Feb. 13th, 2017

george_rooke: (Default)

"...Потеря Англией колоний ее на твердой земле не только не вредна, но паче и полезна, а еще быть может для России в части торговых ее интересов, поскольку со временем из Америки новая беспосредственная отрасль коммерции с Россией открыться и завестись может для получения из первых рук взаимных нужд".

Из доклада Панина Екатерине, 1779 год.

Что тут скажешь? Принцип против англичан прям их и использовали: "Nothing personal,  just business". Красиво!

george_rooke: (Default)
Чем больше читаю про Джона Мальборо - тем больше поражаюсь. Ну до чего же везучий черт!
Итак, 1690 год, Ирландия. Черчилль с 10 тыс. солдат подступает к Кинсейлу. У него половина войска голландцы и немцы, половина - англичане. Первые ненавидят вторых, вторые первых, по ночам в лагере процветает поножовщина и драки, более того - запасов провианта осталось на 3 недели.
Кинсейл представляет из себя предместья, и два форта по обоим сторона реки Бэнжон - Форт Джеймс (или Старый Форт) и Форт Чарльз (Новый форт). Форт Чарльз - это пятиконечный бастион с толстыми стенами, построенный по последнему слову техники. Форт Джеймс - форт 1600-го года, довольно устаревший, но тоже довольно сильный.
Оборонял город 3-тыс. гарнизон под командованием Эдварда Скотта.
При приближении войск протестантов Скотт принял принципиальное решение - отказаться за борьбу в предместьях, а оборонять форты. На дворе октябрь месяц - очень неприятное время года даже для Южной Ирландии, и Мальборо, понимая, что решить все как можно быстрее - в его интересах, идет на штурм Форта Джеймс, атакуя со стороны реки на лодках, и со стороны суши отвлекающий удар. Штурм этот довольно легко отбит, наступающие потеряли 200 человек убитыми и до 1000 раненными, и откатились назад. Но далее происходит невероятное.
Какой-то дебил из гарнизона Форта Джеймс спускается в пороховые склады с факелом, чтобы доставить бочки с порохом к батареям - взрыв! Разрушения жесточайшие, и оставшиеся защитники срочно перебираются в Форт Чарльз, отказавшись от борьбы за Форт Джеймс. Часть же, потрясенная взрывом, просто сдалась.
Но задача для Мальборо не облегчилась - Форт Чарльз - крепость без слабых мест. Единственное, что можно сделать - это попробовать его обстреливать с близлежащих высот. Мальборо ставит орудия начинает обстрел. Результат - всего ТРИ орудия могут вообще дострелить до стен форта. Но Мальборо приказывает бомбардировать крепость. Сутки. Двое. Трое. Скотт занервничал. Такая бомбардировка показывает, что у противника в достатке боеприпасов и провианта, что готовы они брать крепость долго, и отсюда не уйдут. У Мальборо меж тем провианта осталось ровно на десять дней. То есть у него есть 10 дней, чтобы взять Кинсейл. Иначе - пора валить, и зимовать неизвестно где, с предсказуемым результатом по потерям.
И на пятый день бомбардировки к Черчиллю приходит делегация из Кинсейла - мол, мы готовы сдаться, но только на условиях почетной капитуляции. Иначе - будем сражаться до конца.
Награда небес! Но Мальборо наверное был неплохим игроком в покер, и сказал, что подумает. Берет на раздумье два дня, и потом сообщает - конечно, это не в моих правилах, и Вильгельм меня за это по головке не погладит, но так уж и быть - проваливайте из форта со знаменами и оружием. Тока это - запасы провианта и пороха оставьте. И да, радуйтесь, что я сегодня добрый.
Скотт и 1200 человек, оставшихся от гарнизона, спешно со знаменами и под барабанный бой уходят в Лимерик.
На момент сдачи Форта Чарльз у Мальборо оставалось провианта на три дня.
george_rooke: (Default)
Наверное самый интересный вопрос.
Как мы видели - бомбардирские кэчи оказались юбер-оружием. В отличие от своих коллег по суше, мортиры не нужно было долго устанавливать, защищать всяческого рода рогатками и укреплениями, подвозить боеприпасы и т.д. Тем не менее, в войне Аугсбургской лиги бомбардирские суда просто исчезают со сцены. Что же случилось?
Далее следует комедия в трех актах.
Акт первый.
Министр морского флота Сеньелэ, видя результаты использования бомбардирских галиотов, с подачи Пти-Рено обратился к королю с просьбой увеличить финансирование на строительство подобного рода судов и разработать стройную теорию их применения на основе полученного опыта. Король послал Сеньелэ к Вобану, и тут произошел первый конфликт. Вобан считался признанным мастером крепостной обороны и строительства крепостей. В случае использования бомб он увидел угрозу своему положению. На тот момент маршал, безусловно талантливый инженер и военный, был в роли того охотника из "Обыкновенного чуда", который отстаивал свои новшества и изобретения от других охотников. Бомб-кэчи грозили обрушить стройную систему теории обороны и правильной осады. В этой ситуации Вобан предпочел заболтать тему, а не заниматься реальным делом. Пти-Рено же усадили за бумажную работу - составить описание всех мест и портов Европы, где возможно применение бомбардировок с моря и эффективной работы бомбардирских судов. Сильно похоже на то, как салаге дают задание точить якорь.
Акт второй.
Опыт применения бомбардирских судов был у Флота Леванта, у Флота Океана такого опыта не было. Пти-Рено был направлен в Брест, дабы в курсе лекций объяснить господам-командирам, что такое бомбардирские кэчи, как их использовать, и в каких случаях. Многие знатные офицеры восприняли приезд Малыша Рено как оскорбление - мол, чего это мы захудалого дворянчика слушать будем. В результате Пти-Рено подвергся в Бресте фактически обструкции, его просто игнорировали. К ним присоединились и ученые - Бернулли и Гюйгенс, которые посчитали бомб-кэчи "варварским оружием", которое против европейцев применять нельзя, ибо "нечестно".
Прибывший в Брест Турвилль, дабы внушить уважение к Пти-Рено, двух особо горячих капитанов посадил под арест, но это мало помогло.
Ну а с приходом Поншартрена программа постройки бомбардирских судов на Флоте Океана была заморожена ради "оптимизации бюджета". Так и получилось, что до 1704 года Франция имела бомб-кэчи только на Средиземном море.
Акт третий.
Людовик XIV, смущенный призывами "творческой интеллигенции" Европы, прекратил строительство бомб-кэчей в 1688-м. Более того - по просьбе Якова II он запретил их использовать флоту против английских городов. Исключение - 1689 год, осада Лондондерри, где барон де Пуанти начал бомбардировки с суши, которые чуть не привели ко взятию города. Остановил бомбардировки лично Яков II, который посчитал их жестокими. Вообще, война в Ирландии 1688-1691 годов - это театр абсурда, но об этом как-нибудь потом.
Когда Турвилль, переходя из Тулона в Брест, хотел с собой взять три-четыре бомб-кэча для острела Плимута, где спряталась эскадра Киллигрю, Людовик лично запретил их переброску. Ибо "мы с моим братом Яковом воюем с узурпатором Вильгельмом, а не против английского народа". В результате галиоты использовались только против испанского побережья в эту войну. С помощью их были взяты Росас, Барселона, Лагос, Онеглия, были произведены бомбардировки Паламоса, Гибралтара, Аликанте.
В следующую войну Форбэн круто оторвался на Триесте, выпустив по этому городу-складу Евгения Савойского с двух бомб-кэчей "Прозерпина" и "Вулкан" 2500 бомб за 24 часа, и устроил армагедец провизионным и военным складам, а так же судам в гавани. Говорят, Савойский в ярости потом требовал привести к нему Форбэна живым или мертвым.

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 10:48 am
Powered by Dreamwidth Studios