Mar. 30th, 2017

george_rooke: (Default)

…В четверг 23 октября 38-го года вашего благородного правления, [сэр Николас Редфорд (Radford)] мирно пребывал в своем собственном имении под названием Аппекот (Uppecote) в городе (т. е. округе) Кедли (Cadley) в том самом графстве (т. е. в Девоншире). В тот самый день и год туда прибыли Томас Кортене (Courtenay) родом из Тивертона (Tiverton), рыцарь в упомянутом графстве, сын Томаса, графа Девонширского, Николас Филипп, иначе называемый Николас Ги (Gye), родом из того же самого города и графства, йомен, Томас Филипп, родом из того же самого города и графства, йомен, Джон Амор, иначе зовущийся Джоном Пеньялом, родом с Экзесских (Ехе) островов, в том же самом графстве портной — (еще перечислены различные другие люди, числом 94) — с другими мятежниками, чьи имена до сих пор неизвестны, в полном вооружении, то есть в доспехах, с луками, стрелами, мечами, щитами, алебардами, длинными кинжалами и другим оружием, и, нарушив спокойствие Вашего королевства, напали и окружили названный дом в полночь того четверга.
Упомянутый Николас, его жена и вся их челядь в то время уже были в своих кроватях. Те же злодеи, как только окружили оное место, стали кричать и подожгли тамошние ворота. И названный Николас Редфорд проснулся и, услышав сильный шум и суматоху вокруг его дома, поднялся и открыл окно своей спальни. И, увидев объятые пламенем ворота, спросил, кто они такие, что там происходит и есть ли среди них кто-нибудь из джентльменов. И упомянутый Николас Филипп ответил: «Вот — сэр Томас Кортене».
И затем этот сэр Томас Кортене, услышав упомянутого Николаса Редфорда, позвал его таким манером: «Спускайся, Редфорд, и поговори со мной». И Николас Редфорд, зная голос названного рыцаря сэра Томаса Кортене, ответил ему так: «Сэр, если Вы дадите мне ваше честное слово, поскольку Вы — истинный рыцарь и джентльмен, что не причините никакого вреда ни мне, ни моему имуществу, я спущусь к Вам». И затем упомянутый рыцарь сэр Томас Кортене снова обратился к упомянутому Николасу Редфорду и сказал ему следующее: «Редфорд, идите ко мне, и я обещаю Вам как истинный рыцарь и джентльмен, что ни Вам, ни Вашему добру ничего не грозит». После чего упомянутый Николас Редфорд, простодушно поверив этому обещанию, вышел из своих палате факелом, открыл ворота и впустил его, а за ним ввалились и остальные. И упомянутый Николас Редфорд, увидев столько людей в своем жилище, сильно испугался и сказал рыцарю сэру Томасу Кортене: «Сэр, что здесь делают все эти люди?» А тот ответил: «Редфорд, вам никто не причинит никакого вреда». И вслед за тем упомянутый сэр Томас Кортене велел упомянутому Николасу Редфорду отвести его в свои покои, и тот повиновался, и там упомянутый сэр Томас К. ел и пил, и оттуда они прошли в зал и там стояли вместе у буфета и пили его вино. И там упомянутый сэр Томас Кортене ловко удерживал упомянутого Николаса Р. разговорами, пока его люди ломали двери в покоях упомянутого Николаса Р. и вскрывали его денежный сундук. И затем названные злодеи, вышеперечисленные и другие вытащили из сундука упомянутого Николаса Редфорда деньги в сумме 300 фунтов или более и похитили другое его имущество и драгоценные камни, постель, платье, меха, книги и церковную утварь ценою в 1000 марок и больше, и все это они погрузили на его собственную лошадь и увезли.
И пока они рыскали по его палатам, наткнулись на жену упомянутого Николаса Редфорда, которая тяжело болела уже более двух лет, выкатили ее из ее кровати, и забрали простыни, на которых она лежала, и присовокупили их к остальному награбленному имуществу.




george_rooke: (Default)
Когда мне становится скучно или грустно - я всегда откладываю очередную книгу и лезу в историю US Navy. Ей богу, еще ни разу не подводила - всегда найдешь что-то, над чем не знаешь - плакать или смеяться.
Речь о единственном мятеже на борту американского военного корабля - так называемая "Побудка на бриге "Соммерс" (Somers Affair).
Бриг USS Somers - это было учебное судно для подготовки гардемаринов. 13 сентября 1842 года бриг отплыл из НЬю-Йорка и взял курс на Западную Африку, а оттуда в Вест-Индию. Командовал кораблем коммандер Александр Слайдер Маккензи. Надо сказать, что Маккензи был человек очень умный, знаток морского дела, но жесткий и колючий, как и положено старому "морскому волку". А поскольку после войны 1812 года флот был популярен и в гардемарины шла "золотая молодежь" - конфликт "мальчиков-мажоров" и бравого моряка был неизбежен.
Маккензи решал все проблемы просто - при неповиновении он выстраивал всю команду брига (120 человек) вдоль борта, выводил провинившихся, приказывал снять штаны и пороть. На крики "да ты знаешь, что я папе скажу?", "да ты знаешь, что с тобой дядя сделает?" Маккензи внимания не обращал, и обычно понты имени Багдасарян служили для него лишь дополнительным мотивом выбить дурь из великовозрастных балбесов.
25 ноября 1842 года к Маккензи подошел стюарт Джошуа Уэлс и сообщил, что на судне составлен заговор. Приблизительно 20 гардемаринов задумали поднять мятеж, убить капитана, офицеров пустить по доске, а дальше... пойти пиратствовать в районе острова Пинос. Сначала коммандер не поверил, и спросил, а кто инициатор? Ответ поразил еще больше - мичман-переросток, 19-летний Филипп Спесер, на всякий случай - сын военного министра Джона Спенсера.
И тут сомнения отпали. Дело в том, что Спенсер-младший любил всего две вещи - бухать и издеваться над людьми. Если это получалось совместить - он получал интеллектуальный оргазм.
Многие американские историки, рассказывающие об этом эпизоде, говорят, что Спенсер не планировал, он мечтал. Ну как мечтает или фантазирует ребенок. Они на мой взгляд не понимают одного - речь идет не о 14-летнем парне, а о 19-летнем детине, который считал, что ему все в этой жизни позволено и реально попутал берега.
Начали допрос Спенсера - он ответил, что да, хотел собрать сообщников, захватить оружие в караулке, командира убить, офицеров - тоже, ну а далее - "грабь-бухай-отдыхай". Команды захваченных кораблей планировалось топить, женщин, ежели попадутся, оставлять на корабле в качестве практического материала для ебли.
При обыске у Спесера был найден список членов экипажа, которые были согласны с его планом.
Спенсер и еще 4 человека были взяты под стражу.
У Маккензи было два варианта. Первый - судить зачинщиков мятежа на берегу, благо, плавание через две недели заканчивалось. Второй - созвать военный совет сейчас, немедля, и решить все здесь.
Коммандер выбрал второй вариант. И здесь опять историки расходятся, описывая побудительные причины Маккензи. Одни говорят, что арест Спенсера и его сообщников озлобил остальных гардемаринов, которые решили в чисто американском духе, что "их права попраны, и остается только реализовать право на восстание", то есть готовились освободить задержанных и поднять мятеж. Вторые, и я именно с ними согласен, считают, что Маккензи решил судить уродов в море, чтобы им не помогли их высокопоставленные папочки.
Мичмана Филиппа Спенсера, уоррент-офицера Сэмьюэла Кромвеля и матроса Элайшу Смола в результате судили открытым судом - в кают-компании, при собрании всех офицеров и 12 выборных присяжных из состава остальной команды. К этому времени в колодках сидели еще как минимум 8 человек, и дисциплина на судне явно хромала. В результате слушаний было постановлено, что трое виновны в подбивании к мятежу, и 1 декабря 1842 года повешены на реях, а после - погребены в море.
14 декабря бриг прибыл в порт и коммандер Маккензи попал под суд по вопросу правомерности своего решения. Там он повторил все свои доказательства, привел список Спенсера (желающие могут с ним ознакомиться в Вики), и в результате трибунал признал его невиновным, несмотря на давление богатых папенек. Правда с работы с курсантами его сняли от греха подальше.

ЗЫ: возможно стоит сюда добавить и этапы "большого пути" Филиппа Спенсера до мятежа на "Соммерсе".
Сначала учился в колледже Хоббард (Женева), откуда выгнан за драки с преподавателями.
Переведен в Юнион Колледж (Нью-Йорк), где основал "Чи-Пси братство" (эдакая республика ШКИД, направленная против учителей и за братство студентов), но потом ему надоело учиться, он сбежал и завербовался на китобой в Нантекете. Папа его разыскал и снял с китобоя буквально в последний момент - потакая сыну, он предложил ему тогда пойти на военный флот, чтобы "служить как джентльмен". Сын согласился. Сразу сделали мичманом, перевели на 74-пушечный "Норт Каролина", полгода службы - драка с офицером под бухлом. Перевели на фрегат "Джон Адамс", чтобы избежать трибунала - в Рио пьяная драка и избиение с увечьями английского офицера. Чтобы избежать суда - подал в отставку. Отставку не приняли, перевели на бриг "Соммерс".

george_rooke: (Default)
Введу наверное новый тэг - ОИК. Как будет чуть свободного времени - оснащу им все посты с данной тематикой.

Новая серия рассказывает о... (далее несколько цитат):

1. Как любят выпускать сейчас книги - повседневная жизнь королевских мушкетеров недавно основанного Сингапура.
Когда Раффлз вернулся в Сингапур в 1822 году, он увидел, что город разросся до 15 тысяч человек, однако частью мер главы города Фарквара он оказался недоволен, ибо город кишел преступниками, было много убийств, грабежей, да и просто банальной поножовщины, особенно среди моряков в районе порта. В результате основатель города и его первый мэр разругались в пух и прах, и Фарквара заменили в апреле 1823 года на Джона Кроуферда (Crawfurd). Кроуферд первым делом вытребовал себе отряд морской пехоты в 111 человек и прошелся огнем и мечом по всем злачным местам, с преступниками и главарями кланов (а они в Сингапуре возникли по расовому признаку – арабская группировка, индусская группировка, китайская группировка, малайская группировка, и т.д.) он не церемонился. Приказ сложить оружие – при невыполнении штурм и смерть. Кульминацией была осада дома Саида Яссина, главаря арабской группировки, который морпехи штурмовали шесть часов. В результате Саид вместе с уцелевшими подельниками был притащен в портовый трактир Френсиса Джеймса Бернарда, который в Сингапуре исполнял одновременно роль ресторатора, главного судьи, палача и тюремщика, где главаря осудили и расстреляли тут же, в подвале.

2.
Вот это только квасным патриотам с шоу Соловьева не показывайте. Они же уверены, что только англичане опиумом Китай травили, Россия же была белой и пушистой.
Россия, вернее Российско-Американская компания, в 1830-е ввозила в Китай опиум в небольших (относительно англичан) количествах именно из Персии. В статье В.Н. Шкунова «К вопросу о российско-китайской торговле в 30-40-е годы XIX века» этот вопрос довольно плотно освещается: «Закупая в Ирбите и Нижнем Новгороде опиум по цене от 214 рублей 28 копеек до 228 рублей 57 копеек за пуд, российские купцы продавали его в Китай на вес серебра, сначала по 628 рублей 55 копеек, а потом и по 880 рублей за пуд, что обеспечивало 3-4-кратную прибыль. Такой громадно-выгодный барыш позволял нашим купцам остальные вывозные товары продавать фактически за ничто, чем конечно они были введены в большее употребление, и торговля наша с Китаем начала быстро развиваться. Несмотря на последовавший в 1840 году запрет на ввоз опиума, его экспорт не прекратился и в последующие годы, к середине XIX века по всей восточно-сибирской границе процветал контрабандный вывоз наркотика».
По сути, русские демпинговали, получая основную прибыль на продаже опиума и шкурок каланов, продавая свои мануфактурные товары по такой низкой цене, что китайцы очень часто брали их «в довесок». Именно поэтому сукна, выработанные на фабриках Рыбниковых, Кожевенникова, Бабкиных, Александрова были хорошо известны в Цинской империи, и вполне соперничали с более дорогими английскими сукнами.


3. Опиум для народа.
Особо поражена опиумной зависимостью оказалась китайская армия. Это и понятно, ибо солдаты и офицеры имели твердое жалование и всегда были при деньгах. Генерал-губернатор провинции Гуанчжоу Кси Ен писал императору: «Солдаты побережья ленивы, не обучены военным приемам, и в реальном бою совершенно бесполезны. Очень много солдат в провинции являются курильщиками опия. Если выразить в цифрах, то 7 из 10 солдат – опиумные наркоманы. Из 10 тысяч человек провинции 7 тысяч – фактически наркозависимые люди, живущие от дозы до дозы. Что касается офицеров, ситуация еще хуже – практически все они тратят свое жалование в местных курильнях».
В 1830-х в дело включились и христианские проповедники. Неизвестно, был ли это заказ европейцев, или реально существовали такие верования, но миссионеры рекомендовали солдатам принимать опиумные таблетки или курить опиум, чтобы в бою раны быстрее затягивались и вообще – выздоровление шло быстрее. Кроме того, существовал предрассудок, что опиум является сильнейшим афродизиаком. Вся проблема в том, что опиум может вызывать эротические видения, однако вместе с этим он вызывает эректильную дисфункцию – то, что в народе называют «не стоит». У женщин же опиум усиливает либидо, но сильно снижает концентрацию сознания – на простонародном наречии мы называем это «не может кончить». В общем, употребление опиума, особенно концентрированного, в качестве афродизий не имеет смысла.


4. Грандиозный шухер.
Ну а далее произошло прекрасное. Дело в том, что большинство конфискованного опиума принадлежало контрабандистам. Те кинулись к британским купцам с просьбами компенсации. Торговцы в свою очередь кинулись к Эллиоту. Эллиот, совершенно растерявшийся от такого развития событий, обратился к правлению ОИК. Оик обратилось к британскому правительству с просьбами о компенсации, сумма которой, напомним, составляла 2.5 миллиона фунтов стерлингов. Парламент Англии, рассмотрев вопрос, постановил – в момент экономического и производственного кризиса государство не может себе позволить выплатить такие большие компенсации предпринимателям, торговавшим в Ките опиумом в обход запрета. Депутаты посоветовали купцам обратиться за компенсацией… у Цинскому правительству. Шах и мат!
Самое смешное, некоторые торговцы действительно обратились к Линь Цзэнсюю по поводу возмещения ущерба. Тот в истинно китайской манере сообщил им, что даже не говоря о моральной стороне вопроса, каким образом они видят выплату компенсации за непроданный товар? Как можно оплатить товар, которым ты не пользовался, и который тебе никогда не принадлежал? Он сообщил, что массовые конфискации опиума были произведены и внутри Китая, однако же китайское правительство не требует компенсации от европейских торговцев за продажу запрещенного товара! Хотя, если рассмотреть дело с всех сторон – мы согласны. Но прежде вы нам компенсируете стоимость уже проданного, но запрещенного на территории Китая товара. Сумма составляет… Линь долго шелестел бумажками…. 8 миллионов фунтов в ваших деньгах. Нокаут!




https://sputnikipogrom.com/history/68903/megacorp-14/

12
Page generated Jul. 25th, 2017 10:53 am
Powered by Dreamwidth Studios