george_rooke: (Default)
1234


Посмотрите в процентном отношении траты Испании за XVIII век на армию и флот, и траты Британии на то же самое. Не правда ли, прекрасно? То есть Испания за 18 век потратила денег в процентном отношении от своего совокупного бюджета на флот больше, чем на армию, тогда как у Англии ситуация ровно обратная.
Интересно, что скажут господа, раз за разом утверждающие, что Англия в силу своего островного положения имела возможность, и тратила в процентном отношении на флот больше, чем на армию?
На самом деле, как мы видим, имеет смысл только количество выделяемых денег. У Англии военный бюджет был просто БОЛЬШЕ, чем у Испании, поэтому в обычных деньгах на флот тратилось больше, чем в Испании (как видим, общий испанский военный бюджет составляет что-то в районе 70 процентов от английского).

Ах да, ссылка: "MILITARY EXPENDITURE, SPENDING CAPACITY AND BUDGET CONSTRAINT IN EIGHTEENTH-CENTURY SPAIN AND BRITAIN", JOSÉ JURADO SÁNCHEZ, есть в сети.
george_rooke: (Default)
История Кале занимает особое место во Франции. Потерянный 4 августа 1347 года, город был завоеван обратно только 4 января 1558 года 30-тысячным войском герцога де Гиза. Атаке предшествовал топографическая разведка и детальный план города и местности, составленный Гаспаром де Колиньи, находившемся после Сен-Кантена в англо-испанском плену. Именно Колиньи обратил внимание, что лучше всего вести атаку с северо-востока, где были расположены болота, считавшиеся непроходимыми. Кстати, отсюда следовал и еще один вывод: чтобы пройти болотистую местность, лучше организовать атаку зимой.
Французы пытались взять Кале в 1348-м, 1363, 1376, В 1377-м Карл V предложил Эдуарду III 400 замков и крепостей в Гиени в обмен на Кале, но англичане отказались.
Меж тем еще в далеком 1376 году первый и лучший адмирал Франции Жан де Вьенн (de Vienne) дал королю Карлу V совет, как легко завоевать Кале. Надо всего-то перекрыть море. И надо сказать, что де Вьенн очень многого достиг по пути к этой цели. В 1370-м в Руане был организован "завод галер" (Clos aux galées), занимавшийся не только строительством гребных и парусных, а так же несамоходных кораблей, но и снабжением, вооружением, провиантом. Вот адмиралом Франции вместе с должностью "мастера и командира завода галер" и стал Жан де Вьенн, которого позже прозвали "Дюгескленом моря".
Как итог - уже в 1377 году французский флот имеет 120 боевых единиц, из них - 35 кораблей, оснащенных артиллерией. В 1379 году в строй вступает еще 21 корабль, плюсом идут войска союзников - 8 галер кастильцев и 5 галер португальцев под командой Фернандо Санчеса Товара. Были опустошены Рэй (Rye) недалеко от Лондона, остров Уайт, Фолкстон, Дартмут, Плимут. В августе 1377 года сожгли к чертям Ярмут, Пул и Гастингс. В апреле 1378 года отбили контратаку английского флота, в июне перетопили приватиров (у английского короля банально закончились регулярные корабли, и он призвал под знамена частников, под процент от добычи), который шли грабить Шербур.
В 1380 году вместе с Фернандо Санчесом Товаром (https://es.wikipedia.org/wiki/Fernando_S%C3%A1nchez_de_Tovar) опустошили Джерси и Гернси, Винчелси, сожгли нафиг Грейвсенд, пригород Лондона, и вся столица англичан в панике наблюдала за пожаром на стенах города. На 1380 год Британия просто потеряла контроль над Ла-Маншем и Па-дле-Кале.

Естественно, у гарнизона Кале начались большие проблемы, прежде всего голод. Снабжение гарнизона сократилось с 55 тысяч ливров до 20 тысяч. Чтобы хоть как-то восполнить припасы, гарнизон Кале организовал несколько грабительских рейдов на местности, из города началось бегство жителей.
Казалось, еще один, ну два года - и Кале падет. Однако король Карл V умер в сентябре 1380 года, и стратегия Вьенна была отринута в пользу внешне эффектных, но совершенно бесполезных дальних рейдов к Шотландии. Естественно, по всем законам логистики и логики последовал провал высадки в Эдинбурге в 1385 году, и король к флоту резко охладел. А ведь шанс спокойно и методично добить блокадой Кале вполне себе был. Такой анклав может держаться только при помощи с моря. Отрежь его от метрополии - и упадет в руки как спелый плод.
george_rooke: (Default)
Каноническую английскую версию боя все знают. Для тех кто не знает - вот краткое описание: http://www.abhoc.com/arc_vr/2008_06/477/
http://www.abhoc.com/arc_vr/2008_06/478/
Попробуем сравнить с испанской?
Итак, в Сан-Хуан-де-Улоа Дрейк и Хокинс обладали галеонами "Джезус оф Любек" и "Миньон", а так же более мелкими судами - флиботами "Джудит" (Юдифь), "Эджел" и "Сваллоу". Ну и кроме того - у англичан была португальская захваченная каравелла "Матерь божья" (Нуэстра Сеньора какая-то там).
И вот внезапно в гавани Сан-Хуан-де-Улоа появляется эскадра дона Франсиско Лухана. У него был два галеона ("Санта-Клара" и "Сан-Педро"), "урка" (вооруженное торговое судно) и пинас.
Когда начались переговоры - первое, что попросил Лухан у сладкой английской парочки, это патент. То есть по мысли испанского коммодора если Дрейк и Хокинс имеют патент на корсарство - то отношение к ним одно, это официальные люди, и с ними действительно можно и нужно вести переговоры, так как они находятся на службе у государства. Ежели патента нет - то это просто пираты, с которыми надо не договариваться, а вешать, как говорил Дольф Лундгрен в "Неудержимых".
Этим требованием Лухан поставил английских "предпринимателей" в очень трудное положение - парни неплохо повеселились, пограбили торговые суда, и т.д., и предъявить патент (даже если он был) - это показать, что данные нападения - не личное дело Дрейка и Хокинса, и политика английского государства. Со всеми вытекающими. Поэтому предъявлять что либо отказались.
В последовавшем бою от попадания в пороховой погреб временно вышел из строя "Санта-Клара" (там от взрыва погибло 20 человек, это, кстати, единственные испанские потери), и англичан додавливали вообще-то мелкими судами вместе с "Сан-Педро".
Потери англичан: "Энджел" - развалился от попаданий, утонул. "Сваллоу" - захвачен испанцами. "Нуэстра Сеньора" - португальский капитан, посмотрев на заварушку, решил просто - выкинул за борт английскую призовую команду и отвел корабль к испанцам. "Джезус оф Любек" - захвачен, причем в его трюме находилось все то золото и серебро, которое награбили "уважаемые западные партнеры". "Джудит" и "Миньон" - смогли сбежать. При этом Хокинс, увидев угрозу захвата "Джезус оф Любек" малодушно сбежал еще до начала боя с несколькими офицерами на "Миньон", забив на правило, что капитан последним покидает корабль. При этом смог спасти всего 90 или 100 человек. А в плен к испанцам попало 110 англичан. Дрейк же на "Джудит" свалил прямой дорогой на Плимут, забив на помощь товарищам, и корабли встретились только в Англии.
Всего английские потери в бою оцениваются в 400 человек убитыми и раненными (сюда включены и потери на берегу, 30 человек убитыми в фортах Сан-Хуана), с пленными в 580, плюс еще пленные, о которых чуть позже.
Что касается "Миньона" - в обратном плавании к Англии корабль оказался переполнен людьми, естественно, где-то в середине плавания начались тиф и лихорадка. Хокинс пошел в Виго (вести о его художествах в Вест-Индии еще не дошли), ссадил там 100 человек больных, смог закупить немного еды, и пошел в Англию. В Плимуте в живых сошло 15 человек.
Те 100 человек, которых оставили в Виго, сразу же, как пришли вести о художествах парочки в Вест-Индии, подлечили и отослали на галеры. Ибо не фиг.
Отдельная тема - бранедры. Англичане о них широко говорят, испанцы упоминают только береговые батареи (11 орудий были сведены в 4 батареи на берегу). Кто здесь прав, а кто нет - не знаю. Судя по скоротечности боя - скорее всего батареи, а не брандеры, которых надо еще оснащать и т.д.
Стоит заметить, что принципиальное различие именно в переговорах. И моя правда здесь на испанской стороне, ибо можно много выдумывать об условиях и интересных дипломатических ходах, но с пиратами переговоров никто не ведет. Даже сейчас, не говоря уж про то нетолерантное время.

george_rooke: (Default)
1613 год. Турки, в очередной раз разозленные действиями мальтийских рыцарей, решили таки добить на фиг эту гребаную Мальту. Султан, по типу коммунистов 1930-х объявил: "Комсомольцы - на флот!", и большой турецкий флот начал формироваться у Кипра.
Мальта обратилась к Папе, Папа обратился к христианским королям, но естественно всем было пофиг, кроме испанцев. Вернее даже не так, Испанскому королю Филиппу III в известной мере тоже было пофиг, но в Неаполе сидел герцог Осуна, а у него был Октавио де Арагон, а это вам не фу-ты, ну-ты.
Естественно Арагон, базировавшийся на Сицилию, был вызван в Неаполь - думу думать. Мол, что делать будем, Чапай? И Октавио предлагает - для срывов сроков подготовки и отплытия произвести диверсию в тылу у турок - в Эгейском море. Осуна, уж на что был тертый калач, и то поднял брови в изумлении! Мол, ты понимаешь, что ты говоришь? Там все море кишит сейчас турками, силы стягиваются из Стамбула, Греции, Александрии, Малой Азии! Это же самоубийство! А ведь у меня лишних галер нет! Запрещаю и точка!
Арагон, вернувшись в Мессину, решил нарушить приказ. В начале августа он снарядил 8 галер на правах генерала галерного флота Сицилии, и пошел к берегам Греции. На каждой галере находилось по 100 мушкетеров, 50 эспонтонеров (эспонтон отличается от копья тем, что им можно и рубить, и колоть), 20 пикинеров и 20 щитоносцев (против турок ребята очень полезные, ибо эти дети Азии луки и стрелы любят). В районе острова Самос Арагон обнаружил 12 галер Кипра и Родоса под командованием Магомед-паши, причем обнаружили испанцы галеры в очень неудобный час. Они зашли в устье реки пополнить запасы питьевой воды, а тут - турки. Маневрировать негде, у турок убойная позиция - хоть сразу сдавайся в плен. При этом испанские наблюдатели ошиблись в количественной оценке противника, и сообщили Арагону - у турок 30 галер. Положение безвыходное.
В ответ Арагон приказал поставить фальшборты для защиты гребцов, накрыть банки сверху мокрыми кожами, чтобы избежать зажигалок, и - "Алга!" Чтобы немного подбодрить своих товарищей - вывел на шкафут музыкантов, чтоб играли "Сантьяго и Сан-Хорхе" (что это такое???).
Свою флагманскую галеру Арагон нацелил прямо на галеру Мехмеда-паши - решил идти на таран. Турок отстрелялся первым - нанес значительные потери. Испанец дал залп... Далее показания расходятся. По одной из версий, турецкое ядро задело подставку, на которой стоял василиск испанской галеры, и он наклонился вниз. По другой - во время залпа испанская галера спускалась с волны. В общем, огромная 48-фунтовая дура с пистолетного расстояния всадила турка здоровое ядро прям под ватерлинию, и попала прямо в киль. Галера буквально разломилась на воде и затонула в считанные мгновения. На галере погибли Мехмед-паша, его сын - Мехмед-Али, до 150 солдат и офицеров, среди которых было довольно много детей из знатных семейств Стамбула.
Турецкий отряд после неожиданной гибели флагмана замешкался, и это позволило испанцам выйти из устья на большую воду. И начался бой. Место погибшего капитана заняла галера альмиранте Синари-паша, которую атаковала опять галера Арагона. Бой длился 2 часа, в том числе - абордаж - 45 минут (очень много для рукопашного боя). В результате турки были взяты в плен, в том числе и Синари-паша.
Всего испанцы захватили 7 вражеских галер, еще 4-м удалось уйти.
400 турецких солдат были убиты, 600 сдались в плен, были освобождены 1200 христианских рабов-гребцов. В результате уже свободные христиане согласились сесть за весла, чтобы отвести призы к Мессине. У Соленто был обнаружен турецкий бриг, попавший в штилевую полосу - взяли и его, без сопротивления. Дальше шторм. У своих берегов, но от этого не легче. Приказ - убрать весла, убрать паруса! Отнесло аж к Кампании. Но вроде ничего, оклемались, откачали воду, и 3 сентября вошли на рейд Мессины.
27 сентября Осуна, признавая, что Арагон был прав, устроил празднование в честь победы у Самоса/Корво. Строем прошли капитаны галер и их команды, сзади брели османские пленные , таща за собой по земле свои флаги.
Испанские потери Сезарео Фернандес Дуро оценивает в 6 человек убитыми и 60 раненными, о чем заявляет Арагон после боя. Но скорее всего - это только НА ЕГО ГАЛЕРЕ. Потому что общие потери составили 226 человек только погибшими и умершими от ран. Ну а в чем причина победы - круче всего сказал маркиз де Санта-Круз-младший (тот который Альваро Бенавидес): "Арагон сделал из нужды добродетель, решив умереть, но не сдаться".
ЗЫ: специально для вопрошающих турецкие данные - потери галер признают, правда говорят, что их галер было 10, а не 12. Если это существенная разница - можете учесть.

george_rooke: (Default)
Переброска «святого отряда» в Ирландию отвлекла Елизавету от фламандских дел. Сначала на остров были переброшены 3000 солдат, потом еще 8000, правда часть из них вскоре убыла в Шотландию, на пике чисто английская армия составляла в Ирландии 6400 человек. Однако после Смервика такое количество было признано избыточным, и контингент был сокращен до 3000 человек, плюс ирландские союзники.
Результатом Смервика стало подавление мятежа в Лейнстере, Балтингласс бежал во Францию. Джон Десмонд вторгся в Долину Этхарлай (Aherlow), земли, принадлежащие Батлерам, и устроил армагедец в отместку за то, что они поддержали Ормонда.
Тем временем Грей спокойно и планомерно уничтожал Манстер. Обширные области были разграблены, стада – забиты или угнаны, фермы и зерно – сожжены, люди – убиты. В 1582 году в Манстере осталась лишь треть населения, если сравнивать с кем, сколько жило в1579 году.
Однако Фитджеральды перешли к тактике партизанской войны, избегая прямых столкновений с главными силами, и набеги продолжались. Грей, понимая, что местное население Джеральдинов поддерживает, решил просто уничтожить его. Нет, ну а че? Нет населения – некому поддерживать, давать приют и сообщать сведения. Меры, производимые Греем, испугали не только его ирландских союзников, но даже королеву Елизавету. В результате он был отозван, а всю полноту власти передали Ормонду.
Последний решил действовать не силой, а лаской – он предлагал прощение всем, поддержавшим мятежников, кроме Джеральда и Джона Десмонда – эти дважды предали свои клятвы перед Тюдорами, и веры им нет. В начале 1582 года, поддавшись «прелестным письмам» Ормонда, сложил оружие Фиакх Хью О’Брайен. Николас Сандерс умер от голода и холода, выгнанный со своей земли и покинутый соратниками.
В 1582 году в разоренном Греем Манстере начался голод. Треть оставшегося населения оказалась без зерна, без скота, без жилья. Жрать было нечего совершенно, к лету обезумевшие от голода люди раскапывали жальники, и варили гниющую человечину. За счастье было найти забитый недавно англичанами скот. По самым скромным оценкам в Манстере от голода 1582 года умерло 30 тысяч человек, край стал совершенно безлюдным. "Из каждого лесочка или оврага выползали фигуры, похожие на тени. Они выглядели как сама смерть, они были словно призраки, открывали рот - но ни звука не доносилось оттуда. Ели кору, если все, что попадется, и в конце концов умирали беззвучно и тихо". В Анналах хронист четко отмечает - "Внезапно цветущая и богатая страна стала пустыней, без людей и животных".
Летом же 1582 года у Корка был пойман в засаду Джон Десмонд. Его отряд в 50 всадников напоролся на заранее укрытых арбалетчиков и конницу капитана Суитси (Suitsi), пытался убежать, но был убит. Джеральд Десмонд Сбежал в предгорья Слайв Миш, где его обнаружил клан Мориарти (Moriarty), у которого Десмонд начал воровать скот, чтобы не помереть со своими людьми с голоду. В сентябре 1583 года началась облава, в которой приняли участие МакКартни, Муры, Ормонды, Мориарти, и 11 ноября 1583 года Джеральд Десмонд с оставшимися 10 людьми был убит. Трупы Дожна и Джеральда четвертовали, головы отослали Грею, а руки-ноги – по разным городам Ирландии.
Но самое интересное в другом. Хуан Мартинес де Рекальде, высадив «святой отряд», решил исследовать западное и северное побережье Ирландии. Он прошелся вверх до Киллибегса, изучив глубины и течения на местности.
История получила продолжение во время похода Непобедимой Армады. Когда англичане уверились, что испанский флот решил обойти вокруг Британии, Елизавета и Сессил решили, что испанцы хотят высадиться в Ирландии. Практически вся армия – 10 тысяч солдат (количество для Ирландии беспрецедентное) – была отослана на остров. Восстание Десмондов было еще свежо в памяти. приказ был один - любого испанца в Ирландии убить!
Как все знают, множество кораблей разбилось о берега Ирландии. Исключение – корабли Рекальде. Изначально их было три, потом присоединились еще. Точкой сбора был назначен полуостров Дингл, где, как мы помним, были высажены «папские войска». Спрятавшись за островом Баскетт от непогоды, Рекальде смог привести свои корабли в относительный порядок, высадил разведывательные партии, которые добыли съестного и несколько голов скота, и повел корабли в Испанию. 21 сентября на рейд испанского Сантандера вошли остатки Бискайской Армады Рекальде. Он смог довести хотя бы часть кораблей, и причина этого – в известной степени события 1580 года.

george_rooke: (Default)
Тактика взаимного грабежа имела, помимо означенных выше плюсов, и большие минусы. Прежде всего, грабежом сосредоточенная в одном месте армия заниматься не может (объедать местность она будет быстрее, чем грабить), поэтому естественно, армию разбили на мелкие отряды, чтобы охватить как можно большую местность, и чтобы грабить было удобнее.
Соответственно, англичане делали засады на мелкие отряды ирландцев, а ирландцы – на англичан. Внезапно к повстанцам присоединился виконт Бантингласс, более известный в Ирландии под именем Фиакха МакХуга О’Брайена из Уиклоу, который неожиданным маневром атаковал и захватил Гленмалур, в плен чуть не попал английский лорд Грей. Гленмалур был крепостью, прикрывавшей Дублин, и это было опасно. В ответ Грей прошелся огнем и мечом по владениям О’Брайена, заслужив репутацию очень жестокого человека даже у англичан: «он щадит ирландцев меньше, чем диких собак».
Но тут… Тут вмешались в дело обстоятельства, которые вообще от ирландцев не зависели. Обычно это называется термином «мировая закулиса», или «внешнеполитические обстоятельства». Собственно, в 1578 году в «Битве трех королей» погиб португальский король Себастьян, не оставив после себя потомства. Королем стал 66-летний кардинал Энрике Португальский, но в то время, когда люди старели гораздо быстрее, нежели сейчас, из детородного возраста дедушка уже вышел, да и обет безбрачия мешал завести законную супругу. Конечно, Энрике отправил к папе Римскому просьбу снять с него обет безбрачия, но папа, подумал и… отказал.
Когда падре кардинал умер в 1580-м, в Португалии разразился кризис. На престол страны претендовали:
- Филипп II Испанский, как сын Изабеллы Португальский, то есть прямой внук португальского короля Мануэла I.
- дон Антониу, приор мальтийских рыцарей в Крату (Португалия), как сын инфанта Луиша (который в свою очередь был сыном португальского короля Мануэля I) от то ли арабки, то ли еврейки. Главная проблема была в том, что если по португальским и испанским законам он считался дворянином «голубых» кровей, то по законам евреев – стопроценным евреем, поскольку те определяют национальность по матери. На это, кстати, напирал Филипп Испанский – еврей на троне католической державы!
- Катарина Браганса, как дочь Эдуарду, шестого сына Мануэля I, и Изабеллы Браганса.
- Риануччо Фарнезе, герцог Пармский, 11-летний мальчик, как сын Марии Португальской (дочери Изабеллы Браганса того же самого Эдуарду). Но чем права Риануччо отличались от прав Филиппа II? Да фактически ничем. Такое же происхождение по женской линии, только не от короля, а всего лишь от инфанта.
- Эммануил Филибер, герцог Савойский, как сын Карла Савойского и Беатрисы Португальской, вторая дочь Мануэля I от его второй жены Марии Арагонской. Здесь у испанского короля было право первородства, все же Изабелла Португальская была ПЕРВОЙ дочерью от Марии Арагонской.

Пока претенденты мерились родословными, дон Антониу из Крату тайно объехал знатные семейства, и в результате 20 июня 1580 года в Сантарене был избран королем Португалии, причем Регентский Совет из пяти членов знатных фамилий оказался совершенно ни сном, ни духом. При этом – дона Антониу поддержала Англия.
Именно поэтому в сентябре 1580 года, Филипп, который очень долго отказывался вмешиваться в ирландские дела, решил-таки войти в долю – для перевозки набранного в Папской области контингента (800 солдат, итальянцы и испанцы) выделил 8 галеонов и 4 паташа. На выделенные Папой деньги Филипп обязался предоставить «святому отряду» провиант, припасы, а так же боеприпасы, мушкеты, шпаги, и т.д. в расчете на 5000 человек, так как кондотьеры надеялись, что в Ирландии под знамя католицизма к ним стекутся значительные силы. Командовать морским отрядом по совету дона Альваро де Базана назначили Хуана Мартинеса де Рекальде, начальника Бискайской Эскадры. Чуть ранее Рекальде отличился тем, что поднял большую часть золота с галеонов «Серебряного флота», потерпевших кораблекрушение на Мадейре. Он разработал конструкцию водолазного колокола, с помощью которого испанские идальго, переквалифицировавшись в водолазы, искали и собирали золотые слитки на дне моря.
10 сентября 1580 года корабли Рекальде вошли в бухту Смервика, городка, расположенного на полуострове Дингл. Там были ссажены 800 испанских и итальянских солдат, нанятых Папой, предоставлены пушки в помощь восставшим, которые как раз осаждали Дун ан Ойр. Рекальде сразу же ушел, ибо он состоял на службе у короля Филиппа и не имел права вмешиваться в междоусобицу.
Командир «святого отряда» капитан Себастиано ди Сан-Джузеппе расставил орудия и начал обстрел крепости, которая быстро сдалась. Однако 10 ноября, то есть через два месяца, подошел Грей с 1700 солдат и атаковал Сан-Джузеппе, при этом ирландцы его покинули сразу же, как запахло жареным. Исчерпав все возможности к сопротивлению «святой отряд» сдался на милость победителя. Испанцам и итальянцам при сдаче обещали жизнь, но сразу после капитуляции все оставшиеся в живых 600 человек были отданы ирландцам, которые отрезали им половые органы, поотрубали руки и ноги, а потом скормили свиньям. Грей отправдывал это просто – «святой отряд» - обычные наемники, это «отпускники», а не регулярные войска Филиппа II, поэтому к ним милость на поле боя неприменима.



Классная картинка))))
george_rooke: (Default)
Началось все, пожалуй, в 1570 году. Во время первого восстания Десмонда в Ирландии несколько католических епископов Кэшеля написали Филиппу II и Папе Римскому просьбу поддержать повстанцев, «яко помощников в борьбе против еретиков». В письме Филиппу писалось: «каждый день и каждую ночь мы ведем жестокую войну против англичан, и только вы можете сохранить и защитить нас». Но на тот момент Филиппа в отношениях с Англией все устраивало, и граф Десмонт, вернувшись из Франции, смог навербовать только 100 ирландских, испанских и итальянских солдат, прибывших в Ирландию под знаменем папского эмиссара Николя Сандера, который ограничился тем, что зачитал прокламацию Папы, где Елизавета I была объявлена тираном и безбожником.
Естественно, на самом деле война шла не из-за религии – граф Десмонд из рода Фитцджеральдов, пытался сохранить свою власть над Коннахтом и Манстером в противовес проанглийски настроенному графу Ормонду. Религия тут была только фоном.
Сами же англичане пытались «цивилизировать» край – они требовали от Десмонда распустить свою частную армию, или передать ее на службу короне, оставив себе только 20 всадников, а самому заняться помещичьим бизнесом, ибо не фиг грабить, надо как бы производить и созидать. В конце 1578 года Десмонда принудили согласиться, его дети были направлены в Англию на житье и обучение, а сами Фитцджеральды стали помещиками.
Многие из клана были недовольны этим решением, особенно брат графа, Джон, к тому же ирландцы категорически отказывались принимать на своих землях английских поселенцев – Англия тогда скидывала избыток населения в Шотландию и Ирландию, тем самым решая вопрос аграрного перенаселения и малоземельности.
Таким образом, религия была фоном, по факту обе стороны решали свои вопросы, но при этом во всю использовали козырь веры. В 1579 году граф Джеймс Фитцморис высадился в Манстере, к нему присоединился Джон Десмонд, и весь край оказался охвачен восстанием. Первое, что сделали восставшие – в трактире Трали убили двух английских сборщиков налогов – Генри Давеллса и Артура Карта. К осени 1579 года восставших насчитывалось до 2000 человек, тогда как всех английских войск в Ирландии было 1200 солдат.
Первое, чем занялись восставшие – это грабежом. Любимое занятие – угонять скот, воровать лошадей, убивать переселенцев. Собственно в одной из таких глупейших стычек погиб Фитцморис: в Бер Коннахте решил своровать табун, но получил пулю в лоб.
Сам граф Десмонд пытался откреститься от восстания, говоря, что о планах Фитцмориса не был ни сном, ни духом, но когда англичане попросили быть его последовательным, и соединить свои войска с английскими – он отказался. Понимая, что нейтралитет в такой ситуации будет восприниматься как поддержка восстания, граф решил, что терять ему нечего и перешел на сторону восставших. Чтобы сжечь мосты, он разграбил Йол и Кинсейл: «Джеральдины (так в Анналах называли Фитцджеральдов) захватили все богатства, которые нашли в Кинсейле, за исключением того золота и серебра, которое купцы смогли погрузить на корабли и выйти в море, прежде чем город был захвачен. Многие бедные и нуждающиеся из кланов стали богатыми. Фитцджеральды сровняли с землей стены города, разрушили замок и донжон, а так же все дома из камня и дерева, так что населению почти год после этого негде было жить, кроме как под открытым небом».
Позже, когда английские войска высадились в Кинсейле, жители города встречали их с радостью, а мэра города повесили за предательство.
Тем временем Десмонд, награбившись вдоволь, рассылал воззвания по всей Ирландии – «Я и мои братья поднядись на войну ради защиты католической веры и ниспровержения власти англичан в нашей стране, которые осквернили и Ирландию, и нашу Святую веру. Настал час подняться всем вместе, тем более, что нас поддерживают Папа Римский и король Филипп Испанский».
Английский ответ был предсказуемо свирепым – Лорд-Канцлер приказал собрать в окрестностях Дублина всех трудоспособных мужчин, и «казнить всех арфистов, бардов, рифмоплетов, а так же всех бездельников, не имеющих хозяина», то бишь - ирландскую творческую интеллигенцию. Англичане считали, что в грабь-армии ирландских и шотландских кланов идут люди, у которых нет работы. Легче их просто вырезать на фиг, ибо, даже если им дашь работу, они будут недовольны, поскольку работать не любят, а любят только крушить и грабить.
Из Англии срочно было послано в Ирландию до 2000 солдат под командованием графов Пэлэма и Мэлби. Там они объединились с соединениями Ормонда, и вторглись в земли Фитцджеральдов, уничтожая на пути все живое. Скот либо отгоняли к себе, либо убивали на месте. Посевы и дома сжигали. Запруды разрушали. Главной своей задачей англичане видели обрушение экономической базы Фитцджеральдов.
Повстанцы делали то же самое, ибо видели лейтмотивом английского присутствия в Ирландии снабжение английских городов. Прерви это снабжение – и англичане вынуждены будут убраться. Описания с обоих сторон выполнены как под копирку: «Сыновья графа Десмонда уничтожили, сожгли, разрушили полностью каждый дом, каждую захваченную крепость или город, сожгли и вытоптали все поля, уничтожили все жилища, какие нашли». А вот ирландское описание: «англичане разрушали каждый дом, каждую халупу, сжигали поля, каждый стог сена, они хотели сделать из земель Джеральдинов пустыню».
Было только одно отличие. Англичане, занимая ту или иную область, всех ремесленников, мастеровых, крестьян собирали в колонны и гнали на свои земли, безжалостно убивая всех безработных, бездельников, стариков и деревенских юродивовых. Ирландцы, захватывая английские земли, дурачков и безработных щадили, убивая всех, кто реально что-то может делать руками.
Собственно обычный ирландский крестьянин оказался меж двух огней, но винил он чаще всего англичан. Ибо – а) протестанты, б) – а че, порядок не могли навести, блин?

5199029
george_rooke: (Default)
Ну еще до кучи – скорбный (иначе и не назовешь) список побед испанского флота над кораблями Роял Неви в 1780-1815 годы.

20 апреля 1781 года - Шлюп HMS Gibraltar, 12 орудий - .захвачен недалеко от мыса Гато шебекой «Murciano», 24 орудия.

Люгер HMS Experiment, 10 орудий – захвачен 40-пушечным испанским фрегатом Santa Sabina в 3 октября 1796 года. В этом захвате самое интересное – дата, ибо война официально была объявлена 5 октября, но с 15 сентября обе стороны занимались превентивными захватами кораблей.

Наверное единственная крупная победа – фрегат HMS Lively, 32 пушки – 12 апреля 1798 года сел на мель у Ротанги, ночью атакован несколькими испанскими канонерками, видя невозможность спасения, кэптен Норрис приказал сжечь фрегат, а сам с командой переплыл на своего товарища – 32-пушечный HMS Seahorse.

12-пушечный куттер HMS William Pitt – 6 июля 1799 года атакован четырьмя канонерками, после пары выстрелов сдался.

16-пушечный куттер HMS Penelope – 7 июля 1799 года захвачен у Сеуты испанским фрегатом Nuestra Señora del Carmen (34 пушки).

Бомбардирский корабль HMS Albanaise – в команде было много нанятых с помощью прессинга итальянцев, испанцев, французов, в море произошел мятеж, англичан выкинули за борт, корабль привели в Малагу. 22 ноября 1800 года.

16-пушечный шлюп HMS Sir Thomas Pasley (две длинных 12-фунтовки, четырнадцать 18-фунтовых карронады) – 9 декабря 1800 года атакован двумя испанскими канонерскими лодками (каждая несла по одному длинному 24-фунтовому орудию). Испанцы начали обстрел с дальней дистанции, и после второго попадания шлюп сдался.

27 октября 1806 года – бриг HMS Hannah, 60 тонн, захвачен у Пунта Карнеро, перепутав испанский приватир с торговым (то есть невооруженным) кораблем. Пытался сблизиться на абордаж, но залп испанца – 8 убитых и 11 раненных – сдача.

7 марта 1807 года – британская 12-пушечная шхуна HMS Crafty атакована тремя испанскими каперами – Generalísimo, Hurón и Pastora (каждый нес по 4 пушки). Испанцы сблизились со шхуной вплотную и пошли на абордаж, который длился два часа. Победа была вырвана буквально «с абордажным ножом в зубах», как ее охарактеризовал капитан одного из испанцев.


10-пушечный бриг HMS Raposa (бывший испанский, захвачен в 1804-м) – 15 февраля 1808 года решил атаковать у Картахены Индийской четыре испанских торговца, вооруженных 4-мя пушками каждый. Торговцы, заранее заметив британца, встали у небольшой отмели в линию, и усердно отстреливались. Во время перестрелки из-за ошибки капитана британский бриг вылетел на мель, и на следующее утро под угрозой абордажа сдался.



george_rooke: (Default)
Просто испанские корабли и суммы захватов англичанами с 1799 по 1805 годы.
1 октября 1799 года - Фрегаты с серебром Thetis (34 guns) и Santa Brigida (34 guns), взяты у Вера-Крус английскими Naiad (38), Ethalion (38), и Triton (32). 2,811,526 песо. В этом примере еще дележку покажу:
Captains, £40,730.18. each;
Lieutenants, £5,091. Is. 3d. each;
Warrant Officers (Masters, Gunners, Boatswains, Carpenters), £2,468. 10s. 9Id. each;
Midshipmen, £791. 1 Is. 0id. each;
Seamen and Marines £182. 4s. 9%-d. each.
Marine officers and surgeons are not mentioned, but would rank with Lieutenants and Masters. The Santa Brigida is said to have been carrying 1,400,000 dollars, and the Thetis 1,411,526 dollars.
Ноябрь 1799 года - у подветренных островов взята испанская шхуна Conception, 121 тысяч песо.
май 1804 года - французский приватир Caridad, 25 тысяч песо.
31 мая 1804 года - британская вооруженная шхуна "Феликс" захватила у Ла Коруньи несколько мелких испанских судов, общая сумма взятого серебра - 160 тысяч песо.
октябрь 1804 года - знаменитый захват Мура - испанские фрегаты Medea, Fama, Mercedes и Clara (Мерседес взорвался и утонул), общая сумма захвата - 4,286,508 песо в монетах, а также 150 000 золотых слитков, 75 мешков шерсти, 1666 чушек олова, 571 чушек меди. С Мерседес пошло на дно еще 1,2 миллиона песо.
ноябрь 1804 года - у Гаваны взят бриг Guixolenza, 40 тысяч песо.
декабрь 1804 года - в Ферроль зашел 84-пушечный испанский "Мальта", на который испанцы погрузили 60 тысяч песо. Нет, это не контрабанда и не торговля с врагом. Это плата за содержание и лечение пленных и больных испанских моряков в английском плену.
декабрь 1804 года - испанский бриг Estrella Divina взят британским шлюпом "Эндевор", захвачено 268,950 песо.
5 января 1805 года - у Ла Коруньи британским бригом "Даймонд" (мастер и коммандер Эльфинстон) взят испанский бриг Infante Carlos, груз 120 тысяч песо. В тот же день фрегат "Найяд" захватил неизвестное испанское судно с грузом в 200,000 песо.
27 января 1805 года - шлюп Gravina, 127,000 песо.
8 февраля 1805 года - захвачен испанский шлюп Providence, 14 тысяч песо.
7 марта 1805 года - взяты две шхуны,Sacra Familia и Fortuna, 149,000 песо и 432,000 песо соответственно.
24 марта 1805 года - фрегатом "Пэллас" захвачено торговое судно Carolina, 432,000 песо.
март 1804 года - барк N[uestra] S[enora] del Rosario, 70 тысяч песо.
18 ноября 1805 года - поляка Judas Jodes, 18 тысяч песо.То есть если взять только эти подсчеты - то за 6 лет (1799-1805) в Англию в виде захватов уплыло 9,134,984 песо или почти 2 миллиона фунтов стерлингов в серебре.

Специально для любителей отчетов - письмо Грэхэма Мура адмиралу Корнуоллису:

Read more... )

george_rooke: (Default)

Вы еще не забыли герцога Осуну?
Так вот, после битвы у Каледонии герцог решил на лаврах не почивать, и послал 9 галер под командованием Октавио де Арагона.... обстрелять  Стамбул!
Понимая, что столица турок хорошо охраняется с моря, испанцы замаркировали свои галеры под турецкие. И 16 октября 1616 года в бухте Золотой Рог внезапно начали обстрел укреплений порта.
Несмотря на минимальные жертвы и разрушения обстрел этот показал, что при желании Испания может достать султана даже в его столице. Пользуясь суматохой испанцы вышли из бухты и направились в Мраморное море, где их готовились перехватить 30 галер турок. Понятно, что силы Арагона были гораздо меньше, и он решил прорваться с помощью уловки - он приказал построить небольшие плоты, оснастить их огнями, расположив их как на галерах. По сигналу Арагона огни на галерах были погашены, а на плотах - зажжены, и плоты пустили вниз по течению. Турки рванули за плотами, а испанцы прошли Дарданеллы вдоль другого берега.
Турки кинулись в погоню, предполагая, что испанцы пойдут к Криту, тогда как Арагон пошел вдоль Малой Азии к Александрии, напал на город и взял гигантский выкуп 1.5 миллионов дукатов. На долю каждого испанского солдата пришлось по 1500 дукатов. А Арагон счастливо вернулся в Неаполь в феврале 1617-го.



george_rooke: (Default)
Я думаю, из предыдущего описания ясно, что вариант свалки/абордажа (на который, кстати, ставил Вильнев, который по мнению сетевых знатоков был трусом и тряпкой) тоже не катит. Если кому-то не совсем еще ясно - почему, читайте еще и здесь: http://george-rooke.livejournal.com/135007.html
А были ли карронады в испанском и французском флотах? До Трафальгара - не было. Французы в 1780-х в ответ на карронады начали использовать obusier - короткоствольные и тонкостенные гаубицы. То есть это была попытка совместить мортиру, пушку и карронаду. В результате получилась фигня, как это обычно бывает с гибридами - при использовании в качестве пушки, стреляющей бомбами - obusier разрывало к чертям. Из-за большего веса их либо делали калибром меньше, чем у англичан, либо размещали на корабле в аптекарских дозах.
К примеру - французский 110-пушечный Мажестик в 1780-м имел всего 4х36-фунтовые obusier, а вот в 1806-м был перевооружен и имел уже 10х36-фунтовых карронад.
Испанцы по подобию французов разработали так же мортиру-гаубицу Obúses, она была еще более тонкостенной, и обладала слишком низкой начальной скоростью заряда.
Лучше всех Obúses были оснащены 100-пушечники.
Сантиссима Тринидад - 16х24-фунт., 4х4-фунт.
Принсипе де Астуриас - 14х48-фунт., 6х24-фунт.
Санта Анна - 10х48-фунт., 2х32-фунт.

В принципе - не мало. Но частые разрывы этих орудий и малая эффективность привели к тому, что их практически не использовали. Кроме того - обстрел с высокой скорострельностью верхних палуб (а именно там располагались французские и испанские аналоги карронад) просто сметал артиллерийские расчеты и списывал их со счетов.
Вопрос этот я уже разбирал.
По факту Нельсон не боялся ближнего боя еще и потому, что имел против него действенное противоядие.
Но мы же, руководствуясь принципом "критикуешь - предлагай!", все-таки попробуем найти хоть какой-то вариант развития событий, где Трафальгар мог бы кончиться хотя бы ничьей или малыми потерями объединенного флота.
Естественно, мы рассматриваем ситуацию, что франко-испанский флот уже вышел, его заметили, и в 5.10 утра Вильнев тоже был в курсе, что в 10 милях от него разворачивается в две колонны флот Нельсона.
Траф_1
Левая часть картинки.
Лично мое мнение - что объединенный флот должен был сделать поворот на 4 румба на SWS-SW, таким образом он не терял бы ветер, шел бы в полный галфвинд и по сути заставлял бы наветренную колонну под командованием Нельсона смещаться к подветренной колонне Колингвуда.
То есть в идеальном случае боевое соприкосновение у французов и испанцев было бы только с половиной флота Нельсона.
Кроме того, при таком слабом ветре, исполняя последовательно поворот на 4 румба вправо, можно было выстроить более плотную линию, и здесь уже против головных кораблей англичан начинает играть математика. Как мы помним, по факту Нельсон и Коллингвуд нанесли удар по зияющей пустоте в центре, и при этом их головные получили ОЧЕНЬ большие повреждения. То есть ситуация, когда их встретит не спорадический огонь, а огонь в плотном строю, будет однозначно хуже для англичан.
Еще один плюс - бой пойдет на контр-курсах, ибо если англичане будут делать разворот фордевинд - они просто упустят франко-испанскую эскадру. Если бой будет на контр-курсах, значит он будет более скоротечным, чем было в реале, и толстокожие испанские корабли (а беда прежде всего в них) просто не успеют набрать критических повреждений.
Ну и последнее.
Да, англичане могут попытаться отрезать арьергард Дюмануара при таком развитии событий, но - французской флот при этом уходит в Атлантику, чего Нельсон всеми силами пытался не допустить. И не забываем - на следующий день шторм. То есть потерять Вильнева Нельсон может вполне (что не раз был в реальной истории, когда в шторм французы легко уходили от англичан).
В общем, обладая послезнанием, главная задача для Вильнева - сломать Нельсону план ближнего боя, превратить его из решительного сражения в нерешительное, на дальней и средней дистанции, при этом даже гипотетические потери 2-3 кораблей обмениваются на факт возврата свободы рук и стратегической инициативы.
george_rooke: (Default)
А вот что действительно стоило бы пересмотреть - это технику и тактику стрельбы при Трафальгаре.
Мы все (в том числе и я) опираемся на Клоуза, Корбетта, Мэхэна, ну вы помните - экипаж "Дредноута" под командованием Коллингвуда так натаскали на учениях (а учения по обслуживанию артиллерии в бою происходили в Роял Неви 4 дня в неделю) давали три выстрела* в пять минут.
А вот что было в бою.
Проблема была двойственная.
1) Не все имели опыт работы с пушками. Так, комендор Ричардсон (на флагмане Страхана 80-пушечном "Цезарь"/"Сезар") отмечал, что у него в команде было 200 человек, которые вообще не знали, с какого бока подходить к пушке. Как же так - спросите вы? А 4 дня в неделю и т.д.? А вот так. Офицеры, особенно в длительном плавании (а командовали стрельбами лейтенанты) очень часто просто манкировали своими обязанностями.
Так, по воспоминаниям Джемса Френча, моряка с "Виктори" (который ординари симэн), на флагмане Нельсона учения с пушками проводились.... раз в неделю. Адмирал Стропфорд, принявший командование блокирующей эскадрой у Гаронны, первым делом приказал кэптенам привезти ему на борт все судовые журналы, из которых выяснил, что артиллерийских учений не было уже... шесть месяцев.
И т. д., список можно продолжать долго.
2)Поведение в бою отличается от учений.
Тот же Френч  приводит пример обслуживания пушки в бою. В его расчете один африканец при первых же выстрелах заткнул уши и стоял как вкопанный, ширя глаза от ужаса, сделать с ним ничего было нельзя, и его просто нокаутом повалили на палубу и выбросили в трюм, чтобы не мешался под ногами. Второй, ирландец, нахреначился ромом до горла, и в результате выцеливал орудие десять минут вместо положенных полминуты-минуты.
На 80-пушечном "Тоннанте" во время боя при Трафальгаре оказалось, что учения проводились с постоянными 4-5 орудиями опер-дека, в результате команда оказалась совершенно не привыкшей к отдаче и отскокам других пушек, часть орудий в бою взорвалось (их не обслуживали надлежащим образом), одно орудие на нижней палубе сорвалось с крепежных канатов, которые, как оказалось, прогнили напрочь.

А что происходило на другой половине?
Лейтенант Жиль дез Туш, "Интрепид": "Наши артиллеристы безбожно мазали, постоянно занижая траекторию ядер, до 70% ядер падали перед английскими кораблями. Я чуть ли не ножнами сабли заставлял держать прицел на пушках выше, стрелять по мачтам и верхней палубе, чтобы нанести нашему противнику хоть какой-то урон."
Артиллерист Ричардсон (мы уже о нем говорили): "Французский порох был плохим, нечистым. Вполне возможно дело в селитре, которая у французов была хуже нашей, индийской."
Комиссар по порохам в Тулоне: "Наш порох был исключительно скверным. Из-за плохой воспламеняемости его и весьма посредственного качества наши ядра летели по более пологой траектории, и теряли пробивную силу уже на 300 ярдах".
Англичане вполне в этом убедились, проведя ряд экспериментов на захваченном в 1808 году фрегате "Piedmontaise" - оказалось, что британский порох дает на 15.3% большую дальность одного и того же вида ядра, нежели французский.
Уильям Принг Грин на "Сент-Винсенте": "Испанцы с "Сантиссима Тринидад" слишком высоко брали прицел - они сбили у нас кучу фалов, но не разу не поразили даже фальшборт".
Коллин Кэмпбел с "Дифайнс": "По нам вел огонь "Принсипе де Астуриас". Ни одного попадания в корпус, пара их ядер сбило несколько фока-стенег."
Жиль де Туш: "Три четвертых наших ядер прошло вообще мимо цели!" Связывает он это с устаревшей системой выстрела - англичане во всю использовали кремневые замки, тогда как французы поджигали порох в канале ствола по старинке - фитилями из гусиных перьев.
Пьер Сево, оружейный мастер с "Фуге": "Наша самая дурацкая привычка - начинать стрелять с дальности, на 100 ярдов превышающую эффективную дальность".
Первый лейтенант "Бюсантор": "После опустошительного залпа "Виктори" обслуга орудий нижней палубы просто прекратила стрельбу - люди инстинктивно перебежали к другому борту, и отказались подходить к пушкам с "рабочей стороны".
Но то же происходило и у англичан, что отмечает помощник штурмана на "Дифайнс". Пришлось спустить вниз морпехов с линьками, чтобы заставить матросов возобновить бой.
Там, где удавалось поддерживать хотя бы спорадический огонь (как например смог это сделать Люка на "Редутабле") - англичанам сразу плохело. Так, после десятиминутной дуэли английские комендоры нижнего дека с "Виктори" просто захлопнули свои пушечные порты, не выдержав обстрела 36-фунтовыми ядрами. После боя сами англичане подсчитали, что в правый борт с "Редутабля" они получили 92 попадания, из них - 42 - прямо в сами пушечные порты. Недаром потери на нижней палубе "Виктори" уступили только потерям на верхней палубе.
Но войну за верхние палубы англичане однозначно выиграли, ибо имели карронады, которые крошили всех и вся наверху.
Таким образом, можно сказать, что победила в Трафальгаре не точная и быстрая стрельба, а просто стрельба британских команд, которые стреляли чаще всего до последнего. Или даже еще проще - победила более высокая мотивация. Кто хотел победить - тот и победил.
Удивителен случай с испанским "Санта-Анна", который на близкой дистанции вообще отказался отбоя, захлопнул пушечные порты, и подвергался фактически безнаказанному расстрелу, пока не сдался.





*На самом деле не выстрела конечно же - ибо порох экономили, и на учениях производились все действия, кроме выстрела. Коллингвуд реальную стрельбу по бочке в 200-400 ярдах проводил обычно раз в две недели.
george_rooke: (Default)
Вспоминая недавние крики некоторых - "Крымская - не поражение!" )))) Учитесь, господа пропагандисты!)))

Релиз о Трафальгарской битве из газеты "Монитор" осени 1805 года.

"Английский флот уничтожен! Нельсон убит!
Наши моряки, будучи возмущены своей неактивностью в порту, в то время как наши бравые братья по оружию громят всех и вся в Германии, потребовали у адмиралов Вильнева и Гравины вести их в бой!
Они превосходили нас числом, их было 45, нас - 33. И как с таким численным превосходством противника мы могли победить?
Тем не менее Нельсон убегал от нас, он сделал все, чтобы избежать боя. Он пытался спастись от наших кораблей в Средиземном море, но мы поймали его у Трафальгара.
Французы и испанцы соперничали друг с другом, кто первым подойдет на дистанцию огня и начнет сражаться с ненавистными англичанами. Вильнев и Гравина оба стремились подойти к "Виктори" вплотную и начать бой не на жизнь, а на смерть.
Как известно, фортуна всегда благоволит нашему императору, и нашим доблестным адмиралам удалось зажать "Виктори" с двух сторон. Флагман англичан трусливо пытался вырваться, но путь ему преградил "Сантиссима Тринидад". Несмотря на то, что "Виктори" был 136-пушечником, тогда как "Сантиссима Тринидад" нес только 74 орудия, бой оказался страшным.
Нельсон, страшась нашего флота, разработал новую систему борьбы с нашими кораблями, поскольку в старой, и он об этом знает, мы имеем непревзойденное мастерство и превосходство по всем параметрам, примером тому - наша победа над адмиралом Кальдером у Финистерре.
По-началу он своим маневром огорошил нас, мы дрались на расстоянии вытянутой руки друг от друга, пушка к пушке. Через три часа англичане поняли, что могут проиграть - они обнаружили, что невозможно противостоять нашим кораблям и командам. Наши моряки тоже устали от бессмысленной долбежки (в оригинале - от медленного способа достичь победу, но мне так больше нравится) друг по другу с близкого расстояния, и дружно крикнули: "На абордаж!" Их порыв был неотразим!
В один момент британский "Темерер" с двух бортов атаковали два корабля, один французский, другой - испанский, и он уже через минуту в изумлении поднял белый флаг. Часть английской команды в панике выпрыгнула за борт, так же, как и моряки с "Виктори", поскольку флагман Нельсона тоже сдался. Остальные британские корабли с замиранием сердца следили за битвой, разворачивающейся на корабле Нельсона. Вильнев с саблей в и пистолетом в руках высадился на юте, тогда как Лейва и Гравина - в носу. Нельсон, будучи одноруким схватился за шпагу, чтобы сразиться с Вильневым в поединке, и наш адмирал, будучи человеком чести, выбросил пистолет, и заложил одну руку за спину, чтобы уравнять шансы. Поединок был коротким - Нельсон пал от руки Вильнева.
К тому времени мы уже взяли 15 английских кораблей, которые были сильно повреждены, а еще четверо пустили на дно.
Наша победа - полная, мы уже чиним наши призы, подвела только погода. На следующий день был ужасный шторм, многие наши корабли, поврежденные в бою, погибли, Гравина спасся на собственном корабле, Вильнев же остался на борту "Виктори". Буря была долгой и ужасной, множесто наших и английских кораблей выкинуло на берег и и они разбились.
В конце концов, когда штормовой ветер утих. 13 кораблей объединенного флота вошли в Кадис. Остальные 20 без сомнения придут в другие порты в самое ближайшее время.
Мы должны отремонтировать и построить взамен потерянных новые корабли как можно скорее и идти в погоню за врагом, чтобы предоставить всем еще одно доказательство нашей решимости стать правителями морей, и выполнить требования Его Величества Императора, а так же министра колоний и торговли.
Наши потери ничтожны, потери англичан - огромны.
Мы, однако, будем оплакивать отсутствие адмирала Вильнева, которого его порыв вынес за строгие рамки благоразумия и оставил на борту сильно поврежденного английского флагмана.
После столь решительной победы мы с нетерпением ждем приказа императора плыть к английским берегам, уничтожить оставшуюся часть Роял Неви и тем самым завершить нашу победоносную работу на благо Империи."



Судя по описанию - выглядело все как-то так)))

переведено с минимальными отклонениями отсюда - http://www.thedearsurprise.com/delusional-french-report-of-victory-at-trafalgar/
george_rooke: (Default)
Ну давайте попробуем, отложив чуть дальше продолжение Алжира.
Для начала - мое описалово Трафальгара есть в двух книгах - это "Захватить Англию!" и "Великие сражения парусного флота".
Для тех кто не читал - вот ссылка - http://www.e-reading.club/bookreader.php/1023418/Mahov_-_Zahvatit_Angliyu.html
Давайте здесь рассмотрим вопрос поворота на 180. Цитата из описания, на которое дал ссылку: "В 4 часа утра 21 октября Ройял Неви шел к северо-востоку, объединенный флот двигался к югу, их курсы должны были пересечься к западу от мыса Трафальгар. Чтобы обойти мыс, союзники повернули на юго-запад, в 5.40 утра 18-пушечный бриг [163] «Фюре» под командованием лейтенанта Дюмэ обнаружил эскадру Нельсона. На этот момент англичане имели всего 27 кораблей, еще 6 боевых единиц были двумя днями ранее отосланы к Африке, пополнить запасы воды.
Англичане также обнаружили Вильнёва. Чуть ранее, в 5.30 утра, у британцев появилась первая (но далеко не последняя) в этот день потеря – с одной из мачт «Конкерора» свалился в воду марсовый Аарон Крокэн. Шлюпку спустить не успели, так как впередсмотрящие с «Ривенджа» заметили паруса в 6 или 7 милях к востоку. Это был объединенный флот.
Дул слабый западный ветер, англичане находились в наветренной позиции, союзники – под ветром. Флот Вильнёва был немного растянут, авангард Гравины начал поворот к западу, собираясь обогнуть мыс Трафальгар, арьергард Дюмануара немного отстал. Перед Вильнёвом стояло трудное решение: если он будет продолжать движение на юго-восток, арьергард отстанет еще больше – ведь чтобы обогнуть Трафальгар, последнему придется повернуть на юго-запад, что при ветре WNW замедлит его ход. Да и сам поворот на ветер чреват потерей скорости и строя. С другой стороны, поскольку WNW был довольно слабым, арьергард и центр успевали проскочить к Гибралтару и далее шли на юго-восток, в бакштаг. Таким образом, Вильнёв мог либо попытаться пожертвовать частью эскадры, чтобы спасти большинство ее кораблей, либо попытаться выручить попавшего в трудное положение Дюмануара, который довольно долгое время был начальником штаба Флота Леванта. В 8.15 Вильнёв дает приказ: «Поворот оверштаг!» , таким образом, после этого маневра корабли Дюмануара становились авангардом, а отряд Гравины – арьергардом. В то же самое время этот маневр означал, что бой неизбежен и что при таком слабом ветре союзники, скорее всего, не успеют сформировать линию.
Увидев этот сигнал, испанские капитаны Гальяно и Чурукка в ярости начали топтать свои треуголки. Испанские исследователи утверждают, что поворот Вильнёв совершил только потому, что хотел вернуться обратно в Кадис без боя. С этим утверждением тяжело согласиться – англичане, будучи на ветре, в любом случае могли перехватить союзников, тем более что расстояние между мысом Сан-Себастьян (у входа в Кадисскую бухту) и местом встречи флотов было порядка 15–16 миль, тогда как расстояние между флотами, согласно отчету Коллингвуда, не превышало 7 миль. Если же учитывать ветер (неустойчивый вест-норд-вест) – англичане шли в полный бакштаг, тогда как Вильнёв – в галфвинд.
Но маневр французского адмирала, безусловно, имел отрицательные стороны: при таком слабом ветре и с неопытными экипажами поворот оверштаг занял целых два часа, линия объединенного флота окончательно развалилась, теперь Гравина с семью замыкающими линкорами оказался оторван от основной массы кораблей, образовав практически параллельную Вильнёву колонну, идущую чуть сзади."

Главный вопрос, который мне задавали - а почему корабли при движении на юг у мыса Трафальгар будут все-таки ворочать сначала на юго-запад, а потом на юго-восток, как бы огибая мыс?
А проблема самая простая - им придется огибать песчаную Трафальгарскую банку, которая протянулась на запад-северо-запад на милю, и находится в 3-4 милях от собственно мыса, и которая меняет глубину с 7-10 фатомов резко до 3 фатомов или до 5 метров. Что это значит? Это значит, что если следовать прямо, не огибая банку, то корабли, имеющие осадку от 6 метров и выше, просто останутся на этой банке.
Далее.
При огибании банки строй однозначно растянется. Почему?
Смотрим план-схему сражения
Траф_1
Англичане следуют в фордевинд, французы в галфинд. При обходе банки придется делать поворот на ветер, что замедляет ход. Да, потом будет поворот обратно, и курс, близкий к фордевинду, но тем не менее в точке поворота линия растянется.
Соответственно удар придется на арьергард. Напомню, что парусные корабли заднего хода не имеют, таким образом центр и авангард ничем уже не смогут помочь арьергардом. Грубо говоря, получается что им придется пожертвовать.
Как вы думаете, потеря трети флота без возможности ему помочь - это не поражение???

Стоп, скажут мне. Так бой произошел в 21 миле (34 км) северо-западнее мыса Трафальгар! Это даже во в Вики написано.
Правильно написано! Только не забывайте, что бой прошел там потому, что Вильнев к этому времени уже развернулся и некоторый период следовал в обратном направлении. Мы же с вами рассматриваем ситуацию продолжения "бега на юг". Учитывая, что флоты разделяло 7-10 миль, и они сближались с 5.30 до 13.00, вы можете представить, сколько на юг Объединенный флот успел бы пройти.
А мог ли Вильнев прижаться к берегу?
Нет, не мог, ибо было чревато. Проблема в Асейтерской мели (shoal of Aceytera) - цепи подводных скал, раскиданных северо-западнее, западнее и юго-западнее мыса Трафальгар. Большая часть из них находится в полумиле-миле от мыса, но есть и одинокие скалы, которые отходят на 3 мили.

Резюмируя - выбирая между тем, чтобы пожертвовать арьергардом и сбежать, или вступить в бой всей эскадрой, Вильнев выбрал бой всеми силами. Согласитесь, поведение далеко не труса.
Гримаса истории заключается в том, что его потом обвинили именно в трусости - мол, собирался бежать в Кадис, хотя всем было понятно, что в Кадис он без столкновения противника сбежать не успеет!
Такие дела
Виктори врезается
george_rooke: (Default)
Началось все в апреле 1405 года. Перо Ниньо с тремя галерами у побережья Гиени тщетно ждал большого флота под командованием Мартина Руиса Авенданьо (40 транспортных судов с войсками), и поняв, что он не придет, решил пощипать тулупы англичан сам.
В этот же момент в Ла-Рошели находился Шарль де Савуази, барон Сеньелэ, который был изгнан из Парижа и нанял 2 галеры у Людовика II Неаполитанского, чтобы после прекращения перемирия повоевать с англичанами. Изгнали его из города за довольно интересный случай, который характеризует нравы в тогдашней Франции - 14 июля 1404 года студенты и профессора Парижского университета участвовали в крестном ходе к монастырю Святой Екатерины. В это же время Савуази со слугами надо было проехать к Сене, попоить коней. Поскольку процессия и Савуази двигались навстречу друг другу под углом 90 градусов, что-то должно было произойти. Что-то и произошло. Барон ждать не привык, и поэтому просто врубился на лошадях в толпу людей, чтобы проехать куда ему надо. Когда несколько студентов ему начали высказывать "Мол, дорогой товарищ, нельзя же так", Савуази нескольких ранил, на что получил в ответ град камней, один из которых угодил барону в лоб.
Уязвленный, Савуази вернулся в свой двор, поднял всех слуг, и вооружившись палками, и даже луками и стрелами, атаковал процессию. Несколько школяров получили ранения, несколько слуг барона -получили камнями по головам.
В результате к королю Карлу VI явилась делегация во главе с ректором Университета, которая торжественно потребовала принять меры. После суда Савуази был присужден к выплате компенсации жертвам в размере 200 ливров, а его парижский двор должен был быть согласно решению снесен на фиг, самого барона было приказано изгнать из Парижа на 2 года. Сам же Савуази, не дожидаясь официального объявления об изгнании, бежал из Парижа, опасаясь, что его могут убить.
Так вот, в апреле 1405 года Савуази встретился с Пером Ниньо и поддержал его идею о крейсерстве в Ла-Манше. Но для начала 3 кастильские галеры и две шалупы французов (катера, шлюпки с парусом) проследовали в устье Жиронды, благо оно было рядом, и сожгли пару деревень, принадлежащих англичанам. Далее пять галер франко-испанцев поднялись к Уэссану, и у Бреста встретили Авенданьо, которому предложили присоединиться к делу. Авенданьо наотрез отказался, даже обругал Пера Ниньо за самоуправство, и взял курс на Сантандер, Ниньо же и Савуази вошли в Канал.
Через две недели они сделали набег на Корнуолл (высадились в устье Сен-Эрф, Sent-Erth), сожгли и разграбили большой поселок на 300 жителей, и отплыли дальше на восток. Перо Ниньо предлагал атаковать Дартмут, однако Савуази, который знал, что город находится под усиленной охраной, отказался. Он пояснил испанцу, что после недавнего рейда в эти края бретонского рыцаря Гийома дю Шателя весь регион находится "под ружьем", и готов отразить набег.

Поэтому, после горячего обсуждения, решили напасть на Плимут. Там их встретила сильная артиллерия, которая заставила отступить. Но поскольку настрой на набег уже был, франко-испанцы высадили десант на островке Портленд, который во время отлива становился полуостровом, ибо обнажалась узкая полоска земли, которая соединяла его с большой землей. Дело в том, что при появлении десанта жители острова (около 1000 человек), в панике бежали на материк бросив все свое имущество, и Савуази наделся быстро пограбить дома и убраться восвояси.
Высадились, но тут начался отлив, и их атаковали английские лучники, с которыми завязали "контр-батарейную борьбу" испанские арбалетчики. Новый подъем воды - и Савуази перебросил свои галеры к материку, и атаковал англичан с тыла. В сумерках произошло финальное противостояние, в результате пять деревень были сожжены и разграблены.
Ниньо и Савуази пополнили свои запасы в провианте (Шарль назвал остров Портленд в шутку Птичьим островом, ибо там они захватили множество бесхозной домашней птицы) и отплыли к Пулу (Poole). Дело в том, что в этом порту обитал английский капер Гарри Рэй, который терроризировал своими набегами французское побережье Ла-Манша.
Согласно указаниями Савуази высадились недалеко от песчаной банки (shoal), но далее французы идти отказались, и Перо Ниньо решил выполнить набег своими силами. Один отряд на пяти лодках в сумерках атаковал левый край бухты, где сжег пять английских судов, высадился на берег, и завяз в бою с береговой стражей. Второй отряд высадился на правом краю бухты, где разграбил и сжег сторожевую башню. Испанцы захватили там порох, копья, мечи, доспехи, луки и стрелы. Рэя они не застали, зато убили во время боя его брата.
Первому же отряду надо было как-то помочь, тогда как англичане уже стягивали для атаки все силы и пытались отрезать его от берега. Особенно мешали вражеские лучники, много кастильцев погибло, пытаясь подойти к своим шлюпкам. В решающий момент англичан своими арбалетчиками атаковал вернувшийся и высадивший подмогу Савуази. Англичане бежали, испанцы вернулись на корабли и присоединились к главным силам.
На военном совете Савуази предложил вернуться во Францию, так как уже конец сентября, и скоро в Канале начнется сезон штормов. Перо Ниньо сказал, что быть в Ла-Манше, и "не посмотреть Лондон" - он не может. Возможно, он хотел превзойти подвиг кастильского адмирала Фернандо Санчеса де Товара, который в 1380 году с 20 галерами плавал вверх-вниз по Темзе к Грейвсенду и жег все, что попадалось, на глазах у короля и правительства Англии.
Но все же вскоре наступили шторма, отряд сделал маленькую остановку на острове Уайт, где Ниньо застал Авенданьо, который передал приказ короля в этом году отказаться от атаки английского побережья, и испанцы вместе с Савуази отошли к устью Сены, и стали на зимовку в Руане.
Летом 1406 года Савуази и Ниньо снова встретились, и решили провести новую компанию против английского побережья. К их галерам присоединились еще три парусных корабля. Они перешли в Барфлер, где доукомплектовались, и взяли курс на английское восточное побережье, поскольку западной после их прошлогодних художеств было в боевой готовности. Однако утром поднялся сильный ветер, который потащил их к Слюйсу. Не зная, где приземлиться, они попробовали атаковать с моря Кале, но артиллерия заставила их отступить.
Они вошли в Северное море и наткнулись на эскадру того самого Гарри Рэя, которого искали и не нашли в Пуле в прошлом году. По случайному стечению обстоятельств Рэй попал в полосу штиля, поэтому французы и испанцы смогли спокойно сблизиться с ним с удобных курсовых углов. Ниньо приказал дать залп из василиска, и обстрелять флагман англичан зажжеными стрелами, а так же направил на него брандер. Однако вскоре задул ветер, и франко-испанцы были вынуждены немедленно отойти, чтобы не быть захваченными и раздавленными. Замешкался только один из французских парусных кораблей, к нему устремился англичанин, который въехал в борт барки и пошел на абордаж, но в свою очередь ему въехала в борт испанская галера, и английский корабль вскоре был захвачен.
Отряд высадился в Кротуа для пополнения запасов провизии, и Савуази, у которого команды взбунтовались требуя выплаты жалования, был вынужден распрощаться в Пером Ниньо. Барн надеялся, что они до момента выплат успеют что-то захватить, но не срослось. Итак, пять кораблей покинули Пера Ниньо, но тут же подошли шесть кораблей французских корсаров братьев Либускье. Они присоединились к кастильцам, и высадили большой десант (ок. 2 тыс. человек) на Джерси, Там их атаковали 3000 английских пехотинцев и 200 всадников. Из 2000 франко-испанцев около 300 человек составляли рыцари с конями. Местность на Джерси каменистая, но ровная, к тому же такой попы, как при Кресси и Пуатье, с погодой не было. Поэтому залогом победы стал как раз этот отряд рыцарей в 300 человек, который просто прошелся тараном с левого фланга на правый, выбил кавалерию англичан, и поддержанный пехотой и моряками, обратил их в бегство. Была захвачена самая большая деревня острова, и с властей потребовали выкуп - 10 тысяч крон. Выкуп был выплачен, кроме того - испанцы и французы много награбили (захватили много крупного рогатого скота, личного имущества, оружия, заложников и т.д.). Получив большие деньги Перо Ниньо всерьез задумался - "Да нафига этот Лондон... Да кому я там нужен...", ну и далее по тексту.
Отряд вернулся в Брест, где Перо Ниньо получил указание вернуться в Кастилию. Он простился в эмиссарами Карла VI, поблагодарил всех "за хорошую работу", и отплыл к Сантандеру. Проехав через Вальядолид он прибыл к королю Энрике III в Мадрид, где тот тогда находился, и король обещал сделать Пера Ниньо главой Кастильского флота. Однако король вскоре умер, Перо Ниньо без памяти влюбился в Беатрис Португальскую, на почве чего вдрызг рассорился с регентом (королю Хуану II тогда было то ли 2 , то ли 3 года), буквально послал регента на хер ("вы не хозяин в этой земле, вы не король") и заперся в своем замке до 1411 года, пока регент и придворные не упросили его вернуться, а так же пока ему не позволили жениться на его любимой Беатрис.

897
george_rooke: (Default)
Извините, что тяну кота за енто самое, но пока выясняю склоки в руководстве экспедицией, хотелось бы привести пример того, как образцово можно было действовать против берберийских пиратов.
Итак, вернемся на 40 лет назад, в 1612 год.
Сицилией правит герцог Осуна, он там царь и бог, и за свои деньги он создает аналог морских ЧВК, чтобы навести порядок в прибрежных водах, ибо его нападения пиратов ну не устраивают категорически. И тут на сцене появляется только что бежавший во Францию Симон Дансер, или Данцигский, о котором мы говорили, а Виктор Губарев дал по нему исчерпывающую информацию.
Поскольку Генрих IV уже умер, Франция начала сближение с Испанией, ну и собственно один из агентов Дансера прибывает на Сицилию, и говорит Осуне, что тунисские пираты строят большие парусные корабли в количестве 10 единиц, дабы... плыть в Вест-Индию, разграбить ее, и перехватить "Серебряный Флот".
Герцог эту информацию оценил сразу - он приказал снарядить и полностью укомплектовать 6 галер, причем укомплектовать опытными солдатами, и организовать спецоперацию по нападению на Тунис, дабы сжечь на фиг эти корабли. Капитаном галер (командиром отряда) был назначен дон Антонио де Пиментель. По приказу герцога на галеры отобрали самых сильных и рослых гребцов, и укомплектовали их в расчете по 5-6 человек на банку. Тем не менее, Пиментель осознавал, что сил у него мало. И сообщил об этом Осуне. Осуна сказал - надо ковать железо, пока горячо, но тем не менее послал просьбу о помощи дону Альваро де Базану (сыну маркиза Санта-Круза).
Пиментель же, чтобы достичь эффекта полной неожиданности, решил атаковать гавань Туниса... ночью.
В ночь на 15 июля 1612 года галеры Пиментеля появились на внешнем рейде Туниса. Пользуясь темнотой, спустили восемь шлюпок, в которые сели до 100 солдат, вооруженных аркебузами, шпагами, и зажигательными бомбами. Обвязав весла войлоком, солдаты сблизились со стоявшими кораблями пиратов, и начали забрасывать их бомбами и зажженными фашинами. Атака оказалась для корсаров полнейшей неожиданностью - они начали бегать по палубам, прыгать в воду, где их встречали пули, шпаги и ножи испанцев. Кораблям обрубили якорные канаты, и они начали дрейфовать на другие корабли, вызывая многочисленные пожары и сея панику.
embarco-tropas-esp
Итог - Пиментелю удалось сжечь 7, и захватить один корабль (кстати, груженный 700 бочками чего-то ценного, что потом оценили в 7000 дукатов).
Далее в дело вмешались береговые батареи. Они палили на свет пожаров, и в результате испанцы не пострадали, зато турки накрыли несколькими залпами свои малые суда, идущие на помощь менее удачливым товарищам. Собственно, если верить отчету Пиментеля, от френдли файра пиратов и от испанцев всего было пущено на дно 20 кораблей корсаров, плюс - как мы говорили - 1 корабль захвачен. В 4 утра испанцы отошли к галерам, а днем к ним присоединились 7 галер де Базана. На следующий день объединенный флот напал на Бизерту, сжег там мелкие корабли, высадил десант, пожег и взорвал арсеналы и порох. Потери составили 10 испанцев с одной стороны, и примерно 500 корсаров с другой.
Посчитав свою миссию выполненной, флот взял курс на Сицилию, и у мыса Бон поставил жирную точку - обнаружив заштилевший пиратский бриг, галеры атаковали его пушками и ручными гранатами, и сожгли на фиг вместе со всем экипажем.
Результат - тунисский дей послал к Осуне переговорщиков, ЗАПЛАТИЛ (!!!!! - немыслимое дело!!!) выкуп, и отпустил бесплатно испанских рабов.

Источник: "Великий герцог Осуна и его Флот" Сезарео Фернандес Дуро.

galera-esp
george_rooke: (Default)
Поскольку уже несколько человек задало вопросы, почему галеры против корабля очень нечасто выигрывают сражения.
Если что, я думаю, galea-galley дополнит.
Итак, в чем преимущество галеры перед кораблем?
Их всего два.
1) Низкий силуэт.
2) Возможность ходить против или без ветра.

Есть еще и третье преимущество, но оно зависит от того, где происходит бой. Это малая осадка. То есть на мелководье это преимущество. В открытом море низкий борт и малая осадка скорее минус, чем плюс.

Ну а теперь давайте поговорим про преимущества корабля.
1) Борта, которые подобно брустверам или крепостным стенам защищают экипаж. Да, они не гарантируют от пробития и осколков, тем не менее действие ядер они локализуют. Ну и против ручного оружия борта являются абсолютной защитой.
2) Более высокий борт. Позволяет нашим стрелкам и пушкам верхней палубы стрелять сверху вниз, вся галера для нас как на ладони.
3) Большая осадка. Делает корабль более устойчивым и мореходным при непогоде.
4) Большое водоизмещение относительно галеры. Вернее даже не так - большая масса. Позволяет наносить самим корпусом жесточайшие повреждения галере, при этом локализуя при столкновении собственные повреждения.
5) Парусное вооружение. Относительно весельного вооружения оно гораздо более защищено и быстрее заменяемо. Если наше ядро просто попало в весло галеры - как минимум мы вывели из строя пару-тройку гребцов, плюс - заменить весло (при наличии такой замены) - особенно в бою - это очень нетривиальная задача. Тогда как парус, даже дырявый, вполне исполняет свою функцию, и поменять его, даже в бою, гораздо легче.

Что происходит при метком залпе по галере?
Цитата из испанского отчета 1748 года, противо-алжирские экспедиции Энсенады: "Вражеские галеры приближались, вдоль каждого борта поднимались и опускались весла, выглядело это очень эффектно. Появились дымки от пушечных залпов, одно из ядер с вражеской галеры сбило нам фок-рею, и повредила грот. На шканцах корчились в крови двое морских пехотинцев. Наш капитан закричал: "Огонь!", и корпус задрожал от выстрелов наших пушек. Когда рассеялся дым, мы увидели действие нашего залпа. Бак ее выглядел ужасно - ошметки тел валялись по палубе, часть весел были сломаны, кровь текла во все стороны, галера остановилась и стала беспомощной. Мы приказали пиратам спустить свой флаг. Некоторые из корсаров подняли свои мушкеты как знак неповиновения, однако появился капитан, весь в крови, который снес саблей голову одному из поднявших мушкет и закричал: "Да-Да, мы сдаемся!".



Резюмируя. Галера хороша на мелководье, когда корабль стеснен в маневренности и может сесть на мель (или уже сел) из-за малых глубин. Галера так же хороша в штиль, поскольку опять-таки, корабль стеснен в маневренности, и галера может зайти с носа или кормы (чтобы не стать мишенью для расстрела) и атаковать корабль с помощью абордажа, предварительно даже постреляв по нему с удобного курсового угла и расстояния.
Галера так же хороша в случаях, когда у корабля ослаблен/малый экипаж (экипажу корабля надо управляться с парусами и одновременно вести огонь из пушек).

В любом другом случае галера проигрывает парусному кораблю.
Здесь естественно затрагивается противостояние "Галера vs военный корабль". Мы не рассматриваем захват торговых или транспортных судов. Так же не рассматриваем лаки-шоты, отсутсвие на корабле пороха и прочий форс-мажор.
george_rooke: (Default)
Тема, вызывающая неистовый батхерт джапонофилов и катановедов.
Начиная с 1570-х японские пираты начали нападать на Филиппины. Цель самая простая – грабеж. Ибо Филиппины были перевалочным пунктом для испанцев, делавших закупки в Китае. Естественно, испанцам эти набеги рано или поздно должны были надоесть. Они и надоели, в 1580-м.
Прежде чем перейдем к делу, надо сказать, что фильмы типа «Семь самураев» или «47 ронинов» можно выкинуть на помойку. Из донесения генерал-губернатора Филиппин Гонсальо Ронкильо де Пеналоса: «Японцы – самые агрессивные соседи в этой округе. У них есть артиллерия, много аркебуз и пик. Они носят железные доспехи, хотя сами их не производят. Практически все закуплено у португальцев».
Тем не менее, как мы помним, испанцы времен Филиппа II были терминаторами, ибо «Пиноккио - марионетка из дерева, а Терминатор железный, - Соль не понял», и для решения японского вопроса на Филлипины был послан Хуан Пабло де Каррион, капитан испанского флота. В июне года 1582 года Каррион с 5 кораблями (1 мелкий галеон «Сан-Йосип», 1 галера «Капитана», 3 зафрахтованных малых судна) прошелся по Южно-Китаскому морю, где потопил 1 пиратский корабль из клана Тай Фусу. Ответ пиратов, сплошь ронинов, не заставил себя ждать. Вскоре 10 сампанов Тай Фусу появились в окрестностях Филиппин. На тот момент у Карриона был 1 мелкий галеон, 1 галера, 5 малых одномачтовых судов.
Гвоздем программы стали 40 закованных в доспехи испанских морпехов с рапирами. Но об этом позже. Пока что в устье реки Кагаян испанские корабли были зажаты и атакованы японскими пиратами-ронинами. У Тай Фусу было более 1000 людей, корейцы, китайцы, японцы, но главной ударной силой было примерно 500-600 японских товарищей, закованных в португальские доспехи, вооруженных аркебузами, пиками и катанами.

Первой была атакована галера «Капитана», окруженная четырьмя сампанами. Каррион, находившийся на галере, приказал сформировать, по типу боев во Фландрии, квадрат из пикинеров (три человека в ширину, пять – в длину, в две линии), внутри которого укрылись мушкетеры. Самураи в фирменном японском стиле ринулись с катанами наголо, и… наткнулись на пики, которые их просто остановили. Попытки перерубить пики катанами реального смысла не имели, хотя ронины сильно пытались. Изредка лес пик раздвигался – мушкетеры в промежутках давали залп – и пики опять сходились. Потеряв человек 20, японцы откатились, и начали обстрел из аркебуз. Однако потерь у испанцев не было – из-за паршивого пороха пули японцев имели низкую начальную скорость и просто расплющивались о доспехи испанцев.
Неизвестно, чем бы это все закончилось – но на веслах подошел «Сан-Йосип», и дал залп, который произвел на двух сампанах жесточайшие убийства и потери. Японцы отошли, а испанцы высадились на берегу, причем несколько испанцев утонуло, ибо с галеры пробовали добраться вплавь, а доспехи были довольно тяжелыми. «Сан-Йосип» же методично расстреливал тех сампаны, которые не смогли уйти и получили повреждения. По испанским данным было уничтожено до 200 пиратов.

К вечеру корабль отошел выше по течению.
Испанцы, высадившиеся на берегу, занялись наземными укреплениями, на которых разместили пушки, снятые с галеры, тогда как японцы получали подкрепления, и к вечеру количество сампанов у Тай Фусу возросло до 18-ти. Далее пошли игры понтов – делегация пиратов под белым флагом подошла к Карриону и попросила возмещения золотом и серебром за убитых, в этом случае обещая не атаковать испанцев. Ответ Карриона стандартен для фландрских дел – если пираты, скованными по двое, придут без оружия сдаваться – возможно он задумается о пощаде некоторых.
И ночью началась эпическая битва – 38 испанцев против 1600 пиратов, из которых 500 ронинов. На первый штурм японцы впереди себя погнали корейцев и китайцев. Цель была проста – вырвать, не считаясь с потерями пики, вкопанные в землю. Но испанцы тоже были не простаки – пики были смазаны салом, что вызвало изрядные неудобства и потери среди пиратов. Тем не менее за два штурма почти все пики были выдернуты, и на третий штурм двинулись закованные в броню ронины.
Несмотря на сильный огонь мушкетов они ворвались в траншеи и началась рукопашная схватка. Оказалось, что катаны совершенно не могут справиться с толедскими доспехами, тогда как рапиры испанцев легко протыкали сочленения в доспехах японцев. Более того – они отлично отрубали незащищенные ноги и головы, в отличие от катан, для которых толстый доспех испанцев который оказался неодолимой преградой.
Через полчаса японцы откатились. Если верить испанским отчетам – в рукопашных боях и схватках японцы потеряли до 70 человек, испанцы – 2.

После этой серии боев на реке Кагаян японские пираты резко снизили нападения на испанские поселения на Филиппинах. Так, в 1586 году военный корабль японского феодала Кюсю атаковал испанский торговый корабль в районе Лусона. Но ему быстро объяснили, что так делать нехорошо. По крайней мере на форты с постоянным гарнизоном пираты-ронины от нападений отказались.
george_rooke: (Default)
Вот расположение гамаков во время отдыха на батарейной палубе:



А вот в приближении - как обычно спали:


Ну и рисунок вживую:



Взято здесь: http://www.todoababor.es/vida_barcos/descanso.htm

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 10:54 am
Powered by Dreamwidth Studios