Feb. 26th, 2017

george_rooke: (Default)
Началось все, пожалуй, в 1570 году. Во время первого восстания Десмонда в Ирландии несколько католических епископов Кэшеля написали Филиппу II и Папе Римскому просьбу поддержать повстанцев, «яко помощников в борьбе против еретиков». В письме Филиппу писалось: «каждый день и каждую ночь мы ведем жестокую войну против англичан, и только вы можете сохранить и защитить нас». Но на тот момент Филиппа в отношениях с Англией все устраивало, и граф Десмонт, вернувшись из Франции, смог навербовать только 100 ирландских, испанских и итальянских солдат, прибывших в Ирландию под знаменем папского эмиссара Николя Сандера, который ограничился тем, что зачитал прокламацию Папы, где Елизавета I была объявлена тираном и безбожником.
Естественно, на самом деле война шла не из-за религии – граф Десмонд из рода Фитцджеральдов, пытался сохранить свою власть над Коннахтом и Манстером в противовес проанглийски настроенному графу Ормонду. Религия тут была только фоном.
Сами же англичане пытались «цивилизировать» край – они требовали от Десмонда распустить свою частную армию, или передать ее на службу короне, оставив себе только 20 всадников, а самому заняться помещичьим бизнесом, ибо не фиг грабить, надо как бы производить и созидать. В конце 1578 года Десмонда принудили согласиться, его дети были направлены в Англию на житье и обучение, а сами Фитцджеральды стали помещиками.
Многие из клана были недовольны этим решением, особенно брат графа, Джон, к тому же ирландцы категорически отказывались принимать на своих землях английских поселенцев – Англия тогда скидывала избыток населения в Шотландию и Ирландию, тем самым решая вопрос аграрного перенаселения и малоземельности.
Таким образом, религия была фоном, по факту обе стороны решали свои вопросы, но при этом во всю использовали козырь веры. В 1579 году граф Джеймс Фитцморис высадился в Манстере, к нему присоединился Джон Десмонд, и весь край оказался охвачен восстанием. Первое, что сделали восставшие – в трактире Трали убили двух английских сборщиков налогов – Генри Давеллса и Артура Карта. К осени 1579 года восставших насчитывалось до 2000 человек, тогда как всех английских войск в Ирландии было 1200 солдат.
Первое, чем занялись восставшие – это грабежом. Любимое занятие – угонять скот, воровать лошадей, убивать переселенцев. Собственно в одной из таких глупейших стычек погиб Фитцморис: в Бер Коннахте решил своровать табун, но получил пулю в лоб.
Сам граф Десмонд пытался откреститься от восстания, говоря, что о планах Фитцмориса не был ни сном, ни духом, но когда англичане попросили быть его последовательным, и соединить свои войска с английскими – он отказался. Понимая, что нейтралитет в такой ситуации будет восприниматься как поддержка восстания, граф решил, что терять ему нечего и перешел на сторону восставших. Чтобы сжечь мосты, он разграбил Йол и Кинсейл: «Джеральдины (так в Анналах называли Фитцджеральдов) захватили все богатства, которые нашли в Кинсейле, за исключением того золота и серебра, которое купцы смогли погрузить на корабли и выйти в море, прежде чем город был захвачен. Многие бедные и нуждающиеся из кланов стали богатыми. Фитцджеральды сровняли с землей стены города, разрушили замок и донжон, а так же все дома из камня и дерева, так что населению почти год после этого негде было жить, кроме как под открытым небом».
Позже, когда английские войска высадились в Кинсейле, жители города встречали их с радостью, а мэра города повесили за предательство.
Тем временем Десмонд, награбившись вдоволь, рассылал воззвания по всей Ирландии – «Я и мои братья поднядись на войну ради защиты католической веры и ниспровержения власти англичан в нашей стране, которые осквернили и Ирландию, и нашу Святую веру. Настал час подняться всем вместе, тем более, что нас поддерживают Папа Римский и король Филипп Испанский».
Английский ответ был предсказуемо свирепым – Лорд-Канцлер приказал собрать в окрестностях Дублина всех трудоспособных мужчин, и «казнить всех арфистов, бардов, рифмоплетов, а так же всех бездельников, не имеющих хозяина», то бишь - ирландскую творческую интеллигенцию. Англичане считали, что в грабь-армии ирландских и шотландских кланов идут люди, у которых нет работы. Легче их просто вырезать на фиг, ибо, даже если им дашь работу, они будут недовольны, поскольку работать не любят, а любят только крушить и грабить.
Из Англии срочно было послано в Ирландию до 2000 солдат под командованием графов Пэлэма и Мэлби. Там они объединились с соединениями Ормонда, и вторглись в земли Фитцджеральдов, уничтожая на пути все живое. Скот либо отгоняли к себе, либо убивали на месте. Посевы и дома сжигали. Запруды разрушали. Главной своей задачей англичане видели обрушение экономической базы Фитцджеральдов.
Повстанцы делали то же самое, ибо видели лейтмотивом английского присутствия в Ирландии снабжение английских городов. Прерви это снабжение – и англичане вынуждены будут убраться. Описания с обоих сторон выполнены как под копирку: «Сыновья графа Десмонда уничтожили, сожгли, разрушили полностью каждый дом, каждую захваченную крепость или город, сожгли и вытоптали все поля, уничтожили все жилища, какие нашли». А вот ирландское описание: «англичане разрушали каждый дом, каждую халупу, сжигали поля, каждый стог сена, они хотели сделать из земель Джеральдинов пустыню».
Было только одно отличие. Англичане, занимая ту или иную область, всех ремесленников, мастеровых, крестьян собирали в колонны и гнали на свои земли, безжалостно убивая всех безработных, бездельников, стариков и деревенских юродивовых. Ирландцы, захватывая английские земли, дурачков и безработных щадили, убивая всех, кто реально что-то может делать руками.
Собственно обычный ирландский крестьянин оказался меж двух огней, но винил он чаще всего англичан. Ибо – а) протестанты, б) – а че, порядок не могли навести, блин?

5199029
george_rooke: (Default)
Тактика взаимного грабежа имела, помимо означенных выше плюсов, и большие минусы. Прежде всего, грабежом сосредоточенная в одном месте армия заниматься не может (объедать местность она будет быстрее, чем грабить), поэтому естественно, армию разбили на мелкие отряды, чтобы охватить как можно большую местность, и чтобы грабить было удобнее.
Соответственно, англичане делали засады на мелкие отряды ирландцев, а ирландцы – на англичан. Внезапно к повстанцам присоединился виконт Бантингласс, более известный в Ирландии под именем Фиакха МакХуга О’Брайена из Уиклоу, который неожиданным маневром атаковал и захватил Гленмалур, в плен чуть не попал английский лорд Грей. Гленмалур был крепостью, прикрывавшей Дублин, и это было опасно. В ответ Грей прошелся огнем и мечом по владениям О’Брайена, заслужив репутацию очень жестокого человека даже у англичан: «он щадит ирландцев меньше, чем диких собак».
Но тут… Тут вмешались в дело обстоятельства, которые вообще от ирландцев не зависели. Обычно это называется термином «мировая закулиса», или «внешнеполитические обстоятельства». Собственно, в 1578 году в «Битве трех королей» погиб португальский король Себастьян, не оставив после себя потомства. Королем стал 66-летний кардинал Энрике Португальский, но в то время, когда люди старели гораздо быстрее, нежели сейчас, из детородного возраста дедушка уже вышел, да и обет безбрачия мешал завести законную супругу. Конечно, Энрике отправил к папе Римскому просьбу снять с него обет безбрачия, но папа, подумал и… отказал.
Когда падре кардинал умер в 1580-м, в Португалии разразился кризис. На престол страны претендовали:
- Филипп II Испанский, как сын Изабеллы Португальский, то есть прямой внук португальского короля Мануэла I.
- дон Антониу, приор мальтийских рыцарей в Крату (Португалия), как сын инфанта Луиша (который в свою очередь был сыном португальского короля Мануэля I) от то ли арабки, то ли еврейки. Главная проблема была в том, что если по португальским и испанским законам он считался дворянином «голубых» кровей, то по законам евреев – стопроценным евреем, поскольку те определяют национальность по матери. На это, кстати, напирал Филипп Испанский – еврей на троне католической державы!
- Катарина Браганса, как дочь Эдуарду, шестого сына Мануэля I, и Изабеллы Браганса.
- Риануччо Фарнезе, герцог Пармский, 11-летний мальчик, как сын Марии Португальской (дочери Изабеллы Браганса того же самого Эдуарду). Но чем права Риануччо отличались от прав Филиппа II? Да фактически ничем. Такое же происхождение по женской линии, только не от короля, а всего лишь от инфанта.
- Эммануил Филибер, герцог Савойский, как сын Карла Савойского и Беатрисы Португальской, вторая дочь Мануэля I от его второй жены Марии Арагонской. Здесь у испанского короля было право первородства, все же Изабелла Португальская была ПЕРВОЙ дочерью от Марии Арагонской.

Пока претенденты мерились родословными, дон Антониу из Крату тайно объехал знатные семейства, и в результате 20 июня 1580 года в Сантарене был избран королем Португалии, причем Регентский Совет из пяти членов знатных фамилий оказался совершенно ни сном, ни духом. При этом – дона Антониу поддержала Англия.
Именно поэтому в сентябре 1580 года, Филипп, который очень долго отказывался вмешиваться в ирландские дела, решил-таки войти в долю – для перевозки набранного в Папской области контингента (800 солдат, итальянцы и испанцы) выделил 8 галеонов и 4 паташа. На выделенные Папой деньги Филипп обязался предоставить «святому отряду» провиант, припасы, а так же боеприпасы, мушкеты, шпаги, и т.д. в расчете на 5000 человек, так как кондотьеры надеялись, что в Ирландии под знамя католицизма к ним стекутся значительные силы. Командовать морским отрядом по совету дона Альваро де Базана назначили Хуана Мартинеса де Рекальде, начальника Бискайской Эскадры. Чуть ранее Рекальде отличился тем, что поднял большую часть золота с галеонов «Серебряного флота», потерпевших кораблекрушение на Мадейре. Он разработал конструкцию водолазного колокола, с помощью которого испанские идальго, переквалифицировавшись в водолазы, искали и собирали золотые слитки на дне моря.
10 сентября 1580 года корабли Рекальде вошли в бухту Смервика, городка, расположенного на полуострове Дингл. Там были ссажены 800 испанских и итальянских солдат, нанятых Папой, предоставлены пушки в помощь восставшим, которые как раз осаждали Дун ан Ойр. Рекальде сразу же ушел, ибо он состоял на службе у короля Филиппа и не имел права вмешиваться в междоусобицу.
Командир «святого отряда» капитан Себастиано ди Сан-Джузеппе расставил орудия и начал обстрел крепости, которая быстро сдалась. Однако 10 ноября, то есть через два месяца, подошел Грей с 1700 солдат и атаковал Сан-Джузеппе, при этом ирландцы его покинули сразу же, как запахло жареным. Исчерпав все возможности к сопротивлению «святой отряд» сдался на милость победителя. Испанцам и итальянцам при сдаче обещали жизнь, но сразу после капитуляции все оставшиеся в живых 600 человек были отданы ирландцам, которые отрезали им половые органы, поотрубали руки и ноги, а потом скормили свиньям. Грей отправдывал это просто – «святой отряд» - обычные наемники, это «отпускники», а не регулярные войска Филиппа II, поэтому к ним милость на поле боя неприменима.



Классная картинка))))
Page generated Sep. 22nd, 2017 02:26 am
Powered by Dreamwidth Studios