george_rooke: (Default)
Когда мне становится скучно или грустно - я всегда откладываю очередную книгу и лезу в историю US Navy. Ей богу, еще ни разу не подводила - всегда найдешь что-то, над чем не знаешь - плакать или смеяться.
Речь о единственном мятеже на борту американского военного корабля - так называемая "Побудка на бриге "Соммерс" (Somers Affair).
Бриг USS Somers - это было учебное судно для подготовки гардемаринов. 13 сентября 1842 года бриг отплыл из НЬю-Йорка и взял курс на Западную Африку, а оттуда в Вест-Индию. Командовал кораблем коммандер Александр Слайдер Маккензи. Надо сказать, что Маккензи был человек очень умный, знаток морского дела, но жесткий и колючий, как и положено старому "морскому волку". А поскольку после войны 1812 года флот был популярен и в гардемарины шла "золотая молодежь" - конфликт "мальчиков-мажоров" и бравого моряка был неизбежен.
Маккензи решал все проблемы просто - при неповиновении он выстраивал всю команду брига (120 человек) вдоль борта, выводил провинившихся, приказывал снять штаны и пороть. На крики "да ты знаешь, что я папе скажу?", "да ты знаешь, что с тобой дядя сделает?" Маккензи внимания не обращал, и обычно понты имени Багдасарян служили для него лишь дополнительным мотивом выбить дурь из великовозрастных балбесов.
25 ноября 1842 года к Маккензи подошел стюарт Джошуа Уэлс и сообщил, что на судне составлен заговор. Приблизительно 20 гардемаринов задумали поднять мятеж, убить капитана, офицеров пустить по доске, а дальше... пойти пиратствовать в районе острова Пинос. Сначала коммандер не поверил, и спросил, а кто инициатор? Ответ поразил еще больше - мичман-переросток, 19-летний Филипп Спесер, на всякий случай - сын военного министра Джона Спенсера.
И тут сомнения отпали. Дело в том, что Спенсер-младший любил всего две вещи - бухать и издеваться над людьми. Если это получалось совместить - он получал интеллектуальный оргазм.
Многие американские историки, рассказывающие об этом эпизоде, говорят, что Спенсер не планировал, он мечтал. Ну как мечтает или фантазирует ребенок. Они на мой взгляд не понимают одного - речь идет не о 14-летнем парне, а о 19-летнем детине, который считал, что ему все в этой жизни позволено и реально попутал берега.
Начали допрос Спенсера - он ответил, что да, хотел собрать сообщников, захватить оружие в караулке, командира убить, офицеров - тоже, ну а далее - "грабь-бухай-отдыхай". Команды захваченных кораблей планировалось топить, женщин, ежели попадутся, оставлять на корабле в качестве практического материала для ебли.
При обыске у Спесера был найден список членов экипажа, которые были согласны с его планом.
Спенсер и еще 4 человека были взяты под стражу.
У Маккензи было два варианта. Первый - судить зачинщиков мятежа на берегу, благо, плавание через две недели заканчивалось. Второй - созвать военный совет сейчас, немедля, и решить все здесь.
Коммандер выбрал второй вариант. И здесь опять историки расходятся, описывая побудительные причины Маккензи. Одни говорят, что арест Спенсера и его сообщников озлобил остальных гардемаринов, которые решили в чисто американском духе, что "их права попраны, и остается только реализовать право на восстание", то есть готовились освободить задержанных и поднять мятеж. Вторые, и я именно с ними согласен, считают, что Маккензи решил судить уродов в море, чтобы им не помогли их высокопоставленные папочки.
Мичмана Филиппа Спенсера, уоррент-офицера Сэмьюэла Кромвеля и матроса Элайшу Смола в результате судили открытым судом - в кают-компании, при собрании всех офицеров и 12 выборных присяжных из состава остальной команды. К этому времени в колодках сидели еще как минимум 8 человек, и дисциплина на судне явно хромала. В результате слушаний было постановлено, что трое виновны в подбивании к мятежу, и 1 декабря 1842 года повешены на реях, а после - погребены в море.
14 декабря бриг прибыл в порт и коммандер Маккензи попал под суд по вопросу правомерности своего решения. Там он повторил все свои доказательства, привел список Спенсера (желающие могут с ним ознакомиться в Вики), и в результате трибунал признал его невиновным, несмотря на давление богатых папенек. Правда с работы с курсантами его сняли от греха подальше.

ЗЫ: возможно стоит сюда добавить и этапы "большого пути" Филиппа Спенсера до мятежа на "Соммерсе".
Сначала учился в колледже Хоббард (Женева), откуда выгнан за драки с преподавателями.
Переведен в Юнион Колледж (Нью-Йорк), где основал "Чи-Пси братство" (эдакая республика ШКИД, направленная против учителей и за братство студентов), но потом ему надоело учиться, он сбежал и завербовался на китобой в Нантекете. Папа его разыскал и снял с китобоя буквально в последний момент - потакая сыну, он предложил ему тогда пойти на военный флот, чтобы "служить как джентльмен". Сын согласился. Сразу сделали мичманом, перевели на 74-пушечный "Норт Каролина", полгода службы - драка с офицером под бухлом. Перевели на фрегат "Джон Адамс", чтобы избежать трибунала - в Рио пьяная драка и избиение с увечьями английского офицера. Чтобы избежать суда - подал в отставку. Отставку не приняли, перевели на бриг "Соммерс".

george_rooke: (Default)
Американские каперы, орудуя у берегов Англии в войну за Независимость до вступления Франции в войну за Независимость, столкнулись с трудностями пополнения экипажей.
Так, например, фрегат "Альянс (капитан Лэндейс) прибыл в Брест из Бостона 6 февраля 1779 года, захватив по пути 2 приза. Кроме того, фрегат попал в шторм, в котором потерял фок-мачту, и часть экипажа. Чтобы пополнить ряды моряков, американцы с французами (а на борту присутствовал никто иной, как Лафайетт) решили вербовать британских военнопленных с захваченных судов, в обмен на свободу. 2 февраля был раскрыт заговор среди английских и ирландских моряков. Главарями заговора оказались Джон Савадж (старшина) и Уильям Мюррей (сержант морских пехотинцев). Савадж и еще 70 человек пленных хотели захватить судно, и вести его к берегам Англии или Ирландии, вынудив одного из американских лейтенантов сотрудничать с ними. Предполагалось внезапной атакой ошеломить американцев, убить главного комендора, боцмана и плотника, капитана Лендейса посадить на шлюпку без провизии и припасов и отправить куда глаза глядят, лейтенантов фрегата пустить по доске, мичманов и квартерганеров повесить, штурмана привязать к бизань-мачте, а французов "порезать на части и выкинуть за борт" (cut to pieces, and hove overboard). Лафайета же заковать в цепи, и доставить в Англию ("Independent Chronicle", 29 апреля 1779, свидетельские показания Мюррея под присягой. )
После слушаний по делу в Бресте 32 человека были освобождены, а 38 заключены в морские тюрьмы во Франции. Проблема была в том, что Франция еще не объявила войну Англии, и содержание этих военнопленных создало определенные трудности.
Англия требовала вернуть моряков обратно, и тогда Франклин, посол США во Франции, предложил обменять их на американских военнопленных в Британии. Но опять-таки - как Франция может менять американских военнопленных на английских, если она не является стороной конфликта? И как она их может судить?
После долгих раздумий решили - одиночными партиями на разных кораблях отправить англичан в Америку для последующего обмена на американцев. Доставка эта обошлась французской казне почти в 500 тысяч ливров.
george_rooke: (Default)
После боя Поля Джонса с "Сераписом" и "Коунтесс оф Скарборро" у капитана английского корабля и Джонса произошел следующий диалог:
"Англичанин: Довольно неприятно отдавать свою шпагу человеку, который сражался со мной с веревкой на шее.
Джонс: Сэр, вы бились храбро, и я думаю, ваш король без сомнения вознаградит вас за вашу доблесть."

Слова американского капитана оказались пророческими. Позже Пирсона, капитана "Сераписа", Георг III возвел в рыцарское достоинство. Когда Пол Джонс узнал об этом, он сказал: "Пирсон этого заслуживает. А если он еще один бой мне проиграет - наверняка лордом станет."



Американский лубок. Картина с названием: "А я еще и не начинал драться!". На самом деле, как говорит товарищ Сталин: "Нэ так все было, совсэм нэ так".
george_rooke: (Default)
Строго соблюдая принципы нейтралитета и законы войны, русские моряки, следуя полученным инструкциям, не принимали участия в военных действиях против мятежников, но выражали готовность оказать всемерную помощь в защите побережья северных штатов от возможных нападений флота Конфедерации. Характерен секретный приказ, направленный Поповым командирам кораблей, находившихся в его подчинении:

"Весьма секретно. Циркулярно.
Гг. Командирам судов эскадры Тихого океана.

Во всех случаях, когда общественное спокойствие нарушается неблагонамеренными людьми, всякий честный человек обязан оказывать всевозможное содействие той местной власти, покровительством которой он пользуется; руководствуясь этим правилом, я предписываю гг. Командирам судов вверенной мне эскадры во время пребывания их в портах Соединенных Штатов следующее.
В случае появления в порте какого-нибудь корсара, снаряженного возмутившимися пиратами, старший из присутствующих в том порте гг. Командиров дает сигнал прочим стоящим на рейде судам "приготовиться к бою и развести пары", а вместе с тем тотчас же посылает офицера на появившееся судно с приказанием вручить командующему лицу прилагаемую при сем декларацию за своей подписью и затем, в случае нарушения им общественного спокойствия, принуждает его силой прекратить беспорядок.
Если же ворвавшийся в порт корсар прямо начнет неприятельские действия, то старший из гг. Командиров должен тотчас дать сигнал прочим судам "сняться с якоря по способности" и, подойдя вплоть к возмутителю общественного спокойствия, требовать немедленного и безусловного прекращения военных действий, а в случае получения отказа в этом требовании атаковать его".

(ЦГА ВМФ. - Ф. 410, оп. 5, д. 13, л. 95.)

Самое смешное, Попов об этом не знал, но у его капитанов чуть не возникла возможность выполнить приказ адмирала. Далее реально потрясающая история.
Итак, 16 ноября 1863 года Томас Эгентон Хогг с пятью друзьями сел на шхуну с хлопком "Джозеф Л. Джеррити", следующую из Матамороса (Мексика) в Нью-Йорк. Примерно на половине пути "пять друзей Хога" и он сам подняли мятеж и захватили судно. Оказалось, что Хогг со товарищи был направлен с секретной миссией - захватить юнионистское судно и заняться каперством.
Захваченную в плен команду высадили на полуострове Юкатан, далее проследовали в Белиз (Британский Гонудрас) где хотели продать товар со шхуны. Однако команда, высаженная в Юкатане, предупредила свое правительство о захвате судна, и Франция, Мексика и Британия стали искать Хогга и его друзей, как пиратов. Когда корабль прибыл в Белиз - британцы уже были в курсе, кто это и что это, в результате Хоггу и еще одному удалось бежать через Панамский перешеек в Никарагуа, а а трое других товарищей были обвинены в пиратстве.
В мае 1864 года Хогг получил от секретаря флота Конфедерации Стивена Мэллори приказ захватить какое-либо судно в Панаме или Гватемале, и следовать к Лос-Анджелесу, Сан-Франциско (где стояли наши), и Сиэтлу, чтобы захватывать тамошних китобоев-юнионистов и корабли с золотом (Калифорния вообще в Гражданскую войну была главным поставщиком золота для США).
Так вот, 10 ноября 1864 года партия Хогга, вооруженная револьверами и самодельными бомбами, села на пароход "Сальвадор" в Панама-Сити, чтобы его захватить и начать каперскую деятельность, но.... в море пароход остановил шлюп USS Lancaster ( кстати деревянный парусно-винтовой корапь, который - внезапно! - можно использовать и в эпоху уже железных флотов). Оказалось, что на каком-то этапе произошла утечка информации, и северяне были в курсе приказов Мэллори и описаний физиономии Хогга. Хогг и его люди были арестованы, и после суда присуждены трибуналом к повешению за нарушение правил ведения войны. Этот приговор, однако, заменили - на пожизненное. Хогг был препровожден в тюрьму Алькантрас в 1864, в 1865-м его перевели в Сент-Квентин. А 7 мая 1866 года... его освободили. По амнистии, согласно приказу генерала МакДауэла.
Наша эскадра покинула Сан-Франциско 1 августа 1864 года, то есть разминулись мы с гипотетическим Хоггом всего ничего (для эпохи паруса) - на три месяца.


USS Lancaster
george_rooke: (Default)

Из Томаса Пейна.

Издержки на строительство корабля с разной скоростью хода и оснащение мачтами, реями, парусами и всеми снастями вместе с восьмимесячным запасом рациона для боцманов и плотников, согласно расчету Мр. Бэрчетта, морского министра [суть следующие]:

Для  судна в 100 пушек 35 553фун.
,,,,,,90,,28 886,,
,,,,,,80,,23 638,,
,,,,,,70,,17 785,,
,,,,,,60,,14 197,,
,,,,,,50,,10 606,,
,,,,,,40,,7558,,
,,,,,,30,,5846,,
,,,,,,20,,3710,,







Отсюда легко подсчитать ценность или, скорее, стоимость всего британского флота в 1757 г., когда он был своей славы и состоял из следующего количества и пушек:

КораблиПушкиСтоимость одного корабляСтоимость всех кораблей
6 100 55 553 фун. 213 318 фун.
12 90 29 886 ,,358 632 ,,
12 80 23 638 ,,283 656 ,,
43 70 17 785 ,,764 755 ,,
35 60 14 197 ,,496 895 ,,
40 50 10 605 ,,424 240 ,,
45 40 7558 ,,340 110 ,,
58203710 ,,215 180 ,,
85 корветов, бомб[ардирских судов] и брандеров в среднем 2000 ,,170 000 ,,
Стоимость3 266 786 фун.
Остается на пушки 233 214 ,,
Всего 3 500 000 фун.











И далее по поводу выгоды строительства флота в США.

Ни одна страна в мире так удачно не расположена и не способна по своим внутренним возможностям к строительству флота, как Америка. Деготь, строительный лес, железо и пенька — ее естественная продукция. Нам ни с чем не нужно обращаться за границу. Между тем голландцы, наживающие большие прибыли сдачей в аренду своих военных кораблей испанцам и португальцам, вынуждены ввозить большинство используемых ими материалов. Мы должны рассматривать строительство флота как доходную статью, как естественное производство нашей страны. Это наилучший способ вложения денег. Готовый флот ценится дороже, чем обошлось его строительство. Это тот замечательный пункт государственной политики, где нужды коммерции и обороны совпадают. Итак, будем строить. Если флот нам не понадобится, мы сможем его продать и таким образом сменить нашу бумажную валюту на звонкое золото и серебро.

В вопросе укомплектования флота обычно допускаются большие ошибки: нет необходимости, чтобы матросы составляли четвертую часть команды.

Грозный капер Капитан Смерть выдерживал самые жаркие схватки с любым кораблем в прошлую войну, не имея на борту и двадцати матросов, хотя его полный штатный состав превышал двести человек. Несколько толковых и общительных матросов быстро обучат обычной работе на корабле достаточное количество старательных новичков. Поэтому теперь мы, как никогда, способны взяться за морские дела: наш лес не используется, рыболовные промыслы блокированы, наши матросы и кораблестроители не имеют работы. Еще сорок лет назад военные корабли с 70 и 80 орудиями строились в Новой [51] Англии, почему же не делать того же теперь? Кораблестроение — это величайшая гордость Америки, и со временем она превзойдет в этом [деле] весь мир. Большинство великих восточных империй чаще всего удалены от моря, следовательно возможность их конкуренции с нами исключена. Африка пребывает в стадии варварства; в Европе ни одна держава не имеет ни такого берегового протяжения, ни таких внутренних запасов материалов, [как наша]. Там, где природа дала одно, она отказала в другом; только в Америке природа проявила двойную щедрость. Обширная Российская империя почти отрезана от моря; поэтому ее бескрайние леса, ее деготь, железо и пенька служат лишь предметами торговли.

george_rooke: (Default)
Закончил на Спутнике серию про Техас 1836-1848 годов.
Часть 1. Война за Независимость.
Часть 2. Независимый Техас.
Часть 3. Американо-мексиканская война.
Но разговор сейчас не об этом.
Как помнят те, кто читал пост про сражение у Кампече - у мексиканцев был небольшой, но довольно современный флот на Карибском побережье. И вот - 5 марта 1847 года. Начинается высадка войск Уинфилда Скотта у Вера-Крус. Американцы, как мы знаем по этому посту, много кораблей вооружить и вывести в море не смогли из-за некомплекта команд.
Для того, чтобы понять, а куда же мексиканцы дели свои корабли, пришлось провести небольшие изыскания, которые я и хотел бы предложить на суд.

А что же мексиканский флот? Ведь на 1846 год он был небольшим, но довольно сильным объединением. Флагманы — железный колесный пароход «Гваделупе» (755 тон, обшитый железом корпус, вооружение — две 68-фунтовые бомбические пушки и четыре 12-фунтовые пушки) и деревянный колесный пароход «Монтесума» (780 тонн, деревянный корпус, две 68-фунтовые бомбические пушки, шесть 32-фунтовок). Кроме того, 7 старых колесных пароходов и парусные корабли: бриги «Юкатеко» (12 пушек) и «Иман» (7 пушек), шхуны «Агила» (7 пушек) и «Либертад» (3 пушки). Однако сразу после объявления войны «Гваделупе» и «Монтесуму» перегнали на Кубу, в Гавану, и продали там британским агентам. Почему? Официальная мексиканская версия — 7 из 19 мексиканских штатов не желали воевать с США из-за Техаса и игнорировали выплаты на армию в федеральный бюджет. Возникла острая нужда в деньгах. За два парохода английские агенты получили 8 миллионов песо. В это слабо верится. За два парохода, пусть и очень хороших, 8 миллионов? Они что, были сделаны из золота? Для сравнения — годовой бюджет всей армии Мексики в то время составлял 10 миллионов песо.
Если заглянуть в Nile’s weekly register, то мы увидим, что покупка обоих кораблей обошлась Мексике в 307 697 долларов (в то время серебряный песо был эквивалентен серебряному доллару). Как их могли продать в 25 раз дороже, чем купили? Гораздо ближе к истине данные американского агента в Гаване в 1846-м: он называет сумму сделки по обоим пароходам в 50 тысяч долларов. С учетом того, что пароходы видали виды, а мексиканцам срочно требовались деньги — это, скорее всего, и есть реальная цифра.
Однако стоило ли разменивать два неплохих парохода на 50 тысяч долларов? И вот здесь мы подходим к истине. Дело в том, что команды на этих кораблях наполовину состояли из британцев, поскольку сами мексиканцы управляться с паровыми машинами и новейшими пушками не умели. Более того, переход из Альворадо в Гавану оба парохода совершали под английским флагом. Скорее всего, британцы с началом военных действий решили угнать оба судна, чтобы они не попали в руки американцев. И продали их в Гаване сами себе, выплатив мексиканцам смешную компенсацию в 50 тысяч долларов.
Стоит также заметить, что «Гуаделупе» и «Монтесума» погибли во время сильнейшего урагана в Гаване в октябре 1846 года.
«Гуаделупе» налетел на мол, получил подводную пробоину и перевернулся. «Монтесума» вытащило на берег на 2 мили, при этом его деревянный корпус хорошенько побило о каменные здания Гаваны.
Сравните с тем, как готовились к высадке американцы: "В Мексиканском заливе сформировали так называемую Домашнюю Эскадру (Home Squadron) под началом коммодора Корнера — 50-пушечный фрегат «Потомак», 10-пушечный пароход «Миссисипи», колесный 13-пушечный шлюп «Пинселтон» и 1-пушечные колесные шхуны «Бонита», «Петрель» и «Рифер» (последние захвачены у мексиканцев). Основная часть линкоров и фрегатов стояла на приколе на Восточном побережье.
Эскадру Корнера усилили еще одним фрегатом (44-пушечный «Камберленд»), а также еще двумя колесными шхунами «Фалмут» и «Саммерс». Практически перед самой высадкой для обеспечения артиллерийской поддержки флот даже смог прислать разоруженный до 64-пушечного (из-за некомплекта команды) линейный корабль «Огайо». Впрочем, с моря укрепления обстреливать не стали, флот исполнял только транспортные функции.
На тот момент Веракрус считался сильнейшей крепостью американского континента. Южный вход в бухту защищал форт Сантьяго. Северный — форт Консепсьон. Эти два форта имели гарнизон в 3390 человек и 89 орудий от 18 фунтов и выше.
По центру располагался форт Сан-Хуан-де-Улоа, 135 орудий и 1050 бойцов.
В начале марта на транспорты и корабли погрузились 8600 солдат и 1519 морских пехотинцев. Командовал десантом генерал Уинфилд Скотт. Специально для проведения высадки зафрахтовали 50 судов водоизмещением от 500 до 750 тонн, построили специальные десантно-штурмовые шлюпки (141 единица, каждая везла 40 солдат вместе со всем снаряжением и имела экипаж из 8 моряков). С февраля в армии проводились ежедневные тренировки по посадке-высадке солдат на шлюпки и транспорты. На безлюдном острове Лобос была организована крупнейшая перевалочная база с многочисленными складами и магазинами."


Недаром американские историки называют эту высадку «The first D-Day» (первый День «Д»), по аналогии с высадкой в Нормандии в 1944 году.

george_rooke: (Default)
В 1790 году внешнеторговый оборот США составлял всего 20 млн. долларов.
Однако с 1793 года он начинает расти, как на дрожжах.
Итак, 1793 год - 26.110 млн. долларов.
1795-й - уже 47.99 млн. долларов.
1799-й - 78.67 млн. долларов.
1807-й - 108, 34 млн. долларов.
При этом собственно американские перевозки возросли всего в 2.5 раза, с 15 до 40 млн. долларов.
Почему же так возросла внешняя торговля США?
Профессор Стивен в книге "War in Disguise: or, the Frauds of the Neutral Flags" пишет: "Все торговые флаги, спасаясь от Англии, исчезли с морей. Франция и Голландия совсем перестали торговать под своими флагами. Испания некоторое время продолжала перевозить золото и серебро в слитках на своих собственных судах под эскортом военных кораблей, но вскоре тоже отказалась от этого. В 1806 году впервые перевозя слитки из Мексики и Перу Испания воспользовалась американским флагом.
Именно под американским флагом была продолжена торговля с Сенегалом, сахарная торговля с Кубой, экспорт кофе из Каракаса, вывоз индиго из Южной Америки. От Вера Курса до Картахены, от Ла-Платы до Антил, от Батавии до Манилы, везде шнырял флот под звездно-полосатыми флагами. США банально торговали своим флагом, легализуя перевозки в глазах англичан. Они насыщали рынки Эмдена и Лиссабона, Гамбурга и Копенгагена, они насытили Европу продуктами из Вест-Индии и тканями Востока, возвращая обратно текстиль из Германии и Франции, и тем самым конкурируя с текстилем из Йоркшира, Манчестера, Бирмингема."

Чего-то вот в свете этих слов массовые захваты американских торговых судов англичанами с 1806 по 1808 годы совершенно не кажутся мне такими уж и неправильными. По сути Британию круто обрубили с Континентальной системой, ей в войну пришлось полностью перестраивать свою экономику и искать новые рынки сбыта. А тут одна нейтральная страна решила побыть самой умной и самой хитрой. И потом начала сильно вопить по поводу того, что ее торговые суда захватывают, и торговлю рушат на корню.

george_rooke: (Default)
Посвящается затопившим свой флот в бухте Севастополя в 1854 году, и тем, кто уверен, что парусные корабли не могут сражаться с паровыми.


Мало кто знает, но в войну за Независимость Техаса у Штата Одинокой Звезды был свой флот. Представлен он был четырьмя шхунами - Invincible, Brutus, Independence, и Liberty. Базировались они на бухту Матаморос, и задачей техасского флота было не допустить переброски подкреплений Санта-Анне в Техас морем. Однако к 1837 году все эти суда либо затонули во время штормов, либо были проданы.
В 1839 году в ответ на отрицательный ответ Мексики признать независимость Техаса, техасский Конгресс приобрел у США в кредит шесть парусных судов, которые правительство США приказало привести в боевую готовность и передать республике. Пока же местом базирования флотилии служил американский порт Новый Орлеан. Командовал техасским флотом коммодор Эдвин Мур.
Однако главнокомандующий армией Техаса Сэм Хьюстон всячески противился приобретению судов, деньги на приведение их в боевую готовность не выделялись вообще, и к началу 1843 года отряд Мура так и прозябал в Новом Орлеане. Мур уже потратил почти все личные свои средства, ему удалось только сделать более-менее боеспособными шлюп Austin и бриг Wharton. Первый нес 20 модифицированных 24-фунтовых орудия и две 18-фунтовки, второй – 10х18-фунт. и 6х9-фунт. пушки. На оба корабля приходилось 232 матроса и офицера, для полного комплекта не хватало 84 человек.
Как раз в этом году Техас помогал Юкатану бороться за независимость. Ситуация там была отчаянная, мексиканский флот блокировал все порты штата, а с суши наступала армия Санта-Анны. Флот штата Юкатан состоял из двух малюсеньких шхун Independencia и Sisaleño, каждая с одной 18-фунтовой пушкой, и пяти мелких каноэ, на каждой из которых стояло по 6-фунтовке.
Юкатан попросил Техас помочь – но не бесплатно. За аренду техасского флота власти Юкатана обещали выплатить 8000 долларов.
Мексиканский флот был представлен двумя пароходами - Guadaloupe (755 тон, обшитый железом корпус, вооружение – 2х68-фунтовые бомбические пушки и 4х12-фунтовые пушки) и Montezuma (780 тонн, деревянный корпус, 2х68-фунт. бомбические пушки, 6х32-фунтовок). Кроме того – парусные корабли: бриг Yucateco (12 пушек) и Iman, (7 пушек), шхуны Aguila (7 пушек) и Libertad (3 пушки).


Пароходофрегат "Гваделупе"

На «Монтесуме» и «Гваделупе» в качестве обслуги артиллерии и паровых машин служили мичманы и сержанты из Роял Неви (по контракту).
30 апреля 1843 года Мур прибыл к бухте Кампече, и, несмотря на большой недостаток в численности кораблей и их вооружении, сразу же решил начать наступательные действия.
Первый бой произошел именно в этот день. В 7,15 утра противники вошли в огневой контакт, «Остин» открыл стрельбу по «Монтесуме». Мексиканский пароход занимал невыгодное положение, на мелях, недалеко от берега, но он мог двигаться в любую сторону, и не зависел от ветра. Он взял курс на зюйд, когда от берега его атаковали юкатанские кораблики – шхуна «Сисалено» и 5 вооруженных каноэ.
Набирая ход, в 7.35 «Монтесума» открыл огонь по «Остину» и «Уортону». Одно 68-фунтовое ядро мексиканца попало в рею грот-мачты шлюпа, в нескольких дюймах от коммодора Мура, но не разорвалось, лишь сбило часть реи и снастей, и шлепнулось в воду по другому борту. «Уортону» повезло меньше, там бомба ударила в борт и взорвалась, убив двух и ранив четырех моряков. «Монтесума» же в ответ получил не менее 14 попаданий с американских кораблей, правда все они оказались не фатальными, и в 8.35, выйдя на большую воду, мексиканец смог оторваться от преследователей.


Шлюп "Остин"

В 9.07 техасские корабли соединились с юкатанскими, правда «Остин» сел на мель, тогда как «Монтесума» соединился с основной эскадрой, находившейся в 5 милях от берега.
Потери сторон в первом бою: юкатанцы и техасцы – 4 убитых, 8 раненых, мексиканцы – 22 убитых и 50 раненых.
После боя командующий мексиканской эскадрой Франсиско де Паула Лопес был освобожден от командования и попал под трибунал. На разбирательстве выяснилось, что мексиканцы и англичане в командах сильно ругаются, англичане, работая по контракту, совсем не готовы рисковать жизнью, в отличие от техасцев и юкатанцев.
В порту Кампече (на самом деле полное название Сан-Франсиско-де-Кампече, мы сократили название) на «Остин» установили дополнительно два длинные 18-фунтовки, а на «Уортон» - две длинных 12-фунтовки.
16 мая задул восточный ветер, и Мур вышел в море с целью снять блокаду с Кампче. К этому времени некоторые мексиканские корабли ушли, остались лишь пароходы «Гваделупе», «Монтесума» и шхуны «Агила» и «Либертад». У мексиканцев был новый командующий – англичанин Томас Мартин, который находился в 15 милях к западу от горда.
В 10.00 ветер стих, и техасские корабли почти не могли ни двигаться, ни маневрировать. И Мартин направил свой отряд на техасцев. Огонь мексиканцы открыли с расстояния в 2 мили, повредив такелаж противника. Ядру с «Гваделупе» удалось отстрелить клотик, вместе с ним упал в море и техасский флаг, вызвав ликование со стороны мексиканцев. Однако тут задул бриз и паруса у кораблей Мура наполнились ветром.
Мур по старой доброй традиции времен капитана Блада на полных парусах вклинился прямо между «Гваделупе» и «Монтесумой» и произвел три полных бортовых залпа. При этом капитаны мексиканских фрегатов побоялись стрелять в ответ, поскольку могли задеть друг друга.
Эти действия изначально ошеломили Мартина, и мексиканские корабли открыли огонь с опозданием. Но когда открыли – «Остину» пришлось несладко. С 14.45 до 15.00 он поймал 17 попаданий, из них четыре – от 68-фунтовых бомб. Повреждения были довольно серьезными, тем не менее шлюп энергично отвечал. Своему товарищу сильно помог «Уортон», который обрезал нос «Гваделупе» и с расстояние всего в 40 ярдов обрушил на него последовательно несколько бортовых залпов. Железному пароходу, конечно, пушчонки брига нанести сильных повреждений не могли, но команду на верхней палубе побили изрядно, плюс, сбили трубу, и тяга у мексиканского парохода упала.



Схема сближения, нарисованная Муром после боя.

Тем не менее эти действия позволили «Остину» выйти из под удара, и примерно в 16.00 оба техасских корабля вернулись в Кампече.
Потери: на техасской эскадре – 5 погибших, 25 раненых, у мексиканцев по разным данным – 30-67 погибших, 55-82 раненых. Причем заметьте, что нижняя оценка – это оценка мексиканская. На «Монтесуме» был убит капитан.
Обе стороны завили о своей победе.
Но гораздо боле интересно другое – сразу после боя 14 британцев отказались служить на мексиканских судах и покинули пределы Мексики. Более мексиканский флот в море не выходил.
george_rooke: (Default)
На "Спутнике" вышли две статьи по берберийским войнам:

"Первая Берберийская война: как американцы демократию в Северной Африке наводили"

и

Вторая Берберийская война: невероятные приключения американцев в Алжире

Цитата:

"Тем временем в США зрела мысль, что нужно сменить стратегию. Но на какую? И решили вот что — надо создать в Триполи «умеренную оппозицию», которая объявит войну Юсуфу и свергнет его, а потом заключит с США выгодный им договор. Именно этим и занялся молодой американский офицер и дипломат Уильям Итон. Он предложил сменить Юсуфа на его брата — Хамета, который был выдворен беем из страны и скрывался в Египте.
Итон получил 7 тысяч долларов на подкуп Хамета и вербовку войск для него, а в помощь ему послали 7 морских пехотинцев и одного младшего офицера — лейтенанта морской пехоты Пресли Невилла О’Беннона. Сценарий для плохих, дешевых боевиков Голливуда — девять американцев совершают переворот в отдельно взятой стране.
Итон направился в Египет, где нашел Хамета Караманли и предложил ему сесть на триполитанский трон. Тот, конечно же, согласился, но проблема была в том, что у него было все 20 человек приверженцев. Используя полученные деньги, Итон смог навербовать 100 авантюристов-европейцев разных мастей и около 600–700 арабов — человеческий мусор, отребье, убийц, насильников, воров, дезертиров. В общем, настоящая, кондовая, говоря по-современному — «умеренная» оппозиция.
8 марта 1805 года Итон во главе своего войска выступил в поход к триполитанскому городу Дерна. 600 км до Дерны шли полтора месяца. Во время похода не раз вспыхивали бунты, все требовали денег, шантажировали Итона, тот сжимал зубы, и… платил.
25 апреля 1805 года Итон подошел к городу, а с моря город атаковали (по согласованию с Итоном) шхуны «Аргус», «Хорнет» и «Наутилус». 27 апреля Дерна пала, а О’Беннон водрузил на ее стене американский флаг. Но тут подошли войска Юсуфа и с 13 мая по 2 июня несколько раз атаковали крепость. Все же они были отбиты, и Итон начал готовиться к походу на Триполи, однако его «армия», отъевшаяся на городских харчах, была сильно против нового похода."


george_rooke: (Default)

Последним парусным кораблем, спущенным на воду в США, стал 74-пушеный «Вермонт», который заложили в 1825 году, но не смогли достроить, потому что внезапно оказалось, что запасы древесины у военно-морского министерства исчерпаны. Остов корпуса стоял до 1848 года, и так бы простоял и дальше, если бы не пожар на Бостонской верфи. Видя, что огонь подбирается к кораблю, военно-морской секретарь Мэйсон приказал обрубить подпорки и корабль сполз на воду. Ну а поскольку корабль спущен – то пришлось оформить все необходимые бумаги и ввести его в состав флота.

george_rooke: (Default)
В свете срачей об авианосцах, ТАКР, ракетах, и т.п.

The U.S. Navy Wants to Show China Who's Boss
(К сожалению у меня статья сейчас не открывается, может проблемы сайта, может борются с агентами Госдепа таким образом - не знаю), Оригинал можно прочитать в сохраненной копии .

Тем, кто не разумеет англицкого, можно прочитать этот материал на Спутнике, в переводе на русский, перевод в общем доступе, поэтому читать можно легко.

Цитата:

Весьма внушительное число китайских противокорабельных и противовоздушных ракет навело американских стратегов на мысль о том, что они не могут рассчитывать на легкий доступ к западу Тихого океана в случае открытого конфликта. Китайские ракеты эффективно действуют на расстоянии до 900 морских миль, что позволит Пекину не дать флоту США пройти в некоторые области Тихоокеанского региона. Особенно Пентагон смущает баллистическая ракета DF-21D «Дунфэн», продемонстрированная в сентябре этого года на параде, проведенном в честь победы Китая над Японией в 1945 году. Китай также начал оснащать свои подлодки сверхзвуковыми крылатыми ракетами YJ-18. Обе эти ракетные системы способны вывести из боя главный символ мощи американского флота — авианосцы — вынудив их держаться на чрезмерно большом расстоянии от поля боя.
Всё это, по словам бывшего высокопоставленного служащего Пентагона Девида Окманека, означает, что старый американский метод выведения ПВО противника из строя и завоевания полного превосходства в воздухе уже не работает.
В сценариях гипотетического конфликта с Китаем, в которых Пекин решает оккупировать Тайвань или любую другую территорию в Южно-Китайском море, ВМФ и ВВС США (в особенности авианосцы и базы в Японии или Гуаме) оказываются очень уязвимыми для китайских ракет. Окманек, сейчас работающий военным аналитиком в экспертной комиссии RAND Corp., утверждает, что к тому времени, когда США наконец добьется воздушного превосходства, Китай уже достигнет всех намеченных для себя целей.




На мой взгляд - очень интересный материал, и очень интересный взгляд на проблему именно с позиции американского военно-морского лобби.
george_rooke: (Default)
В 1800 году в Константинополь с дружеским визитом прибыл американский фрегат «Джордж Вашингтон». Там его увидел алжирский дей, который попросил… подарить ему этот фрегат. Немного офигевшие от такого предложения посол О’Бриен и капитан Бейнбридж постарались отказать правителю, при этом не вызвав войны. И в результате долгих переговоров дей попросил его просто уважить, и отвезти вместе с покупками и слугами в Алжир. Когда вышли в море – алжирцы подняли на грот-мачте свой собственный флаг, несмотря на возражения Бейнбриджа и О’Бриена, усмотревших в этом оскорбление флага США. 9 октября 1800 года «Джордж Вашингтон» тронулся в путь из Контантинополя, везя, согласно регистровым документам, алжирского посла, 100 чернокожих рабов, 99 мужчин, женщин и детей, 4 лошади, 150 овец, 25 голов рогатого скота, 4 льва, 4 тигра, 4 антилопы, 12 попугаев. В пути команде пришлось терпеть мусульманские молитвы пять раз в день (алжирцы поголовно были шиитами).
Когда корабль выходил из бухты Золотой Рог – на пристань высыпали изумленные мусульмане, которые возносили хвалу небесам и падали ниц, видя, какой у алжирцев (по их мнению) появился сильный корабль.
При этом дей потребовал его приветствовать на палубе каждое утро семью холостыми выстрелами из пушек. Американцы заартачились – это уж слишком! Но восточные люди умеют торговаться – дей предложил тогда 8 холостых выстрелов, и… он скосит 40 тысяч долларов из ежегодных выплат США Алжиру.
В результате американский фрегат прошел половину Средиземного моря под алжирским флагом, каждое утро приветствуя дея 8 пушечными выстрелами (чтобы было понятно – адмиралу США при поднятии на борт давали всего 5 выстрелов). Большего оскорбления берберы американцам нанести не могли.


Да, это был анонс, о котором будет объявлено чуть позже..)))
george_rooke: (Default)
Тринадцать негритят: трагическая судьба первых фрегатов Континентального флота

Если разделить сумму в 866 666 долларов на 13 кораблей, получится по 66 666 долларов, или по 13 330 английских фунтов стерлингов, за фрегат. 32-пушечный английский фрегат «Монреаль», построенный в 1761 году, обошёлся британцам в 11 503 фунта стерлингов, а 24-пушечный «Тартар» (1756 года постройки) – в 8 558 фунтов. Строительство 28-пушечных фрегатов обходилось англичанам примерно в 10 тысяч фунтов стерлингов.
Стоимость кораблей колониальной постройки всегда была несколько выше, что и отражает сумма принятых Конгрессом ассигнований.

george_rooke: (Default)
32-пушечный фрегат «Рэндольф» вошел в строй в середине октября 1776 года. 3 февраля 1777 года вышел в море, крейсировал до 11 марта, после чего свернул крейсерство из-за эпидемии желтой лихорадки.
Встал на карантин и ремонт, но во время пребывания в Чарльстоне (Южная Королина) в него дважды (!!! – наверное единственный случай в истории) попадала шаровая молния. Первый раз сильно повредила корму, второй – расколола  фок-мачту пополам.
Вышел в крейсерство 1 сентября, смог захватить 5 британских судов с богатым грузом, препроводил призы в свой порт и снова вышел в море 14 февраля 1778 года. На этот раз фрегат отправился к Флориде. Ну а 7 марта, около 21.00 впередсмотрящие с «Рэндольфа» заметили паруса одинокого корабля. Незнакомец потребовал холостым выстрелом поднять флаги на «Рэндольфе» на фок-мачте взвилось звездно-полосатое знамя, и американец пошел в атаку. Позже выжившие с американского фрегата утверждали, что спутали британский 64-пушечный линейный корабль «Ярмут» с большим торговым шлюпом. Конец американца был немного предсказуем – залп 32-фунтовых орудий с английского корабля буквально порвал американский фрегат, одно из ядер пробило стенки крюйт-камеры, последовал взрыв, и на месте 32-пушечного фрегата «Рэндольф» образовалась вспышка яркого огня и облако обломков и дыма. Погибло 311 американских моряков, выжило 4 человека.
Огонь поразил даже паруса и такелаж «Ярмута», потом британец полдня исправлял повреждения.
george_rooke: (Default)
Не знаю, почему, может быть даже я внес в это какую-то лепту, но возникло мнение, что Вооруженный Нейтралитет Екатерина придумала из-за злобы к Англии, и провозгласила его, чтобы США выиграла, а Англия проиграла.
Давайте вспомним, что именно произошло.
И тут нам не обойтись без того, чтобы вспомнить Континентальный Флот, вернее - его остатки, ибо к 1780-му году англичане фактически помножили его на ноль.
Мы заглянем на 3 года раньше, в 1777-й, когда капитан Уильям Дэй на 20-пушечном приватире "Дженерал Миффин" вместе с 34 пушечным "Хэннок" и 24-пушечным "Бостон" вышел из Бостонской гавани в поисках призов. 25-дневное крейсерство в Карибском море длилось вместе, а далее Дэй последовал к берегам Ирландии.
Надо сказать, что результаты были скромными (с 3 по 11 июля "Дженерал Миффин" захватил всего 6 призов - шлюп с солью, шлюп с шерстью, мылом, кожей, норвежское судно с грузом древесины, шлюп без груза, паром у канала Св. Георга и мелкую лайбу), но моральный удар был очень сильным.
Британские воды не охранялись со времен Семилетней войны, воды Ирландии оказались совершенно беззащитны. Газеты бесновались, у Адмиралтейства собралась толпа, требовавшая наказать капера. Лорды, напуганные гневом купеческого Сити, срочно послали на поиск Дэя 18-пушечный шлюп "Вулф", который после 3-хчасового боя, как писали газеты, захватил корсара. Однако это было не так. "Дженерал Миффин" укрылся во французском Бресте, а в мае 1778 года отправился в Баренцево море ( уже с нговым капитаном - Дэниэлом Мак-Нейлом), к мысу Нордкап, где захватил 8 английских судов, следовавших в Архангельск. И это поставило под удар русско-английскую торговлю на Севере.
На аудиенции у императрицы Екатерины II британский посол Джеймс Гаррис в ярких красках расписал угрозу торговле двух стран от каперов, и попросил Екатерину поспособствовать англичанам в этом вопросе. Поэтому в марте 1779 года к побережью Норвегии была послана небольшая русская эскадра для защиты от АМЕРИКАНСКИХ каперов. При этом, по предложению графа Панина, командиру было приказано следующее: "дабы он во время крейсирования своего встречающихся английских, французских и американских арматоров (то бишь каперов) отнюдь не озлоблял, но советовал им удалиться в другие воды... потому что вся навигация того края идет единственно к пристаням и берегам Российской империи".
Далее Панин продолжал: "Одинаковое противу англичан и французов введение с американскими каперами почитаю и надобным для того, чтоб инако собственные наши торговые суда по всем другим морям не подвергнуть их мщению и захвату, как нации, которая сама их неприятельским нападением задрала. Известно, что американцы имеют европейских водах немалое количество вооруженных судов, кои все и стали бы караулить наш торговый флот".
То есть основная задача, которая ставилась Екатериной - не поддержка какой-то далекой США, а охрана и увеличение своей торговли.
Англичан возмутило именно то, что между их каперами и каперами других стран поставили знак равенства. Ведь что не позволено быку, должно быть позволено Юпитеру, а тут Юпитера поставили в один ряд с быком.
Однако, согласитесь, с точки зрения России, все равно, кто грабит наш товар, и наших (или плывущих к нам) купцов. Главное - сохранить столь нужную и важную торговлю.
george_rooke: (Default)
USS «Philadelphia»

Вообще, американо-берберийские войны – это для меня театр абсурда. Понятно, что для US Navy они были своего рода тренировкой на кошках, но если история первых десятилетий русского флота – это какой-то надрыв, «умри, но сделай», то у американского – легкий водевиль, где полно героизма, перемешанного с диким, кондовым раздолбайством и безответственностью.
Ну да ладно, начнем.
В 1798 году, когда началась Квази-война, в городах США объявили сбор средств на постройку кораблей, чтобы защитить свое побережье от французских каперов. В Филадельфии всего за неделю смогли собрать огромную сумму – 100 тысяч долларов, и на эти деньги было решено построить 36-пушечный 18-фунтовый фрегат, который, конечно же, назвали «Филадельфия».
Макет корабля был разработан Йосией Фоксом и построен под руководством Сэмьюэла Хамфриса, сына знаменитого Джошуа Хамфриса. Заложен 14 ноября 1798 года, спущен на воду 28 ноября 1799 года, оснащен и принят в состав флота  - 5 апреля 1800 года.
Размерения:
Длина по ватерлинии – 157 футов
Ширина – 39 футов
Осадка – 13 футов 6 дюймов
Водоизмещение – 1240 тонн.
Экипаж корабля составлял 307 человек, фрегат был вооружен двадцатью шестью 18-фунтовыми длинными пушками и десятью 9-фунтовыми пушками на надстройках. Однако к 1803 году вооружение изменили – теперь «Филадельфия» нес двадцать восемь 18-фунтовок и шестнадцать 32-фунтовых карронад.
Ну а в 1801 году фрегат вошел в состав эскадры коммодора Ричарда Дейла, выход которой в море ознаменовал Первую Берберийскую войну. Вообще, святая простота американцев поражает. Алжирским, тунисским и марроканским беям платили и Англия, и Франция, и Испания, и Австрия, и государства Италии. И лишь американцы искренне считали, что могут плавать в Средиземном море безвозбранно, и ничего им за это не будет. Однако в 1785 году алжирские пираты захватили две торговые американские шхуны – «Мария» и «Дофин», и потребовали за них и за пленных выкуп – по 660 тысяч долларов (столько они даже с товаром не стоили). Что же начало делать правительство США, как вы думаете? Готовить спецоперацию по освобождению своих граждан? Нет! Обратилось к другим странам, как к посредникам? Нет! Выделило деньги? Нет! Правительство начало… торговаться. Боже как это по-американски!..))


Гавань Триполи.

Вобщем, как в лучших фильмах Голливуда: «Чувак! Вот 40 тонн зелени в купюрах по 100 долларов! Чувак, поверь, это хорошие деньги! Чувак, родственники заложников больше не дают денег! Поверь, возьми деньги и мотай!»
Но американцам не повезло – абсурдные суммы, которые назначил алжирский бей, должны были показать американцам, кто на Средиземном море хозяин, и что «это наша корова, и мы ее доим!»
К тому же предложить 40 тысяч долларов вместо 1 миллиона 200 тысяч – это уже значило оскорбить алжирского правителя. Вобщем, переговоры зашли в тупик. Алжирские захваты продолжились, и в 1795 году США были вынуждены раскошелиться на 1 млн. долларов, чтобы освободить 115 своих сограждан, попавших в плен к пиратам. 1 млн. долларов – это 15 процентов от ВВП США того времени, в связи с этим правительство Империи Добра испытало сильнейший батхерт, и гнусных исламистов решено было наказать. Однако начавшаяся Квази-война помешала, и о братьях-мусульманах ненадолго забыли.
Вместо этого попробовали вести с тунисскими и алжирскими беями разъяснительную работу: «Пророк говорил, надо жить в бедности! Воровать – это грешно! В раю вас не будут ласкать гурии!» Мусульмане только улыбались – какой-то белый инглез нас будет учить Корану, и тому, что хорошо, и что плохо! Мухаммед давно сказал, что все, кто не признали Аллаха и пророка Его – грешники, и священное право и обязанность мусульман – грабить и порабощать грешников, пока на них не взойдет божественное откровение и они не примут Ислам (причем, в прямом или переносном смысле - неважно).
Переговоры продолжались 15 лет, и все эти 15 лет американское правительство, безмерно анально страдая, отстегивала алжирскому бею по 1 млн. долларов отступных, что было конечно меньше, чем он хотел, но тоже неплохо.
Но рано или поздно американцам все-таки надоело высылать от 15 до 10 процентов своего бюджета, и в 1801 году в Средиземное море была послана эскадра Ричарда Дейла в составе 44-пушечного хамфрисовского фрегата «Президент», 36-пушечные (номинально! Не забываем, что американцы впихивали на свои корабли орудий больше, чем было положено по рангу!) «Эссекс» и «Филадельфия», а так же 12-пушечный бриг-шхуну «Энтерпрайз». Далее были высланы еще корабли, Дейла сменили сначала на Ричарда Морриса, потом на Эдварда Пребла, но нас интересует облачный день, 31 октября 1803 года.
Прежде чем начнем описание, остановимся вот еще на чем. Алжирский флот на 1788 год имел 6 шебек (1-34, 1-24, 2-16, 2-4-пуш.), 7 баркалон (1-30, 1-28, 2-26, 1-24, 1-22, 1-18-пуш.), 4 гребных галиота (2-4, 2-2-пуш.), причем пушки не более 6-фунтовых. И это был самый сильный флот берберийцев! Тунисский, триполитанский и марокканский паша имели флотилии гораздо меньше, и гораздо хуже вооруженные! Таким образом, силы американцев были с одной стороны – избыточны, с другой стороны – не могли выполнить поставленную задачу, ибо мусульманские корабли имели малую осадку и действовали на мелководьях, тогда как американцы могли плавать только на открытой воде.


USS "Philadephia" вылетел на мель.

Итак, американские корабли несли рутинную блокаду Триполи, и тут командир фрегата «Филадельфия» Уильям Бейнбридж увидел, что вдоль берега в море пытается вырваться  мусульманская шебека, предположительно в 10-12 пушек. Бейнбридж, дабы показать свою молодецкую удаль на глазах всего флота, приказал поставить все паруса и пуститься в погоню. С одной стороны – поступок молодецкий. С другой – идиотский, ибо Бейнбридж не имел на борту лоцманов и совершенно не знал местных вод. Собственно все закончилось именно так как должно было закончиться – «Филадельфия» на полном ходу вылетел на мель, от удара грот-мачта сломалась у основания и улетела в море, и это  -  13.30 дня, на виду у всех триполитанских пиратов!
Бейнбридж начал попытки сняться с мели. Сначала за борт полетели все припасы. Потом – вода. Потом – орудия и ядра, но корабль крепко держался на мели. В этот момент коммодор Пребл с двумя кораблями безучастно оставался в стороне и был в роли статиста. Он мог послать хотя бы шлюпки, сам попробовать взять на буксир – но нет! Этого не происходило!
К фрегату стали неспешно подходить триполитанские шебеки и баркалоны – «Зуриг», «Джисса», «Романи», «Эль-Магриб», «Трез». На самой крупной из них было десять 4-фунтовых пушек. А на борту «Филадельфии» при виде корсаров началась паника. Матросы прыгали за борт, пытались доплыть до своих кораблей или до берега, офицеров и капитана не слушал никто. В результате на бизани к полному изумлению коммодора Пребла взвился белый флаг, и Бейнбридж сдал корабль, а 307 моряков пополнили ряды пленных, томящихся в мусульманском плену.
Срочно был созван военный совет, дело ведь пахло трибуналом, было решено на следующее утро попытаться отбить корабль, взять на буксир и снять с мели. Но утром корабля на прежнем месте… не обнаружили. Оказалось что ночью, с приливом, пираты сняли корабль с мели и отвели в Триполитанскую бухту. То есть у оборванцев, имевших корабли с вооружением не более 4 фунтов появился настоящий боевой фрегат с 18-фунтовками и 32-фунтовыми карронадами! Думаю, капитан Сильвер тихо выл бы на луну, а Билли Бонс удавился бы от зависти. Пацаны из Триполи по успеху превзошли даже товарища Флинта.


Стивен Декейтер берет на абордаж USS "Philadephia".

Пребл понимал, что в глазах общественного мнения не Бейнбридж, а именно он просто подарил корсарам сильнейший относительно их флота корабль, и если этот корабль выйдет в море – его, Пребла, уже не расстреляют, а скорее всего просто колесуют. Именно поэтому весь дальнейший смысл пребывания американской эскадры у Триполи сводился к попыткам уничтожить «Филадельфию». Это удалось сделать 31 января 1804 года Стивену Декейтеру, который когда-то был первым капитаном «Филадельфии». Ночью на шхуне «Интрепид» он вместе с абордажной командой смог захватить корабль и поджечь его, что позволило лорду Нельсону сказать об этом деле: «самая смелая и дерзкая операция этого времени», но если верить арабским источникам – пожар позже был потушен, а корабль отведен на новое место стоянки, разоружен, и разобран на запчасти. Пушки «Филадельфии» усилили береговую оборону Триполи.
george_rooke: (Default)
1. Кэптен получает 3/8 от стоимости приза и товаров. В случае если корабль - флагманский, то флагман получает 1/8, а кэптен - 2/8.
2. Офицеры, в том числе и капитаны морских пехотинцев, первый лейтенант, мастер, а так же мастер и врач - 1/8 на всех.
3. Суб-лейтенанты, интенданты, уоррент-офицеры, шкипер, секретари или адъютанты адмиралов (если они находятся на борту в момент захвата), боцман, помощник мастера, комендоры, лекари, каппелан - 1/8 на всех.
4. так называемые petty-officers, или сержантский состав - Гардемарины, писцы, парусных дел мастер, плотник, капралы, рулевые, морские пехотинцы и вообще сухопутные солдаты на борту, находящиеся во время захвата - 1/8 на всех.
5. Трубачи, стюарты, помощники кока, помощники комендоров, моряки, юнги - 2/8 на всех.


Для примера рассмотрим гипотетическую ситуацию, что HMS Victory захватил приз который оценили в 100 тысяч фунтов.
Общая численность экипажа - 819 человек
Итак, капитан получает 3/8, или 37500 фунтов.
Офицеры плюс врач (12 человек) - каждый по 1000 фунтов.
Суб-лейтенанты и уоррент-офицеры (29 человек) - по 430 фунтов.
Гардемарины, petty-officers и клерки разного рода (70 + 42 человек) - по 116 фунтов
Моряки (665 человек), доля 2/8 - по 37,5 фунтов на человека.

Кстати, наверное последними моряками, получившими призовые по такой схеме, были матросы крейсера USS "Omaha", захватившие 6 ноября 1941 года немецкий блокадопрорыватель "Odenwald". Корабль был доверху гружен каучуком (3857 метрических тонн сырой резины), груз был оценен примерно в 200 тысяч долларов.
Правда выплатили команде деньги только в 1947 году.
george_rooke: (Default)
Атака Нового Орлеана.

Это сражение было последней битвой «Неизвестной войны». Как ни странно, оно в исторической литературе тоже подается однобоко, и, в основном, по американским источникам.
Надо сказать, что на бумаге план атаки Нового Орлеана был хорош. Но только на бумаге. Основная проблема была в удаленности английских баз. Самая ближайшая ВМБ находилась на Ямайке, в Кингстоне, на расстоянии в 1176 миль от объекта атаки. С учетом того, что нападение планировалось осенью-зимой 1814 года, а в это время в северной части Карибского моря сезон ураганов, нападение на Новый Орлеан без организации порта подскока было фактически невозможно. Самой подходящей гаванью располагала испанская Пенсакола, находящаяся в 100 милях от устья Миссисипи, но, поскольку этот город принадлежал Испании,  как получить разрешение от испанских властей на его использование? Кокрейн решил эту проблему просто – в июле 1814 года он послал небольшой отряд кэптена Генри Перси (шлюпы: 12-пушечный «Гермес» и 20-пушечный «Каррон», бриги: 18-пушечные «Софи» и «Чалдерс»), который высадил в городе 100 морских пехотинцев. Морпехи разоружили испанский гарнизон, и попросту заставили сотрудничать с англичанами испанские власти.

59

Read more... )
george_rooke: (Default)
На ВИФе в результате бурной дискуссии в свое время было высказано, что виргинский дуб - это вам не хухры-мухры, что тот же Конститьюшн или Констелейшн (по 50 лет в строю безо всяких ремонтов) как бэ демонстрируют.
И вот я нашел, то, что искал
Итак, USS Constitution был спущен на воду в 1797 году.
Первая тимберовка (рангоут и парусное вооружение) - 1803 год (6 лет активной службы).
Вторая (рангоут, корпус) - 1812 год, после боя с Герьером (9 лет службы).
Третья (глубокая тимберовка) - 1819-1820 годы (9 лет активной службы)
Четвертая (замена киля и шпангоутов) - 1828-1830 год (8 лет службы)
Пятая (, ПОЛНАЯ реставрация, здесь уже можно сказать, что от старого корабля осталась пара столиков) - 1834-1836 годы (4 года службы).
Думаю, после этого рассказы о "великолепном вирджинском дубе" (тм) не гниющем по 50 лет, можно закрыть.
george_rooke: (Default)
Почему-то отрывок из книги, процитированный в предыдущем посте, вызвал бурление говн. Поэтому захотелось бы объяснить свою позицию.

Я не против, когда сравнивают одного или другого исторического деятеля. Дело нужное и полезное. Но сравнивать их все же стоит с реальными людьми, а не со сферическими идеальными людьми в вакууме. И не с представлениями о некоем идеальном государстве в своей голове.

Начнем наверное с флота, благо – «все знают»,что петровский флот был дерьмом, который сгнил сразу же после смерти своего создателя, что на его строительство загублено over 9000 жизней, и что строить не умели, поэтому куда поперлись-то со своим рылом в калашный ряд.

Давайте даже дадим этому виртуальному противнику Петра фору для сравнения.
Встречайте, почтеннейшая публика!
На сцене не какая-нибудь «немытая Россия, страна рабов, страна господ»,а самые что ни на есть демократические во всем мире и во все времена Соединенные Штаты Америки. Чтобы было понятно - Воронежский флот Петра строился в основном ТОПОРАМИ (в России до Петра ВНЕЗАПНО пилы оказались не распространены), американцы же имели и опыт колониальной постройки, поскольку ранее их снабжала заказами метрополия, и имели не только пилы – лесопилки, развитое канатное производство и т.д.

Read more... )

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 10:48 am
Powered by Dreamwidth Studios