Feb. 28th, 2017

george_rooke: (Default)
Переброска «святого отряда» в Ирландию отвлекла Елизавету от фламандских дел. Сначала на остров были переброшены 3000 солдат, потом еще 8000, правда часть из них вскоре убыла в Шотландию, на пике чисто английская армия составляла в Ирландии 6400 человек. Однако после Смервика такое количество было признано избыточным, и контингент был сокращен до 3000 человек, плюс ирландские союзники.
Результатом Смервика стало подавление мятежа в Лейнстере, Балтингласс бежал во Францию. Джон Десмонд вторгся в Долину Этхарлай (Aherlow), земли, принадлежащие Батлерам, и устроил армагедец в отместку за то, что они поддержали Ормонда.
Тем временем Грей спокойно и планомерно уничтожал Манстер. Обширные области были разграблены, стада – забиты или угнаны, фермы и зерно – сожжены, люди – убиты. В 1582 году в Манстере осталась лишь треть населения, если сравнивать с кем, сколько жило в1579 году.
Однако Фитджеральды перешли к тактике партизанской войны, избегая прямых столкновений с главными силами, и набеги продолжались. Грей, понимая, что местное население Джеральдинов поддерживает, решил просто уничтожить его. Нет, ну а че? Нет населения – некому поддерживать, давать приют и сообщать сведения. Меры, производимые Греем, испугали не только его ирландских союзников, но даже королеву Елизавету. В результате он был отозван, а всю полноту власти передали Ормонду.
Последний решил действовать не силой, а лаской – он предлагал прощение всем, поддержавшим мятежников, кроме Джеральда и Джона Десмонда – эти дважды предали свои клятвы перед Тюдорами, и веры им нет. В начале 1582 года, поддавшись «прелестным письмам» Ормонда, сложил оружие Фиакх Хью О’Брайен. Николас Сандерс умер от голода и холода, выгнанный со своей земли и покинутый соратниками.
В 1582 году в разоренном Греем Манстере начался голод. Треть оставшегося населения оказалась без зерна, без скота, без жилья. Жрать было нечего совершенно, к лету обезумевшие от голода люди раскапывали жальники, и варили гниющую человечину. За счастье было найти забитый недавно англичанами скот. По самым скромным оценкам в Манстере от голода 1582 года умерло 30 тысяч человек, край стал совершенно безлюдным. "Из каждого лесочка или оврага выползали фигуры, похожие на тени. Они выглядели как сама смерть, они были словно призраки, открывали рот - но ни звука не доносилось оттуда. Ели кору, если все, что попадется, и в конце концов умирали беззвучно и тихо". В Анналах хронист четко отмечает - "Внезапно цветущая и богатая страна стала пустыней, без людей и животных".
Летом же 1582 года у Корка был пойман в засаду Джон Десмонд. Его отряд в 50 всадников напоролся на заранее укрытых арбалетчиков и конницу капитана Суитси (Suitsi), пытался убежать, но был убит. Джеральд Десмонд Сбежал в предгорья Слайв Миш, где его обнаружил клан Мориарти (Moriarty), у которого Десмонд начал воровать скот, чтобы не помереть со своими людьми с голоду. В сентябре 1583 года началась облава, в которой приняли участие МакКартни, Муры, Ормонды, Мориарти, и 11 ноября 1583 года Джеральд Десмонд с оставшимися 10 людьми был убит. Трупы Дожна и Джеральда четвертовали, головы отослали Грею, а руки-ноги – по разным городам Ирландии.
Но самое интересное в другом. Хуан Мартинес де Рекальде, высадив «святой отряд», решил исследовать западное и северное побережье Ирландии. Он прошелся вверх до Киллибегса, изучив глубины и течения на местности.
История получила продолжение во время похода Непобедимой Армады. Когда англичане уверились, что испанский флот решил обойти вокруг Британии, Елизавета и Сессил решили, что испанцы хотят высадиться в Ирландии. Практически вся армия – 10 тысяч солдат (количество для Ирландии беспрецедентное) – была отослана на остров. Восстание Десмондов было еще свежо в памяти. приказ был один - любого испанца в Ирландии убить!
Как все знают, множество кораблей разбилось о берега Ирландии. Исключение – корабли Рекальде. Изначально их было три, потом присоединились еще. Точкой сбора был назначен полуостров Дингл, где, как мы помним, были высажены «папские войска». Спрятавшись за островом Баскетт от непогоды, Рекальде смог привести свои корабли в относительный порядок, высадил разведывательные партии, которые добыли съестного и несколько голов скота, и повел корабли в Испанию. 21 сентября на рейд испанского Сантандера вошли остатки Бискайской Армады Рекальде. Он смог довести хотя бы часть кораблей, и причина этого – в известной степени события 1580 года.

george_rooke: (Default)
Вот тут ecoross1 попытался заклеймить революции и революционеров.

Проблемка есть только одна. ecoross1 ставит телегу впереди лошади. Ибо чтобы революционеры превратились из кучки маргиналов в реальную силу, в локомотив, который возглавит и поведет, нужна долгая и нудная работа той самой власти, которую эти революционеры пытаются свергать.

В стране, где нету основы для социальных потрясений, где нету самих потрясений, никакие революции в принципе невозможны, и любой революционер воспринимается как балаганный шут и ошибка природы.
А вот когда власть медленно и методично сама подводит народ к идее бунта, сама совершает все мыслимые и немыслимые ошибки, сама закрывает социальные лифты - балаганные шуты и ошибки природы неожиданно становятся провидцами и их выступлениям на броневичках рукоплещут толпы народу.
Естественно и понятно, что лучше всего реформы, которые необходимы, делать сверху, ибо это наиболее бескровный вариант. А если их не делают? Или делают слишком мало и слишком поздно?
Пример? Да не вопрос.
Как известно,  любое производство, в том числе и сельское, делится на три составляющие:
а) производство
б) логистика
в) сбыт.


1. Что у нас было к 1914-му году? С производством у нас была проблема низкой урожайности и малоземельности, помочь могла механизация, но: «Наряду с низкой урожайностью, одной из экономических предпосылок наших голодовок является недостаточная обеспеченность крестьян землёй. По известным расчётам Мареса в чернозёмной России 68% населения не получают с надельных земель достаточно хлеба для продовольствия даже в урожайные годы и вынуждены добывать продовольственные средства арендой земель и посторонними заработками.». А почему эта проблема на тот момент была нерешаема? Да очень просто: «Нельзя умолчать о том, что много обвинялось здесь некоторыми ораторами крестьянское население, будто бы эти люди ни к чему не способные, ни к чему не годные и ни к чему вообще не подходящие, что насаждение у них культуры — работа тоже как будто излишняя и т. д. Но, гг., подумайте; на чем же это крестьяне должны применять культуру, если у них оказывается 1 — 2 дес. Никогда никакой культуры не будет.» Депутат, крестьянин Герасименко (Волынская губерния), Заседание Думы 1906

2. Логистика. На 1910-й год в России существовало 75 элеваторов. На всю Россию. Вообще. При этом никто из отгрузчиков зерна не стремился перейти с амбарного хранения на элеваторное. Проблема с точки зрения купцов была одна - а как потом понять, где мое зерно, а где чужое? Почему это их интересовало? Да потому что каждый купец давал разное качество зерна. Соответственно надо было вводить что? Правильно - ГОСТы. И механизированную очистку. То есть купец сдает зерно на входе, оно проходит через очистку, и получаем вес зерна на выходе, за которое и будет оплата.
При недостатке ж/д путей совсем забросили канальное строительство, отказались от обычных конок, чтобы подвозить зерно без потерь от крестьянских центров к местам хранения.
И т.д.

3. Сбыт. Основная проблема - это торговля именно сырьем, то есть зерном, а не изделиями из зерна. И получалась веселая картина - Германия покупает у нас пшеницу, делает из нее шнапс, и продает нам же. И этой маржи Германии хватает, чтобы возместить траты на купленное у нас зерно.
Но и с внешней торговлей засада. Основной покупатель - Германия, наш внешнеполитический враг. То есть война в Европе - и наши поставки в Германию накрываются медным тазом. Могли ли мы перенацелить зерно на другие страны? Да, могли. Но были четыре маленькие проблемки.
Проблема 1. В случае войны с Германией датскими Зундами мы воспользоваться не могли. Думаю, понятно почему.
Проблема 2. Черноморский вывоз упирался в Босфор и Дарданеллы, а они не наши, и влиять на Турцию мы в этом плане не могли.
Проблема 3. Вывоз через Белое и Баренцево море тоже был под вопросом. Железная дорога шла только до Котласа, а дальше, в Архангельск, будь добр - только речными путями. Которые работают только 4 месяца в году. Собственно как и вывоз из Белого моря. А на Баренцевом море никакого Романова-на-Мурмане и ж/д ветки до туда не было до войны.
Проблема 4. Можно было бы использовать тихоокеанский вывоз, но - пропускная способность Транссиба не давала это сделать в принципе. Частных грузов только по 100 вагонов в день, не больше.

Заметьте, сколько вариантов решений у власти. Можно реально решить аграрный вопрос. Его, кстати, и начали решать в 1911-м, правильно, нормально, как это и было надо делать. Только делать это надо было хотя бы на 10 лет раньше, до крестьянских волнений 1902-1907 годов.
Можно было решить проблему сбыта внешнеполитическим путем, захватив те же Босфор и Дарданеллы в 1878-м, 1895-м, 1912-м, 1913-м, не беря более ранние возможности.
Можно было кинуть помещиков и помещичье землевладение, мало ли в истории примеров, когда один из руководящих классов кидали в полном составе?
Можно было решиться на реформу превращения крестьян в наемных работников, это двинуло бы вперед промышленность.
Да можно было бы пожертвовать братушками, и заключить союз с Германией, раз уж она для нас самый большой торговый партнер.
Хоть что-то для решения проблем власть сделала? Вернее даже не так. При Николае начиная с 1907-го реально делали, но мало, и очень поздно. Столыпинская реформа должна была быть радикальнее на порядок - я бы например предложил помещикам менять их наделы в центральной России на сибирские. Вот есть никому ненужная земля - владей! Хочешь, чтобы она тебе доход приносила - развивай, предлагай лучшие условия! Не можешь? Ну так продай тому, кто может.
Система строительства элеваторов и каналов с 1911-го наконец-то заработала хотя бы в половину мощности. Были введены аналоги ГОСТов на зерно, и т.д.
Но большинство проблем так и осталось. И росло со скоростью снежного кома.
Может быть их бы решили, по крайней мере подвижки с 1907-го сильно обнадеживали. Это и рост заработной платы рабочих чуть ли не в 2 раза, и создание собственного производства агротехники, и внимание логистике, и темпы роста промышленности. Но мы решили поиграть в большую державу и вступили в войну. В результате не до конца залеченные проблемы просто обострились, а потом и свели всю страну в могилу.
Но виноваты революционеры, да. А не парни у руля, которые рулили только время от времени, чаще всего занимаясь спекуляциями и собачась между собой.
Для меня символом тех лет был и остается Самарский элеватор, построенный не купчинами, занимавшимися хлебом, а братьями Нобель, готовый только к 1917-му, и не дня элеватором не работавший, ибо началась сначала революция, а потом Гражданская.
Вишенка на торт - построить его собирались с 1882 года.

Page generated Sep. 22nd, 2017 02:40 am
Powered by Dreamwidth Studios