Jan. 30th, 2017

george_rooke: (Default)
Генерал Корнуоллис начал свой «бег на север» и кампанию против Вирджинии 15 марта 1781 года. Его 7500 человек объединились с войсками Бенедикта Арнольда и Уильяма Филлипса, а у Санкт-Петербурга, Вирджиния, получили подкрепление в 1500 солдат от Клинтона. К 4 июня была захвачена столица штата – Шарлоттсвилль. 11 июня американский Конгресс создает комиссию, состоящую из Бенджамина Франклина, Томаса Джефферсона, Джона Джея, Генри Лоренса и Джона Адамса. Задача комиссии – найти возможности мира с англичанами ценой любых уступок. Согласны отдать все южные штаты и штат Нью-Йорк. 5000 солдат Лафайетта и Штойбена в Вирджинии ничего не могли сделать с британцами, которые имели преимущество не только в обученности солдат, но и в мобильности – легкая конница англичан и лоялистов была пока вне конкуренции.
Однако 22 июля Корнуоллис получает приказ Клинтона – свернуть кампанию в Вирджинии и идти к реке Йорк и укрепиться там. На недоуменный вопрос – а для чего? – ответ простой: как будет готов флот – мы его вышлем за вами, зачем с боями прорываться в Нью-Йорк, когда можно сесть на корабли, и объединить силы без боя? И сначала ударим по Рошамбо и Вашингтону в Род-Айленде, а потом уже раскатаем остатки корпусов Лафайетта и Грина.
Корнуоллис прибывает к Йорктауну 1 августа 1781 года, проделав быстрый 300-километровый марш и обустраивает лагерь. Он ждет флот, которого все нет (мы с вами помним, что Грейвз получил указание встретить ценный конвой, и пока о положении Корнуоллиса ни сном, ни духом). Наконец 1 сентября появляются паруса! Оказалось – французские.
Де Грасс, заведя корабли в реку Джеймс, высаживает 3000 человек со 100 орудиями у Джеймстауна, и перекрывает шоссе, ведущее к Уильямсбургу. И Корнуоллис оказывается в ловушке.
Более того, август и сентябрь – малярийные месяцы, потери составляют чуть ли не по сотне человек в день. С 5 по 11 сентября идет противостояние флотов, а дальше…
Ни Корнуоллис, ни Клинтон особо не беспокоились. По данным разведки Рошамбо и Вашингтон находятся в Филадельфии, Расстояние по суше между городами 350-400 миль, времени на реагирование хватит с запасом. Но они совершенно не учли в этих планах де Грасса.
Тот 14 сентября загрузил американские войска в Филадельфии, Аннаполисе и Балтиморе, и по водам Чесапискского залива перевез их к Джеймстауну.
Корнуоллис узнал об этой операции только 17 сентября, он попробовал было вырваться на юг, но с севера на него спускался 5-тысячный корпус Лафайетта, который шел к Йорктауну по суше, а во фланг вполне мог ударить французский 3-тысячный корпус, который высадил де Грасс. Это был нокаут!
Смейтесь в лицо тем людям, которые будут говорить, что Йорктаун выиграли американцы. Это чисто французская кампания, более того – решающая роль тут принадлежит именно французскому флоту, который
а) обеспечил господство на море
б) организовал высадку войск с Гаити, которые послужили своего рода фланговой угрозой англичанам.
в) Перевез войска американцев из Филадельфии к Йорктауну, тем самым лишив британцев времени для принятия решения, а так же избавив войска от санитарных потерь на марше
г) привез серебро, ибо не будь этого миллиона – американская армия разбежалась бы по домам, как это не раз бывало
.


Так выглядел порт Брест.
george_rooke: (Default)
Когда Фридрих Великий инспектировал берлинскую тюрьму, все заключенные клялись, что невиновны, и только один признался, что сидит за ограбление. Фридрих, подумав пару минут, приказал немедленно вышвырнуть из тюрьмы этого мерзкого грабителя, чтоб тот не влиял дурно на собравшихся в тюрьме порядочных людей.

Из книги Томаса Кэмпбелла "Frederick the Great: His Court and Times".
george_rooke: (Default)

К сожалению, наибольшему ущербу в торговле, согласно выторгованным ганзейцами правам, подвергались русские купцы. Так, при покупке у новгородцев мехов и воска – главных предметов ганзейского экспорта из Новгорода, ганзейцы имели право меха осматривать, а воск «колупать», то есть, откалывать куски воска для проверки его качества. К покупаемому меху ганзейцы могли требовать наддачи, которая являлась компенсацией за возможную недоброкачественность товара. Размеры наддачи, так же как и отколотых кусков воска, которые, кстати сказать, в счёт веса покупаемого воска не засчитывались, не были установлены юридическим путём, а определялись лишь довольно растяжимой «стариной». Пользуясь этим, ганзейцы откалывали весьма солидные куски воска, а к мехам требовали чрезмерных наддач, на что неоднократно жаловались новгородцы. Новгородцы при покупке ганзейских товаров подобных прав не имели.
Сукна же, пользовавшиеся в Новгороде большим спросом, ганзейцы продавали поставами – лакенами. Лакен сукна должен был иметь в длину 44 локтя. Но покупатель мог проверить его длину только дома, ибо при покупке осматривать и промерять сукно не разрешалось. Лакены продавались в свёрнутом виде, в обёртке, которая служила образчиком содержимого. На обёртке имелась пломба, удостоверявшая доброкачественность товара. Однако, несмотря на наличие пломбы, новгородцы, снимая у себя дома обёртку, часто обнаруживали, что лакены не имеют положенных 44 локтей в длину, иногда же они оказывались сшитыми из нескольких кусков сукна. Соль продавалась мешками, мёд и вино – бочками. Мешки соли, так же как и бочки меда и вина, должны были содержать определённый вес – 20 ливонских фунтов, но они ни взвешиванию, ни измерению не подлежали. Ганзейцы соль продавали не по весу, а мешками – понятно, обвес был частым явлением, а вино разбавляли водой. В 1518 году в Псков привезли низкопробное серебро, правда, через шесть лет его отправили обратно в Дерпт. В другой раз в 1300 году «гость» привез в Новгород некачественную ткань, и олдерман (ганзейский старейшина) заставил своего купца увезти брак обратно. Можно представить, как злоупот­ребляли этим обстоятельством ганзейцы, как наживались за счёт недомера и недовеса товаров. Это длинный список запрещённых к продаже русских товаров (знакомая тема), в который входили клинки, оружие, золото, цветные металлы, ряд иных товаров, однако хитрые ревельские купцы обходили запреты, перевозя те же клинки в бочках из-под сельди.
Конечно, возникали обманы с обеих сторон, хотя со стороны новгородцев и славян такие случаи были достаточно редки. Например, в 1414 году некий купец Брюгге жаловался, что новгородский купец наложил кирпичей в проданный воск для придания ему веса.

http://nwpskov.ru/content/articles/?SECTION_ID=579&ELEMENT_ID=5550

Page generated Sep. 22nd, 2017 02:33 am
Powered by Dreamwidth Studios