Feb. 15th, 2017

george_rooke: (Default)
Пока наш солнцеликий губернатор раскрыл заговор пенсионеров, предлагаю почитать о том, что творилось в Самаре и губернии во время отмены крепостного права, благо, нас по ходу в состояние до 1861 года ведут семимильными шагами.

Read more... )

Ну и далее прекрасное, не хуже собачек в самолете в Швецарию, и одновременно "денег нет, но вы держитесь":

Осенью 1858 года «Комитет по улучшению быта помещичьих крестьян и дворовых» собирался регулярно. Дворяне, как настоящие карточные шулеры, только и думали, как ошельмовать крепостных. По вопросу о размере оброка помещики рядились из-за каждой копейки, как прирожденные барыги. «Отчаянные крепостники» меньше 25 рублей с тягла и слышать не хотели, «либералы» отстаивали 23 рубля с тягла. Напомним читателям, что тягло составляло 2,4 души. Шишков предложил предоставить крестьянам право самим переходить на оброк с барщины. Консерваторы его освистали.
И.П. Рычков в противовес привел следующие цифры: имение, в котором 8 тягл, или 31 душа, приносит доходы, по его подсчетам, 600 руб. серебром в год с хлебопашества. Имение заложено за 2 480 руб. – ежегодные проценты с погашением доли залога составляют 173 руб. 60 коп., чистого дохода остается 426 руб. 40 коп. На этот доход, имея готовый хлеб, скотоводство, прислугу, дом с отоплением, помещик существует. Если перевести на оброк по 25 руб. с тягла – помещик получит 200 руб. – за вычетом у него остается 26 руб. 40 коп. Как может прожить помещик при этих условиях - возмущался Рычков.


http://www.proza.ru/2015/11/26/528
george_rooke: (Default)
Все-таки основная проблема Николая I, то что он замкнул решение всех вопросов на себе, но при этом не был последовательным. С Петром такое бы не проканало - когда III Отделение или Сенат изобличило бы вора - висеть бы тому на оглоблях перед зданием Сената. Еще бы и пир под виселицей организовали с родственниками, друзьями и соратниками повешенного в назидание.
А тут.... Это какой-то дурдом, впрочем сильно похожий на нынешний.


"29 декабря земский суд, узнав о новой крестьянской сходке, отправил в Троице-Хлавицкую волость заседателя Шиллингера. Последний, узнав, что Данило Евдокимов хочет огласить какую-то бумагу, предупредил священника, чтобы тот не читал этой «ложной бумаги». Бумаги Евдокимов Шиллингеру не показал, заявив, что там сказано об освобождении государственных крестьян от казенных податей. Арестовать Евдокимова не удалось, он скрылся в толпе крестьян. Следователи в конце декабря уехали в Холм, затребовав батальон солдат для расквартирования в «бунтующей» волости.20)
Упорство крестьян заставило администрацию лавировать. Этому способствовали и «новые веяния», вызванные канкриновской реформой. Новый губернатор Квитка, в согласии с Паулуччи, признал наличие злоупотреблений местных властей, давшее основание для волнений. Он отдал под суд исправника Палибина и уездного стряпчего Алексеева. Квитка был недоволен пристрастными действиями следователей, которые вместо расследования злоупотреблений взялись за «искоренение возмущения», что вновь вызвало волнение. Еще меньше была довольна следователями [260] реформированная Казенная палата. Тем не менее, явно не связывая концы с концами, палата одобрила «избрание» Трофима Тимофеева головой и отстранение Дорофеева, «чем показана была крестьянам власть начальства и разрушена самовольная их расправа».
Желая подчинить крестьян «кроткими средствами», губернатор и Казенная палата командировали на место нового управляющего хозяйственным отделением Казенной палаты полковника Вохина. Ему было дано наставление использовать средства убеждения, внушить крестьянам, что «никакая посторонняя настойчивость (намек на запугивание крестьян прежними властями.— С. X.) не может затмить их претензии», и добиться повиновения крестьян «без всякого прекословия». Одновременно губернатор дал Вохину на всякий случай заготовленное им отношение к начальнику военных поселений в Старой Руссе о присылке войска для усмирения крестьян.21)
Посмотрим теперь, как действовали чиновники резюмированного управления, официально ставившего своей задачей защиту казенных крестьян от злоупотреблений местных властей.
Вохин подробно описал свою деятельность.22) Он поспешно выехал из Пскова в ночь под новый год, обнадеживая по дороге крестьян обещанием полной защиты и расследованием всех злоупотреблений. Вохин не поехал в центр волости — погост Троице-Хлавицы, где располагались прежние следователи, а остановился в 2 верстах от волостного правления в дер. Избоевой, где в его распоряжении были местные чиновники и покорные начальству крестьянские должностные лица во главе с головой Трофимом Тимофеевым. Их он разослал по деревням созывать к нему крестьян. Однако 3 и 4 января никто к Вохину не явился, и только к вечеру 5 января с помощью имевшего влияние на крестьян отставного унтер-офицера Ивана Тимофеева удалось собрать крестьян. Один из крестьянских ходоков к царю, Григорий Иванов, потребовал от Вохина, чтобы он показал им их просьбы царю, «если подлинно он прислан для разобрания оной», «тогда они будут совершенно его, иначе не для чего им и на сход собираться». Тут же Вохин прочитал крестьянам первую часть инструкции управлениям казенных крестьян, составленную Канкриным, и внушал им, что новое управление «означает особенную к ним милость... государя». Вохин приказал крестьянам на следующий день явиться в церковь, а затем на сход с расписками о взносе податей.
6 января дьякон читал крестьянам тот же царский манифест от 12 мая 1826 г. На многолюдном сходе Вохин пытался успокоить крестьян разглагольствованиями о канкриновской реформе и добрых намерениях «пекущегося о благоденствии» крестьян монарха. Однако тут же Вохин заявил, что правительство не допустит со стороны крестьян «своевольства» и накажет непослушных новому голове Трофиму Тимофееву и отказывающихся от платежа податей. Напрасно многие крестьяне просили сменить Трофима Тимофеева и других должностных лиц, навязанных им следователями. Наиболее активные из крестьян заявили, что они подчинятся, если Вохин освободит арестованных, которые «страдают безвинно за одно послушание миру». Вохин «утешал» крестьян ссылкой на справедливость суда, перед которым арестованные могут оправдаться, и возможностью новых выборов головы, которые в скором времени произведет вновь назначенный окружной [261] комиссар. В заключение, применяя обещания и угрозы, Вохин заявил, что только уплатой податей крестьяне докажут свою покорность.
Вохин вызвал в избу представителей крестьян с расписками и занялся проверкой прошлых уплат. При сверке выписки, полученной крестьянскими ходоками из казначейства, с квитанциями о приеме податей оказались непоказанными в выписке 19 746 руб. Обнаружив это, крестьяне воскликнули: «Вот как нас обманывают!»
Крестьяне сочли несправедливым требование уплаты податей раньше разбора их претензии. В течение 7-9 января они собирались без ведома начальства на новые сходки.
Вохин вызвал к себе Данилу Евдокимова, намереваясь его арестовать. Чувствуя, к чему идет дело, тот заявил, что пойдет только с миром, а затем ушел из дому, как и многие другие крестьяне, «неизвестно куда». Вскоре делегация крестьян вручила Вохину «рапорт», в котором крестьяне заявляли, что они не отказываются от платежа податей, но не будут их вносить до разрешения крестьянской просьбы, поданной царю.
Вохину с трудом удалось собрать крестьян на сход 9 января и то «по закате солнечном». На угрозы Вохина крестьяне отвечали царистскими доводами, что они «боятся гнева государя, если покорятся начальнику, посланному не от его величества», поскольку Вохин не показывает им царское решение. Вохин хотел переписать хотя бы часть упорствующих, но как только он «подходил к которому, то он, будто бы уступая ему место, прятался за другого». Когда Вохин спросил, что за причина такого их поведения, один из крестьян, выскочив из толпы, подбежал к Вохину, сунул ему в руки просьбу, с возгласом: «вот тебе причина!» и быстро скрылся в толпе. Вохин прочитал просьбу, повторявшую прежние доводы крестьян. После этого крестьяне быстро разошлись под покровом темноты.
Бессильный приобрести доверие крестьян, Вохин донес Казенной палате и губернатору, что убедился «в безумии крестьян, упорствующих против власти, им благотворящей», сообщил фамилии активных «мятежников» и пустил в ход испытанное средство: затребовал военную команду в количестве 710 солдат для размещения на постой по одному солдату в каждом доме трех непокорных частей волости.23)"


http://annales.info/rus/small/iz62_hvor.htm

Советую прочитать все полностью. Может быть у кого-то найдутся слова, как это охарактеризовать. Ибо у меня не получается.
george_rooke: (Default)

Однажды Николай  I  решил узнать, кто из его губернаторов не берет взяток. Ну и озадачил этим вопросом  III  отделение. Ответ ведомства Бенкендорфа был таков- не берут взятки всего два губернатора: ковенский Радищев и киевский Фундуклей. Комментарий Николая на полях доклада воистину прекрасен: " Что не берет взяток Фундуклей — это понятно, потому что он очень богат, ну а если не берет их Радищев, подозрительно, значит он чересчур уж честен".

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 02:41 am
Powered by Dreamwidth Studios