Mar. 3rd, 2017

george_rooke: (Default)
В сентябре 1805 года, когда французские армии уже вступили на землю Австрии, а англичане блокировали эскадру Вильнева в Кадисе, датские войска, 20 тысяч штыков, под командованием наследного принца Фредерика внезапно совершили марш на юг и заняли Гольштейн. Сделано это было в расчете отодвинуть границы возможного французского вторжения подальше от собственно Ютландии. Сам наследный принц остановился в Киле вместе со своим первым министром Кристианом Бернсторфом, и Киль стал своего рода выездной столицей датского королевства.
Однако ситуация резко изменилась в 1806 году, после начала войны между Пруссией и Францией. Перед оглашением Берлинского декрета Наполеон недвусмысленно намекнул Дании, что отжатое надо вернуть, и 19 ноября 1806 года датские войска спешно покинули Голштинию.
Больше всего такое развитие событий оказалось неожиданным для Англии. При этом, чуть ранее датчане дали англичанам гарантии, что не подчинятся любым запугиваниям французов и «не удалятся при осложнении обстановки».
Англия рассматривала Гольштейн как своего рода трубопровод британских товаров в Германию, через который можно было пробить Континентальную блокаду.
Бернсторф объяснил британскому послу Бенджамину Гарлайку датские мотивы: скорость французского наступления в Пруссии поставила датскую армию в Гольштейне в полуокружение, она легко могла быть отрезана от остальной части страны. А что французы могут – вполне показали Йена и Ауэрштадт.
В Лондоне же как раз считали, что датский корпус в Голштинии угрожает французскому флангу, и решили, что датчане кулуарно провели переговоры с Наполеоном. Далее последовало требование императора к Дании закрыть всю торговлю с Англией. Естественно под угрозой вторжения. Датчане не говорили ни «да», ни «нет», но для англичан даже их молчание казалось очень угрожающим.
Отдельной проблемой для Англии являлся датский флот. С XVII века датчане строили в основном полноценные корабли. Да, иногда с них снимали мачты и ставили на якоря, используя в качестве блокшивов, но вернуть все назад было можно довольно быстро, тем более, что в Копенгагене всегда были необходимые запасы корабельного леса и такелажа.
В сентябре же 1806 года принц Фредерик постановил построить довольно большое количество гребных канонерок (вооружение две 24-фунтовки) для действий в прибрежных водах. К 1814-му планировалось довести их количество до 300 единиц.
Англичане не могли понять – зачем Дания строит москитный флот? У них вырисовывалось только два варианта – Крупский и Делчев или нападения на английскую торговлю в Зундах и захват британских торговых судов, или.. постройка канонерок для десанта в Англии.
Чтобы прояснить ситуацию, в Копенгаген с секретной миссией был послан кэптен Джеймс Данбар на 32-пушечном «Астрея». Согласно отчету Данбара, Дания обладала 20 линейными кораблями, 12 фрегатами, а на верфях денно и нощно строятся канонерки, первая серия из 20 единиц почти готова.
При этом Данбар не знал, что датские линкоры, присутствующие в гавани как блокшивы, вооружить мачтами и парусами нельзя – весь корабельный лес был передан на строительство канонерских лодок.
В общем-то, все эти обстоятельства вкупе с докладом Данбара привели Форин Офис к мысли, что Дания становится профранцузским государством, и строит флот для нападения на британскую торговлю, либо для десанта на Британские острова.
Что же происходило на самом деле? Данию беспокоили шведские поползновения в районе Норвегии. Принц Фредерик не исключал, что шведский флот попытается блокировать Норвегию с моря, а шведский армейский флот может организовать на побережье серию десантов. Именно поэтому в датчане решили предвосхитить события, и построить москитный флот, который сможет противостоять шведам у норвежского побережья.

527772401
Page generated Sep. 22nd, 2017 02:29 am
Powered by Dreamwidth Studios