Jan. 8th, 2017

george_rooke: (Default)
Во время войны за «шведское наследство» в 1517-1520 годах к Любеку обратился Кристиан II, причем не напрямую, а через своего шурина – испанского короля и германского императора Карла V (Кристиан женился на Изабелле Габсбургской в 1515 году). Для найма армии и вторжения в Швецию Кристиану сильно нужны были деньги, и искал он любые источники финансирования, даже попросил Карла V досрочно выплатить ему приданое (250 тысяч флоринов), чем, наверное, единственный раз в жизни ввел Карла в состояние бешенства.
Как мы помним, Швецию Кристиану удалось завоевать в 1520 году, но просьбы о выплате приданого поступали с пугающей регулярностью. И император решил сделать ход конем. Карл послал 21 июля 1521 года в Любек замечательный документ, который требовал у Ганзы… выплатить приданое Кристиана за Карла. Это письмо вызвало взрыв негодования в Любекском Совете, и к императорскому двору послали в качестве переговорщиков бургомистра Николауса Бремзе и члена муниципалитета Ламберта Виттингхофа, которые потребовали у Карла V разъяснения насчет его сомнительных сентенций.
Карл, которого к тому времени его просто утомил, неожиданно попросил всего лишь внеочередных ленных выплат, и встал на сторону Ганзы, отправив Кристиану требование опустить захваченные любекские корабли и купцов, а так же возместить стоимость присвоенных себе товаров. Более того, ссылаясь на договор, заключенный в Бад-Зегеберге в 1459 году датским королем Кристианом I и Ганзой, он потребовал не вводить по отношению к Любеку новые налоги, отменить уже введенные, и восстановить старые привилегии Ганзы в Дании.


На картинке будущий император Карл V просит бабла на абсолютно демократические выборы императора Германской нации (дабы противодействовать спам-атакам русских хакеров, по-видимому) у Якоба Фуггера, главы Аугсбургского банкирского дома Фуггеров. Для понимания - Якоб Фуггер, если попробовать провести аналогии на современные мерки, мог взмахом пера не особо напрягаясь купить всю Саудовскую Аравию с Кувейтом и Катаром, и еще бы на Бахрейн хватило. Чтобы было еще понятнее - этот человек отказался от всех титулов, которые ему предлагали Габсбурги, и при этом все Габсбурги ползали у него в коленях. Он даже папу Льва X смог убедить выпустить буллу Inter Muliplices, где своевременная оплата кредитов и процентов по ним приравнивалась к индульгенции перед Господом, а так же говорилось, что взымать проценты при кредите - не есть святотатство, и вполне можно делать и добрым христианам.
george_rooke: (Default)
Поскольку выходные кончаются - последний пост про Балтику, и дальше уже выкладывать по этой теме буду мало, все прочитаете в книге.

Тайный Совет быстро признал Кристиана королем Швеции в обмен на обещание датчанина, что тот будет действовать и править милостиво.
Сопротивление оказала только вдова Стена Стуре, Кристина, которая навербовала наемников в Польше и Данциге, и заперлась в Стокгольмском замке. Войска датчан и Кристины встретились у Упсалы, и после упорного сражения Кристина была разбита, и в сентябре остатки Стокольмского гарнизона капитулировали.
Кристиан стал королем, и этим решили воспользоваться Тролле, чтобы свести счеты со своими противниками. 4 ноября 1520 года Кристиан был коронован в Стокгольмском соборе, и короновал его восстановленный в правах Густав Тролле.
7 ноября, присутствии членов Тайного Совета и короля была зачитана жалоба архиепископа, в которой Тролле просил справедливости относительно «покойного еретика Стена и его приспешников» (на Стуре и Швецию после смещения архиепископа Тролле наложили интердикт). Прегрешения Стуре против церкви в жалобе объявлялись ересью, причем в качестве доказательства приводилась булла папы Льва X, выданная датскому королю, соответственно король Кристиан дал слово еретикам, а оно не имеет силы. Тогда встала вдова Стуре, Кристина, которая заявила, что вообще все здесь находящиеся, кроме Кристиана и Тролле, подписывали документ, который отчуждал от Густава сан архиепископа. Но этим самым она не оправдала действия Тайного Совета, а наоборот – просто добавила их членов в число обвиняемых. И новый король дал ясно понять всем, что амнистировать он тут не вправе, ведь он – светская власть, а Тролле выступает с позиции церкви. Схвачено было довольно много народу, поскольку высшая знать королевства съехалась на коронацию Кристиана, предполагалось много пиров, турниров, светских раутов. И вот теперь часть дворян был внезапно схвачена и препровождена в тюрьму архиепископства.
Как и следовало ожидать, Тролле попросил отдать всех обвиняемых на суд церкви, был проведен допрос на церковном суде, возглавлявшемся самим архиепископом, в присутствии короля. Вскоре был вынесен приговор. В приговоре устанавливалось, что подсудимые отказались признать свое отлучение от церкви и поклялись, что архиепископ «никогда больше не получит свободы и своей церкви». Их «нечестивый союз» был со всей очевидностью направлен против римской церкви, и на основании этого церковный суд вынес свое решение: виновны в явной ереси. Такой приговор, согласно каноническому праву, распространялся также на сторонников осужденных.
Таким образом, церковь осудила «заблудших», но приводить приговор в исполнение могла только светская власть, которую представлял Кристиан II. При этом вынесла приговор церковь – умерщвление путем сжигания. Согласно каноническому праву Кристиан II не имел права пересматривать постановление от духовного суда. Но была ли ограниченная группа священников действительно церковным судом или нет – это был вопрос дискуссионный. Кристиан одно знал абсолютно точно – если он откажется выполнять решения архиепископа – проблемы уже возникнут у него, а не у сторонников дома Стуре.
Естественно, он просто умыл руки, и решил выполнить постановления Тролле в полном объеме. Более того, Кристиан, пользуясь случаем, вписал в списки осужденных несколько человек, которых он считал своими личными врагами. Среди прочих в числе осужденных были епископы Маттианс и Винсент. Казнить епископов Кристиан права не имел, то была прерогатива Рима. Но Маттиас и Винсент были для него бельмом на глазу, ибо чуть ранее они обвинили его в ограблении каноника Арчимбольда, который с позволения Стуре продавал в Германии индульгенции, был задержан в Дании, когда возвращался в Швецию, и все деньги у него были конфискованы датским королем, и пущены на подготовку к вторжению. Именно поэтому участь епископов была предрешена заранее.
Казни начались утром, 8 ноября 1520 года, на главной площади, под свист, улюлюканье и радость горожан. Да не удивит это всех, но Стокгольм в то время был больше немецким городом, чем шведским, и проживающие в нем никакой шведской идентичности или национального единения не испытывали.
Первыми взошли на эшафот епископы Маттиас и Винсент, которым отсекли головы мечом. После чего 15 дворян – сторонников Стуре, были подвержены такой же казни. Мэр и олдермен Стокгольма чести погибнуть от меча не удостоились, и были повешены. Далее происходили казни менее значимых персонажей. 10 ноября в Седермальме был сложен большой костер, где тела казненных сожгли. В тот же костер бросили выкопанное из могилы тело Стена Стуре. Всего было убито 82 человека. Вдова Стуре, Кристина Юлленшерна, была брошена в тюрьму; Кристиан объявил ее «мертвой при жизни».
При этом Кристиан сделал ход конем – чтобы совсем уж обелить себя в этой ситуации, он написал письмо папе Льву X, что в погребе Стокгольмского замка были обнаружены большие запасы пороха, и без сомнения сторонники Стуре хотели произвести взрыв, и убить и его, нового короля, и архиепископа.
Все имущество убитых было конфисковано в пользу Кристиана.

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 10:47 am
Powered by Dreamwidth Studios