получить подкрепление, а в случае неудачи Корнилов предлагал стараться сцепиться на абордаж, взорвать себя и часть неприятельского флота на воздух и умереть со славой. Спасая честь флота, Корнилов видел в героической смерти спасение Севастополя.
Однако, в душе понимая порыв начальника штаба Черноморского флота, большинство собравшихся не было с ним согласно. Точку зрения большинства решился высказать командир линейного корабля «Селафаил» капитан 1 ранга Зорин, предложивший затопить поперек входа в бухту часть старых судов, а моряков свести на берег и на бастионах защищать Севастополь.
Мысль эта не родилась на совете, она обсуждалась моряками ранее. По воспоминаниям, еще за несколько дней до созыва совета контр-адмирал Истомин высказал капитану 1 ранга П.А.Перелешину эту идею и «находил ее, при известных условиях, весьма основательной».
Не согласившись с мнением совета, Корнилов распустил его и отправился к главнокомандующему, приехавшему в это время на береговую батарею № 4.
Князь Меншиков, переправившись на Южную сторону, встретил командира пароходофрегата «Громоносец» капитан-лейтенанта Кульчитского и от него узнал о двух мнениях по защите города, высказанных на совете. Выслушав явившегося к нему Корнилова, Меншиков согласился с советом и приказал затопить корабли.
В.А. Корнилов позволил себе возразить главнокомандующему – «он как вице-адмирал и как генерал-адъютант исполнение этой последней меры на себя не примет!» Князь Меншиков, твердо решивший безотлагательно исполнить задуманную меру, объявил, «что он возложит это на вице-адмирала Станюковича, а генерал-адъютанту Корнилову предлагает выехать в Николаев!».
К тому стоит добавить, что за план Корнилова проголосовали сам Корнилов и Истомин, адмирал Нахимов - воздержался, остальные проголосовали против атаки и за затопление кораблей.





Да, и надо сказать, что первые три корабля топили в спешке, не сняв ни пушки, ни припасы, ни провиант

Ну и письмо Меншикову от 3 декабря 1853 года от царя, сразу после Синопа: "Думаю, что большим действиям флота конец и отдых. Кажется, что 4-х фрегатов и обыкновенных пароходов у нас теперь, должно быть, довольно, когда главной неприятельской эскадры более не существует. Ежели точно англичане и французы войдут в Черное море, с ними драться не будем, а пусть они отведают наших батарей в Севастополе, где ты их примешь салютом. Высадки не опасаюсь, а ежели бы попытка и была, то, кажется и теперь отбить их можно. В апреле же будем иметь всю 16 дивизию с ее артиллериею, бригаду гусар и конные батареи, более чем нужно, чтобы заставить их хорошо поплатиться."

И еще несколько фактов по началу Крымской войны.

Из письма начштаба ЧФ Корнилова Меншикову, 1 апреля 1854 года: «мы в действительной войне с так называемыми великими высокопросвещенными морскими нациями… Три больших союзника расположились брать и разорять каботаж… Мы готовы угостить на славу какую угодно экспедицию, с какими бы машинами они ни были. Стесняет нас только недостаток пароходов».

Август 1854 года: Корнилов отдал по флоту приказ о соблюдении особой бдительности и «совершенной готовности в самое короткое время сняться с якоря и следовать для атаки неприятеля». Его действия поддержали Нахимов, Истомин, Бутаков, Попов. Остальные командиры были непонятного мнения.

Самый реальный шанс помериться силами с союзниками у нас был в июле 1584 года, когда около Одессы было 7 французских и 7 английских ЛК, среди них - ни одного парового.

На совещании у Меньшикова 7 апреля 1854 года Корнилов доложил свой план превентивного удара по союзной эскадре в Варне, обескураженный Меншиков приказал провести голосование среди капитанов. "За" высказались только Истомин и Корнилов, Нахимов был резко против.

Ну и на закуску. 1 сентября 1854 г. Корнилов направляет Нахимову предписание - составить линию баталии эскадры на случай выхода в море, на другой день Нахимов представляет свой рапорт (то есть угроза отставки из-за несогласия с командующим).

george_rooke: (Default)
Очередной срач предвижу я, но тем не менее...
Я всегда считаю, что если хочешь понять, почему тот или этот противник пошел туда-то, и сделал то-то - наверное есть смысл читать именно его документы и именно его исследования. Ну чтобы не выдумывать за противника его мотивы, которые, согласно широкой русской душе, всегда перерастают в паранойю всемирного заговора против России и в "еслибынегенералы".

В Крымской войне, вернее в ее преддверии, меня всегда интересовали передвижения союзных флотов. Они говорят о намерениях гораздо больше, чем крики дипломатов. Они многое объясняют.
Данный дайджест составлен на основе статьи Клоуса "Крымская война" (прочитать и сравнить в оригинале можно здесь - http://www.pdavis.nl/Russia.htm).
Итак, 18 мая 1853 года Россия выставила ультиматум Турции, и дипотношения стран были прерваны.
3 июля 1853 года русские вводят войска в Дунайские княжества. Только 4 октября 1853 года султан объявил войну России. 18 октября 1853 года англо-французская эскадра (16 ЛК (7+9), и 12 ФР (8+4)) подошла к Лемносу, Лесбосу и Тенедосу, с мая она формировалась на Мальте, и там оставалась до начала октября, постепенно пополняясь кораблями.
Итого - между вводом русских войск в дунайское княжество и подходом англо-французской эскадры - три с половиной месяца.
22 октября начинается подъем в Дарданеллы. 30 ноября - Синоп. Хоть и говорят, что англичан он был как гром среди ясного неба, и что именно Синоп послужил последним аргументом для вступления в войну - в Черное море союзники входят лишь... 3 января 1854 года, то есть через МЕСЯЦ после Синопа.
И куда же они идут? А они идут.... нет, не в Крым. Нет, не к российскому побережью вообще. Они идут в СИНОП!
При этом ни Англией ни Францией война России еще не объявлена.
27 февраля 1854 года, когда Омар-паша терпит очередное поражение в Валахии, Англия и Франция говорят, что русские успехи в Дунайских княжествах могут служить поводом для объявления войны России. Только 27 марта 1854 года союзники заключают альянс с Турцией и объявляют войну России. Ну теперь-то они точно к Крыму пойдут, правда? Ни хрена подобного! Как раз за день до заключения договора - 26 марта 1854 года они идут к Варне. Зачем? А хрен его знает.
Никакого Севастополя и Крыма нет в планах и в помине! К концу мая 1854 в Галлиполи высадились 32 тысячи французов и 18 тысяч британцев. Предполагалось, что русские вот-вот атакуют Константинополь, но мы продолжали жевать спайс в Дунайских княжествах. Тогда войска погрузили на суда и отвезли в Варну - там предполагается высадить англо-французскую армию, которая соединится с турецкой, а потом и австрийской и будет воевать с русскими за Дунайские княжества.
22 апреля - обстрел Одессы, 28 апреля - рекогносцировка у Евпатории. Начало мая - отправка легких сил на обстрелы портов в восточном побережье Черного моря.
1 июня - Дандас блокирует устье Дуная. Армия в Варне наконец-то высадилась, но - эпидемия холеры, и когда она двинется на соединение с турками и предполагаемыми австрийцами - хрен знает. И тут - как гром среди ясного неба - 7 июля приходят сообщения, что русские выводят войска из Дунайских княжеств!
Вывод войск спутал союзникам все планы. И начинается лихорадочное обсуждение - что делать дальше? По идее - все требования выполнены, но блин... Обидно же! Армию-флот собрали, даже два раза перевезли, высадили! Вобщем, "как это праздника не будет? Гости приглашены, водка куплена, даже драку заказали!"
И лишь 22 июля было решено высадить войска в Крыму и захватить Севастополь. Почему?
А очень просто. Считали, что

1) эта операция будет быстрой, за пару тройку месяцев управятся
2) эта операция будет эффектной. Ну как же - спалить вражеский флот в его же гавани! Достойное продолжение Копенгагена и Тулона! Дандас в одном ряду с Нельсоном и Худом - профит!
3) Турецкое требование - ибо без ЧФ невозможны десанты в Трапезунд и Константинополь.


То есть Севастополь и Крым возникает как совершенно второстепенная цель, которую даже не планировали и не рассматривали вначале! И там сошлись все три условия
англичане - повоюют с флотом
французы - повоюют на суше
турки - наконец-то перестанут опасаться за Стамбул.


А теперь давайте вот о чем.
Планы Николая по десанту на Босфоре сначала 40-, а потом и 70-тысячного экспедиционного корпуса были озвучены 15 декабря 1852 года. 7 января 1853 года планы обрели реальную форму и наполнение.
Таким образом, у России был ГОД (с 7 января 1853 по 3 января 1854 года), чтобы решить проблему Проливов. Если же учесть и теоретическую возможность, когда союзники уже вошли в Черное море - то до 26 марта 1854 года (то есть до тех пор, пока союзники не объявили войну России) - то есть ГОД И ТРИ МЕСЯЦА.
И да.
Теперь представьте, что послезнания у вас нет. И что вы получаете данные в реальном времени, вот так, как сейчас описано. И о никакой угрозе Севастополю до июля 1853 года предугадать не получится. Ибо эта мысль союзникам пришла в голову именно в конце июля 1854 года.
Ну и напоследок. У вас из этого описания не возникает ощущения "драки кривых с косыми"?
Одни боятся выйти в море, не дай бог задеть уже объявившего войну противника, даже "Тайгер" - и тот гибнет только от того, что на мель налетел. Вторые бесцельно слоняются по Черному морю, не зная, чем себя занять, и лишь в конце июля у них появляется хоть какая-то цель.
george_rooke: (Default)
Из стенограммы заседания Палаты Лордов, 18 мая 1854 года.

"Мистер Асплей Пэллэтт поднял вопрос к Первому Лорду Адмиралтейства. Какие инструкции даны судам Ее Величества в Японии и Ост-Индии, а так же находящихся на других станциях в Тихом Океане, по поводу противодействия российским военным кораблям, которые находятся в тех морях. Он так же извещает, что страховые компании подняли страховые премии для китобойных и прочих судов в этом регионе, и очень хотелось бы узнать, какие меры предприняты, чтобы освободить их владельцев от дополнительных расходов."


Я так понимаю, имеются ввиду "Диана", "Паллада" и "Аврора"?)
george_rooke: (Default)

In the China and Japan seas, at the beginning of the war, the Russian Rear-Admiral Poutiatin had under his orders the Pallas, 60, Aurora, 44, and Dwina, 12. The British force on the station was under Rear-Admiral David Price, and consisted of the President, 50 (flag), Captain Richard Burridge, Pique, 40, Captain Sir Frederick William Erskine Nicolson, Bart., Amphitrite, 24, Captain Charles Frederick, Trincomalee, 24, Captain Wallace Houstoun, and Virago, 6, paddle, Commander Edward Marshall. The French Rear-Admiral Febvrier-Despointes had at his disposal the Forte, 60 (flag), Eurydice, 30, Artémise, 30, and Obligado, 18. Poutiatin was, of course, helpless at sea against such a force; and therefore he sent the Pallas far up the river Amur, and utilised her people in reinforcing the weak garrisons on the littoral. The Aurora and Dwina took refuge in Petropaulovski, on the peninsula of Kamtchatka, a post against which it was foreseen that the allies would probably attempt operations.

Price and Febvrier-Despointes, after having detached the Amphitrite, Artémise, and Trincomalee to cruise for the protection of trade off the coasts of California, went in search of the Russians, and, on August 28th, sighted the shores of Kamtchatka. On the following day they entered Avalska Bay, at the head of which lies Petropaulovski. The Russians had worked very energetically at the defences of the roadstead. They had supplemented the pre-existing fort with numerous well-placed works, and had stationed the Aurora behind a sand spit, where she could not be reached so long as the batteries remained unreduced (on the spit was an 11-gun battery). Yet, although the position was immensely and obviously formidable, the allied commanders underrated its strength. Their appearance was received with shots from the defences; and they returned the fire, but from too great a distance for it to be effective. On August 30th, they drew nearer in, and were beginning action, when Price, an officer too old, perhaps, for his work, but with a distinguished record, lost his head in the most unaccountable way, and, retiring to his cabin, shot himself. The direction of the British contingent devolved upon Nicolson; but the shocking event naturally led to the suspension of operations until the following morning, when the attack was resumed. On the 31st, at 8 A.M. the President, Pique, and Forte took up positions and opened fire on the nearest of the defences - three batteries mounting respectively three, five, and eleven guns. With the assistance of a landing-party from the Virago, the 3-gun battery, on the right, was silenced, its pieces were spiked, and the gun-carriages and platforms were destroyed; but, upon the Aurora disembarking 200 men to retake the battery, the Virago's party was withdrawn to the sloop. Later in the day the five-gun and the eleven-gun battery were silenced; but, in the night, the works were all repaired.

On September 2nd the body of Rear-Admiral Price was taken in the Virago to Tarinski Bay for burial. During her absence, the sloop picked up three American seamen, deserters from whalers. These men volunteered certain information - whether deliberately treacherous or merely mistaken will never be known - and, in consequence of this, it was decided at a council of war to attempt a landing with the object of seizing the town and taking the batteries in reverse. Accordingly, at about 8 A.M. on September 4th, a body of 700 seamen and Marines, under Captains Burridge and de La Grandiere (Eurydice), was disembarked on a low part of the peninsula, after two protecting batteries, one of five and the other of seven guns, had been silenced by the fire of the President, Forte, and Virago (while the President was thus engaged, a Russian shot killed or wounded the entire crew of one of her main-deck guns). Above the landing-place rose a wooded hill. The Russians who held it were driven back; one of the two batteries, which had been abandoned, was rendered useless; and the hill was carried, though with difficulty. But, on endeavouring to advance along the summit, which was covered with brushwood and brambles, the expeditionary force, under the guidance of one of the American deserters, became a target for Russian sharpshooters who were almost invisible, and whose fire was very deadly. There were many casualties. In heading a charge against the concealed foe, Captain Charles Allan Parker, R.M., fell dead. It was presently seen that to persist was to compromise the safety of the column; and a retreat to the shore was ordered. It was carried on in much confusion. In the course of it there were further losses, many of which were occasioned by the very rough nature of the ground over which the withdrawal had to be carried out. Ere their ships could be regained, 107 British and 101 French had been killed or wounded, among the killed being Captain Parker, R.M., and among the wounded Lieutenants Alleyne Bland, Edward Henry Howard, George Palmer, and William George Hepburn Morgan; Lieutenants (R.M.) Edward Gough M'Callum and William Henry Clements; Mate George Robinson, and Midshipman Louis Chichester. The survivors returned on board at 10.45 A.M., and the ships at once hauled out of range to attend to the wounded and to repair damages.

The unfortunate issue of this attack seems to have resulted as much from the thoughtless rashness of the gallant leaders as from their unwise confidence in the word of men who were confessedly deserters. The spot chosen for a landing was one of the worst that could have been selected, seeing that it was commanded by a hill, and that, upon occupying the hill, the landing party ceased to be covered by the fire of the ships. Nor, in all probability, would any landing have been attempted, had the allied commanders had proper information concerning the strength and dispositions of the enemy. It must, however, be added that, in spite of the difficulties in their way, both British and French behaved with great bravery.

The combined squadrons, while in the neighbourhood, captured and burnt a Russian transport, the Sitka, 10, and took a small schooner, the Avatska, laden with stores. They quitted the coast on September 7th.

http://www.pdavis.nl/Russia2.htm

Обратите внимание на выделенный отрывок.
"2 сентября тело контр-адмирала Прайса было передано на шлюп "Вираго", который должен был его похоронить в водах Татарского (у Клоуза почему-то Таринского) залива. Во время этого перемещения шлюп захватил несколько американских рыбаков, дезертиров с китобоев. Эти люди добровольно поделились информацией - неизвестно только, намереное ли это было коварство, или просто рассказали какие-то слухи - и именно их рассказ и побудил военный совет  произвести высадку в оконечности Никольской сопки, то есть с задворок города к бухте, где стояли "Аврора" и "Двина." (вольный пересказ, а не точный перевод).


Непонятно, за что американских китобоев так осуждает Клоуз. Вообще после провала предыдущего прорыва в бухту, удар через слабозащищенную Никольскую сопку просто напрашивался.
Вообще англо-французы, не сумевшие с задворок развить наступление и прорваться в город и к бухте - сами себе злобные буратины. При том преимуществе, которое они имели - они были ОБЯЗАНЫ это делать.

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 10:53 am
Powered by Dreamwidth Studios